/

В пятницу, 27 апреля, десять матерей осужденных по статье 328 УК РБ (Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов) объявили голодовку. Требований у них немного: «Чтобы их услышали» и встретиться с президентом.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Самой молодой участнице голодовки — 22 года, это жена осужденного. Самой пожилой — 72, в местах лишения свободы находится ее внук. Тех, кто присоединился к голодовке, 10 человек. Шесть из них находятся в квартире в Калинковичах, четыре — под Минском. Они уверены, что к ним присоединится больше людей.

— Наши родственники находятся на строгом режиме, свидание с ними положено раз в четыре месяца, — проясняет ситуацию Татьяна Каневская, мама осужденного, которая и придумала эту акцию. — У многих день, в который мы начинаем эту акцию, совпал с днем встречи. Они хотят посетить родных и после присоединятся к нам.

Татьяна Каневская из Гомеля. Ее сын Александр осужден за наркотики на пять лет. Изначально провести голодовку она хотела в родном городе и обратилась за помощью в горисполком.

— Там собрали круглый стол, — продолжает Татьяна. — Были зампредседателя горисполкома, главный прокурор Гомеля, представитель милиции и КГБ. Они рассказывали, как проходят такие мероприятия: что я должна сделать, что не должна. Мы побеседовали, но в итоге меня предупредили: в проведении акции откажут. Это было устно, и тогда я подала официальную бумагу.

Отказ пришел и письменно, но маму это не остановило.

— В приватной беседе с милиционером я спросила, могу ли я провести акцию в частном доме, — говорит Татьяна. — Он ответил: это ваша территория, но вы не имеете права вешать плакаты, призывающие к действию, или кричать какие-то лозунги.

Так участники акции решили собраться у кого-нибудь дома и голодать здесь.

Накануне, в четверг, на работе Татьяну «культурно попросили» написать заявление на увольнение.

— Я соцработник, — рассказывает о себе женщина. — Сегодня (26 апреля. — Прим. TUT.BY) меня вызвали в райисполком, где сказали: ваше мероприятие не может совмещаться с вашей работой. Разговор был очень деликатный, и мне пообещали, как только голодовка закончится, я смогу восстановиться.

Сколько продлится акция, Татьяна не знает. Мероприятие пока заявляют как бессрочное, требований у голодающих три: встретиться с президентом, создать комиссию, которая бы занялась пересмотром дел по статье 328, смягчить статью 328.

— В «Матчынам рухе» я уже два года, — поясняет свой поступок Татьяна. — Все эти два года мы пытались мирно изменить 328-ю статью — собирались на круглые столы, встречались с депутатами. Нам обещали смягчение, но дни идут, а ничего не происходит. Эта акция для нас очень тяжелый шаг, это шаг отчаяния.

О голодовке участники акции предупредили Администрацию президента.

— В понедельник утром (23 апреля. — Прим. TUT.BY) я отправила электронное обращение, просила лично встретиться с Александром Григорьевичем, — рассказывает собеседница. — Такое же письмо отправила и в бумажном варианте. Сегодня (26 апреля. — Прим. TUT.BY) Жигарь Лариса и Елена Кузнецова снова ходили в Администрацию и отдали еще одно такое обращение.

Кроме того, говорит Татьяна, со вторника «наши девочки» из Могилева, Витебска, Гродно, Гомеля, Минска, Лиды, Марьиной Горки отнесли в прокуратуру, обл-, рай- и горисполкомы бумаги, в которых сказано: «27 апреля, мы, матери-328, незаконно осужденных, выходим на голодовку».

— Мы очень хотим, чтобы нас услышали, ведь требования, которые мы предъявляем, вообще несложные, — завершает беседу Татьяна.

Напомним, ответственность за наркотики была ужесточена в Беларуси в конце 2014 года. Следственный комитет оперирует такими данными по количеству зарегистрированных преступлений, связанных с наркотиками: в 2014 году их было 7193, в 2015-м — 7051, в 2016-м — 6041, в 2017-м — 5068.