Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


фотоВечером мы шли с работы и прямо на дороге валялась жестянка из-под пива.

 - Раньше бы отбросил в сторону, а сейчас, пожалуй, обойду стороной, - заметил кто-то из друзей.

И мы обошли эту несчастную банку из-под пива! Потому что в Витебске такие недавно взорвались. Не то чтобы мы испугались банки, но все же поостереглись, и это не смешно… Взрывы в Витебске не называют терактами, но и без того заметно: витебляне напуганы, правоохранительные органы растеряны. Взрывчатка в Беларуси применялась и раньше. Когда мы решили собрать все случаи, оказалось, что в тихой Беларуси взрывались газопроводы и даже здания судов, а граната, брошенная на территорию российского посольства? Но в Витебске впервые взрывы были направлены против случайных людей. «Комсомолка» попыталась собрать все осколки от взрывов, которые прозвучали в Беларуси.

Что и где взрывалось в Беларуси?

• Первым белорусским террористом был Иван Петрович Пулихов, 27 января 1906 года бросивший бомбу под ноги минскому губернатору Курлову и полицмейстеру Норову, когда они выходили из церкви. Бомба не взорвалась. Пулихов был повешен во дворе минской тюрьмы. Именем террориста названа улица в Минске.

• Во время фашистской оккупации шедевром террора по отношению к фашистам стал взрыв гауляйтера Беларуси Вильгельма Кубэ. Самый охраняемый на то время человек в Беларуси был взорван миной в своей постели. Причем его жена, спавшая рядом, не пострадала. Исполнителям взрыва удалось благополучно скрыться. По этим событиям снят фильм «Часы остановились в полночь».

• В независимой Беларуси первым случаем применения взрывчатки, получившим большую известность, стало убийство Валерия Шелаева, известного в криминальной среде под кличкой Шалай. Он был взорван в Минске в своем автомобиле около универсама «Рига» 19 июня 1996 года.

11 июля 1996 года некто Александр Зюльков, угрожая самодельным взрывным устройством, взял в заложники 15 детей в столичном детском саду №511. Зюльков выдвинул требования: встреча с генпрокурором и российским телевидением. Взрывное устройство находилось в дипломате, который террорист держал в руке, и было рассчитано на срабатывание при разгибе пальца руки. То есть при потере над собой контроля Зюльков приводил в действие взрывное устройство. Те, кто освобождал детей, об этом не знали. После переговоров с Зюльковым удалось освободить детей и было принято решение о его ликвидации. Бойцом подразделения МВД «Алмаз» Зюльков был смертельно ранен двумя выстрелами в голову, и лишь недоработка конструкции взрывного устройства предотвратила трагедию.

Пик взрывов пришелся на 1997 год. Тогда впервые заявила о себе так называемая «Белорусская освободительная армия». Эта организация взяла ответственность за следующие теракты: 28 апреля 1997 г. - взрыв на газокомпрессорной станции Крупки в Минской области. 30 апреля 1997 г. - взрыв на газопроводе Торжок - Минск - Ивацевичи неподалеку от городка Узда Минской области. 10 сентября 1997 г. - взрывом повреждены здания судов Советского района Минска, Минского района и Заславля. Взрывное устройство мощностью 400 граммов тротилового эквивалента было помещено в вентиляционную шахту на уровне первого этажа, сработало в 5.50 утра, пробив в стене здания дыру диаметром примерно метр. Взрыв сильно повредил судебный архив. В то время в обоих судах не намечалось слушание дел. Во всех этих происшествиях человеческих жертв не было и организаторы взрывов не найдены. Заявления, в котором «Белорусская освободительная армия» брала на себя ответственность за взрывы, поступали в СМИ, как обычно, уже после терактов. Больше эта организация о себе не заявляла.

1 октября 1997 года в Могилеве в подъезде своего дома с помощью радиоуправляемого устройства взорван председатель государственного контроля по Могилевской области Евгений Миколуцкий.

3 апреля 1998 г. Григорий Бенчук перед резиденцией президента, угрожая подорвать себя самодельным безоболочечным взрывным устройством из 370 граммов тротила, требовал пропустить его на прием к президенту. «Террорист» был задержан, признан страдающим психическим расстройством и направлен на принудительное лечение.

30 мая 2001 года в Минске за день до встречи президентов стран СНГ в 23.37 на территории российского посольства в Минске взорвалась брошенная через забор граната РГД-5. На месте взрыва осталась воронка диаметром 17 см да следы осколков на стене забора. Пострадавших не было. Встреча президентов прошла без происшествий. Организаторы взрыва не найдены.

14 сентября и 22 сентября 2005 года в центре Витебска прогремели два взрыва. В обоих случаях взрывное устройство (типа пивной банки) было «напичкано» гайками-шурупами и спрятано в цветочной клумбе. Первый взрыв прогремел на остановке общественного транспорта, второй - в месте, где тусуется молодежь. Ближайшие административные здания или жилые дома - в 100 метрах от взрыва. Судя по этим признакам, взрыв планировался в отношении случайных людей. Ранено около 50 человек. Во всех областных центрах усилены меры безопасности. По примеру Минска на центральных улицах устанавливается система видеонаблюдения. Министр МВД Владимир Наумов отметил, что вероятнее всего взрывы организовал человек, который «не совсем отвечает за свои поступки», то есть психически больной.

