/ /

Кривичи — городской поселок в Мядельском районе. За высоким забором тут находится Кривичское специальное лечебно-воспитательное профтехучилище закрытого типа. Здешние воспитанники — мальчишки 12−17 лет. История у каждого из них своя, похожи лишь статьи, по которым они сюда попали. В основном — хулиганство.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Педагог-психолог Анатолий Красневич в мастерской по ремонту автомобилей. Стоимость проекта 65 тысяч евро. Проект был реализован посольством Республики Польша в Республике Беларусь, молодежной религиозной миссией «Чистое сердце».

«Большая часть ребят состоят на учете у нарколога»

— Таких учреждений, как наше, в Беларуси всего четыре, — знакомит с училищем педагог-психолог Анатолий Красневич. — Два в Могилеве, одно для девочек в Петрикове и мы. В отличие от колоний мы подчиняемся Министерству образования.

В коридорах тишина — мальчишки пока на занятиях. Тут они не только отбывают наказание, но и учатся. Сейчас в училище 80 воспитанников. Попадают сюда за «административку», кражи, мошенничество, угоны. Основная статья — хулиганство.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Сергей Рудый, замминистра образования, глава католической церкви в Беларуси Тадеуш Кондрусевич и Михал Хаброс, временный поверенный в делах Польши в Беларуси.

— Принимать мы можем ребят от 11 до 18 лет, но самые младшие сейчас 12-летки, — описывает воспитанников директор Андрей Дубаневич. — Учреждение у нас лечебно-воспитательное, поэтому большая часть ребят состоят на учете у нарколога. Есть наркоманы и потребители спайсов.

Пятница, 27 апреля, день для воспитанников не самый привычный. В училище гости, у гостей — подарок. В подарок — мастерская по ремонту автомобилей.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
На вопрос, почему подарок именно такой, Михал Хаброс отвечает: «Во-первых, это то, что интересует воспитанников школы. Во-вторых, то, что нужно таким местам, как Кривичи. Здесь много автомобилей, а возможность их обслуживания ограничена».

— Этот проект профинансирован на средства польской помощи. Его стоимость 65 тысяч евро, — рассказал Михал Хаброс, временный поверенный в делах Польши в Беларуси.

Отучившись в мастерской, ребята смогут получить «корочку» слесаря-ремонтника второго разряда.

«Шучу: если б в мою бытность были такие строгие законы, мы с друзьями тоже попали бы в Кривичи»

Пообщаться с мальчишками нельзя — родители большинства из них против. О жизни детей в учреждении рассказал Анатолий Красневич.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Воспитанники попадают к нам из разных семей, — знакомит с ребятами педагог-психолог. — Есть те, у кого родители — управляющие банками, и те, кто только у нас впервые видит чистую постель, ест пять раз в день. Часто ребенок приезжает к нам — и у него шок. Почему? Представьте, его посадили в приемник-распределитель, привозят сюда, тут — КПП, он его проходит — а здесь ребята в футбол играют. И он такой: «Оба-на!».

Через день одному из мальчишек домой возвращаться, а он волнуется. Ему 18, он видит, что там никому не нужен. А тут он учится, сыт, спокойно спит. Я как психолог читаю письма, которые пишут ребята. У многих из тех, кто собирается уходить, страх. Они боятся снова попасть в компанию, не знают, что их ждет.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— А какое письмо вас больше всего тронуло?

— Грустно бывает от другого, когда ребенок пишет маме, а в ответ ничего. А он подходит ко мне и спрашивает: «Есть что-нибудь?». А я: «Почту приносят после обеда». А после обеда я его отвлекаю, давай рисовать новое письмо. Хотя понимаю: все эти письма в никуда.

Что в письмах? Разное. Одни просят дорогие кроссовки, другие радуются, что собачка щенят привела.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Какие они, ваши воспитанники?

— В первую очередь они подростки. Я иногда шучу: если бы в мою бытность были такие строгие законы, мы с друзьями тоже попали бы в Кривичи. У нас ведь как: три протокола за год — и человека к нам.

Был у нас мальчишка из Брестской области. Выпил пива, попался участковому — штраф. А потом ехал на мотоцикле, его остановила ГАИ. И понеслось — выпивший, езда без шлема, нет техосмотра… В общем, сразу семь протоколов за ночь.

