Общество


17-летняя Маша Шульская четыре года назад переехала с семьей в Беларусь из Украины. Осели в деревне Липово Кобринского района. Места живописные, но полузабытые — на все село один продмаг, и тот закрыт. Подросток здесь — такое же редкое явление, как пармезан в автолавке. Поэтому, пока ее ровесники из агрогородков и райцентров замазывали тональником пубертатные прыщи перед дискотеками в местных клубах, Маша учила русский по любовным романам и криминальному чтиву, ловила интернет по чердакам, а вечерами изучала белорусский язык и мифологию. Эта девочка, может, и не знает, кто победил на последнем версусе, но легко расскажет, чем белорусский божок Ох отличается от духа огня Жижа, кто такой Лазник и как выглядят Шатаны.

Фото: Станислав Коршунов

В Липово с трассы М10 ведет узкая грунтовка. На востоке деревню огибает желтое море цветущего рапса, на западе — распаханное поле, на юге — лес. Идеальное место для расселения богов древнебелорусского пантеона. Защитник диких животных Тур с удовольствием облюбовал бы местные чащи на пару с царем птиц Куком. Божку плодородия Спорышу пришлись бы по вкусу колхозные поля. А в полуразрушенном доме на центральной улице Советской хватило бы места для злого духа Меши. С виду он страшный: черный, косматый зверь, — но для человека безвредный. Разве что напугать может.

На окраине бурлящего мифами Липово живет 17-летняя Маша. Ее старенький деревянный дом выходит окнами на устланный ковром из одуванчиков палисадник, который зеленая полоска травы отделяет от такого же желтого рапсового поля. Комнат в доме всего две: кухня и спальня. На плите закипает чайник, на столе лежит открытая тетрадка с рисунками:

— Это нарисовала кофе, сажей из печи и тушью зеленой, — показывает Маша на изображение девушки-нимфы. — У меня дома красок не было, и рисовала чем Бог послал. Я сегодня варенье варила из одуванчиков. На вкус как мед. Будешь?

Фото: Станислав Коршунов

Деревня стариков

Маша родилась в городе Березовка Одесской области Украины. Мама — украинка, папа — белорус. Когда девочке было 13 лет, родители решили переехать на малую родину главы семьи — в Пружанский район. Там они прожили год, а затем купили дом в Липово — и вновь переехали. Школы в деревне не было — учеников забирали автобусом и отвозили в агрогородок Городец.

— Ужасный год был. Первое время был шок, что мы переехали в деревню, где нет ничего. Даже магазина. В Липово, кроме меня и мальчика на год младше, из детей никого нет. Одни старики. Одна ходила в лес гулять. Весь его теперь знаю.

Девятый класс Маша проучилась в городецкой школе. Все свободное время она проводила за уроками и книгами — больше делать в Липово было нечего. Хотелось, конечно, в интернете полазить, но в ее доме сигнал есть только в двух местах:

— Вот в этом углу, — указывает девушка на диван в кухне, — и на чердаке. Бывает, лажу туда с ноутбуком.

Фото: Станислав Коршунов

Поэтому время, которые ее сверстники тратили на сериалы и стримы, Маша проводила за книгами:

— Брала книги у знакомых родителей. Они что-то выкидывали, а я себе забирала. Выбора не было, поэтому читала все: от женских романов, которые ненавижу, до воровских.

— Что самое трешевое ты прочитала за это время?

— «Я вор». Это про зону. Про мужика, который стал смотрящим по России, как воровал, убивал, жил в тюрьме. Про паханов…

Обучение в белорусской школе было на русском языке. Для Маши, которая выросла в украиноязычном окружении, адаптироваться к новым языковым реалиям было сложно.

Фото: Станислав Коршунов

— Я на русском умела читать, но вообще не говорила. Мне для того, чтобы что-то сказать, нужно было сначала в голове продумать целое предложение. Как-то на уроке что-то спрашивают, а я не могу ответить: знаю, как это на украинском, а на русском — нет. Стояла и молчала. Первое время уроки делать было сложно — ошибок было немерено. Сейчас уже привыкла.

В городецкой школе Маша также начала углубленно изучать белорусский язык и белорусский фольклор.

— Я увлекаюсь мифологией. Вот, — показывает Маша на кружку с изображением древнего божества с головой шакала и телом человека. — Это мой любимый бог — Анубис. Мифология — это мое хобби. Про украинских богов я все знала. Там я приходила в библиотеку, просила дать мне сборник мифов — и мне давали книгу с информацией и иллюстрациями. Тут я пришла в библиотеку — и мне дали книгу с мелким шрифтом. Я полистала и отдала обратно. Полазила по интернету, но подробных описаний не нашла. Мне стало интересно.

«Подходили люди, предлагали продать книгу»

После 9-го класса девушка поступила в кобринский колледж на специальность «художник-оформитель». Там она свое увлечение не забросила. Наоборот — углубилась в изучение белорусской мифологии, появились даже свои любимые герои.

— Вот Купальский дедок, например. Это добрый лесной дух, который в Купальскую ночь собирает листья папоротника. Если его встретить, нужно разостлать перед ним белую скатерть — и он бросит на нее один цветок. Нужно надрезать ладонь правой руки и положить цветок под кожу. Тогда волшебная сила перейдет к тебе.

Фото: Станислав Коршунов

Именно во время обучения в колледже Маше пришла мысль оформить белорусскоязычный букварь с мифическими персонажами.

— Я начудила в колледже, надо было закрыть свои «косяки». Вот и решила написать книгу, — смеется Маша. — Пошла в библиотеку, взяла литературу, выбрала персонажей и продумала, как их изобразить. Выбирала самых необычных героев. Но не на все буквы были персонажи. Например, «ф» проиллюстрировали словом «фальклор».

Машу поддержали преподаватели и библиотекарь. С их помощью за несколько месяцев все страницы будущего «Буквара Дамавухі» были готовы. Тогда девушка сама изучила программу-иллюстратор и подготовила макет книги.

Сейчас букварь уже отпечатан, но всего в 10 экземплярах: глянцевые страницы, переплет — пластиковой пружиной. Как признается девушка, можно было выпустить и бо́льшим тиражом, но не хватило бюджета.

Фото: Станислав Коршунов

Букварь Маши стал призером областного этапа конкурса «100 идей для Беларуси». Кроме этого, она его представляла на выставке «БелЭкспо».

— Ко мне на выставке подходили люди, предлагали продать книгу. Но нельзя — она же нигде не зарегистрирована, — рассказала девушка.

Пока «Буквар Дамавухі» хранится в 10 печатных экземплярах и в компьютере Маши. В перспективе девушка хочет издать его большим тиражом, но пока не знает как. Возможно, отправит заявку на одну из краудфандинговых платформ.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-40%
-10%
-20%
-25%
-50%
-30%
-20%
-50%
-40%
-20%
0061324