ОТКУДА ВЗРЫВЧАТКА?

Из леса вестимо!

В Беларуси довольно просто найти компоненты для мощного взрывного устройства. После второй мировой войны неразорвавшиеся бомбы, мины и снаряды стали одним из полезных ископаемых. Особенно много "эха войны" в Витебской области, где в 1944 году началась операция “Багратион” по освобождению Беларуси. На местах боев не один десяток лет копаются следопыты, а некоторые местные жители раскопками зарабатывают на жизнь. Награды, предметы амуниции и оружие, которое за 60 лет нахождения в земле уже нормально стрелять не может, но имеет историческую ценность, пользуются спросом у коллекционеров. А попутно залегающие боеприпасы ценятся у любителей браконьерской рыбалки для глушения рыбы и среди бандитов. Браконьеры готовы выложить от 30 до 50 долларов за 200-граммовую тротиловую шашку. Даже после работы саперов земля преподносит множество сюрпризов военного времени. Разминируется только поверхностный слой земли глубиной около 50 см, а взрывоопасные предметы могут находиться на глубине до двух метров. Земля со временем выталкивает эти предметы, и на разминированной территории через несколько лет могут вновь появиться мины и снаряды. Добывание взрывчатки из старых боеприпасов - опасное занятие. Невозможно предсказать, насколько изменилось от времени состояние взрывного механизма. Ровно год назад вдруг были срочно эвакуированы жители одного из домов в Могилеве. Люди бросали домашние дела, выходили на улицу, проклиная шутников, “заминировавших” их дом. В подвале дома саперы обнаружили полтора килограмма тротила и два минометных детонатора. Тротил принадлежал мужчине, жившему на первом этаже этого дома. Месяц назад он погиб, подорвавшись на мине в Чаусском районе. Следствием было установлено, что бедняга долгие годы промышлял “черным копателем” - собирал по лесам оставшиеся с войны снаряды и мины, выплавлял из них взрывчатку. Если бы, не дай Бог, тротил в подвале детонировал, девятиэтажка рухнула бы, как карточный домик.

В Интернете легко найти советы по сборке взрывных устройств из подручных материалов. Но, прочитав такой совет, следует посетить и форум. А там будут рассказы инвалидов, которые уже попытались собрать такое устройство. По мнению специалистов, верить таким советам из Интернета просто глупо. К примеру, если пользоваться тамошними рецептами, опыты по приготовлению инициирующих взрывчатых веществ (которые используются в детонаторах) в 100% прервутся взрывом.

ВАЖНО ЗНАТЬ

Как защититься от взрывов в общественных местах?

Как сказал «Комсомолке» специалист одного из белорусских антитеррористических подразделений, в общественных местах следует обращать внимание на любые предметы, которых там не должно находиться. Самое же простое и эффективное решение - при малейшем подозрении просто отойти от опасного места и сообщить в милицию. Возможно, ваше сообщение спасет жизни.

ИСПЫТАНО НА СЕБЕ

Как мы «минировали» сквер Дзержинского

А что, собственно, изменилось после витебских взрывов? Да, еще пару дней после происшествия было много тревожных звонков в милицию от бдительных граждан, мол, заметили на улице или в подъезде дома бесхозные сумки - боимся как бы не взорвалось. А что сегодня? В четверг в 14.30, надев белые хозяйственные перчатки, чтобы не оставлять следов на муляже взрывного устройства типа тех, что были использованы в Витебске (в моем случае это была банка с пивом), я, не торопясь, стал закапывать ее в цветочной клумбе около станции метро “Немига” у выхода на проспект Победителей. Это одно из самых популярных в Минске мест, где назначают встречи. Рядом проходит дорога, по которой президент ежедневно ездит на работу и обратно.

Присев на мраморный парапет клумбы, я выкопал совочком ямку, положил в нее банку с пивом и, не спеша, закопал ее, замаскировав следы копания. Недалеко стояло несколько человек, скорее всего, у них была назначена встреча в этом месте. Один равнодушно скользнул по мне взглядом. НИКТО не придал значения тому, что я копался в клумбе. Закопав банку с пивом, я спокойно отошел на несколько десятков метров и стал ждать. Прошло несколько минут. Я вернулся и спокойно вновь стал рыться в клумбе. Оставлять банку с пивом было жалко.

На следующий день я усложнил задачу, решив “заминировать” клумбу напротив здания КГБ. Время выбрал 9.10 утра, когда все сотрудники должны быть на месте в кабинетах, окна которых выходят на центральный проспект столицы. Дождался, когда мимо меня будет проходить больше прохожих, и принялся копаться. Напрасно я беспокоился, что меня возьмут под руки два добрых молодца в штатском. Мне никто не мешал неспешно копаться в клумбе, зарывая туда банку с пивом. Все просто шли мимо. В Минске все спокойно. Как было спокойно в Витебске…

Василий СЕМАШКО