А парень хороший, приехал к нам на восемь месяцев, а у него такая депрессия. Сидит, в окно смотрит. Мы с коллегами посоветовались и заняли его на хоздворе. Он деревенский, у него получается, его хвалят. В конце срока говорю: «Так ты, может, останешься?» А он плечами пожимает, ему уже и интересно.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

А вообще, воспитанники разные. Есть те, кто учится на «7», «8». Из кадетских классов ребята. И все у них вроде бы в порядке, но с компанией не повезло. Спросишь у такого: а ты почему здесь? Он: «Карма».

«Героем труда у нас пока еще никто не стал, зато в прошлом году четверо ребят сдали ЦТ»

— На какой срок дети попадают в училище?

— Не более двух лет либо до совершеннолетия. Случалось, воспитанник попал к нам, а через 15 дней ему исполнилось 18, и все — он свободен.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Мальчишки за это время меняются?

— Перевоспитание — это педагогическая иллюзия. Если человек 16 лет жил в одной среде, а потом оказывается в другой, полностью он уже не изменится. Но поймет: можно жить и по-другому. Наша задача его верно направить. Когда только устроился сюда на работу, к нам приехал Ромка из Барановичей. Отец у него сидел, а он папу полностью копирует. Сам крепкий, неформальный авторитет. Побыл у нас, выводы сделал, закон больше не нарушает.

— Откуда вы знаете?

— Когда к нам дети из Барановичей приходят, спрашиваю: «Знаете такого Ромку?» Нет, отвечают, нет такого авторитета на районе. Значит, живет Ромка спокойной жизнью, работает, женился уже, наверное.

— Есть воспитанники, которыми гордитесь?

— Многие радуются: вот я работал с этим ребенком, и он стал успешным. У меня не так. Пусть даже этот парень простой строитель, таскает кирпичи, если он счастлив, я за него рад. Как-то я был в похожем училище в Могилеве. Заведению лет 20, а на Доске почета всего пять фотографий воспитанников. Наше училище существует с 2008 года. Героев труда пока еще не вырастили, зато в прошлом году четверо ребят сдали ЦТ и поступили в колледжи.

— Серьезно?

— Да, они захотели, мы оформили нужные документы в КДН, а затем с соцпедагогами возили их на тестирование.

— И как сдали?

— Для колледжа хватило. Позже мы подали документы в суд, чтобы ребят досрочно освободили. Основания у них имелись: полсрока они уже пробыли, дисциплину не нарушали, учебный процесс осваивали нормально и учиться по конкурсу прошли. Есть воспитанники, за которых мы сами готовы ходатайствовать о досрочном освобождении. Например, Тарасик из Волковыска. Он украл велосипед, но мальчишка управляемый. Родители настроены позитивно.

«Денег нет, вы увозили, вы и привозите»

— Многие повторно возвращаются?

— Бывает, дети ведь тоже хитрить умеют. Вот был у нас хлопец, когда его осудили, ему в лицее два месяца оставалось доучиться — и все, специальность получил, можно работать. Мы с ним перед завершением срока разговариваем, он мне: «Я твердо решил снова подать заявление и учиться». Я: «Зачем?» Он: «Так еще три года можно жить, получать стипендию». С такими тоже нужно работать, мотивировать их.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Как?

— По-разному, можно и напугать, — не сдерживает улыбки собеседник.

— Родители часто навещают таких детей?

— Если нет нарушений, на каникулы (до двух недель) воспитанник может и сам поехать домой. А родители, как и дети, всякие встречаются. Бывает, взрослые приезжают, навещают. А потом ребенка досматривают, а у него сигареты, спички, запрещенные предметы. Если мальчишка домашний, когда заканчивается срок пребывания, его родители должны забрать. Мы заранее созваниваемся с мамой или отцом, а они: «Денег нет, вы увозили, вы и привозите». Но есть, конечно, и те, кто всеми силами борется за ребенка. Хотя я не считаю такую борьбу подвигом. Это нормальная реакция человека отстаивать своего близкого.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-20%
-80%
-10%
-10%
-10%
-20%
-20%
-25%
0063042