Общество


Сколько нужно дней, чтобы сделать самолет? А сколько краски, чтобы его покрасить? Свежепостроенный Embraer в новой ливрее «Белавиа» прилетел в Минск через Атлантику, а TUT.BY побывал на авиационном заводе в Бразилии, на другой стороне планеты.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Один из цехов завода «Эмбраер», Сан-Паулу, Бразилия

Большой секрет на краю Сан-Жозе-дус-Кампус

Главный офис компании Embraer расположен в городе Сан-Жозе-дус-Кампус. До столицы штата Сан-Паулу отсюда около сотни километров.

В Сан-Жозе-дус-Кампус производят самые популярные в мире пассажирские региональные самолеты. По величине бразильский завод Embraer уступает авиастроительным гигантам Airbus и Boeing и соотносим с канадской компанией Bombardier, которую в последние годы опережает. Так, в 2016 году Embraer поставил на рынок 108 самолетов (без учета бизнес-джетов), а в 2017 — 101. У канадского Bombardier — на два и три десятка меньше.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Ангар, где стоят самолеты, готовые к тому, что их скоро заберет заказчик. В одном ангаре с самолетом «Белавиа» отлета на новое место дожидались самолеты крупных авиакомпаний — KLM, Delta, Alaska

После Второй мировой в Сан-Жозе-дус-Кампус стали развиваться компании, связанные с авиационной отраслью, а значит, с высокими технологиями. В городе есть Центр авиационной техники и Технологический институт аэронавтики. Сейчас это один из самых прогрессивных городов Бразилии, жить здесь безопаснее, чем во многих других городах страны.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Сан-Жозе-дус-Кампус вечером

Авиация дает работу жителям агломерации Сан-Жозе-дус-Кампус. Отсюда — около 10 тысяч работников завода Embraer, по всему миру у компании около 18 тысяч сотрудников.

Начинал Embraer с создания военной авиации. Военные самолеты в других бразильских филиалах завода производят и сейчас, но главная задача — именно крупные региональные самолеты.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

TUT.BY уже рассказывал, как в США делают самолеты Boeing. Там производство, за некоторым исключением, открыто для посторонних глаз. У бразильцев все иначе: основные цеха снимать нельзя, проносить в них фототехнику — строго запрещено.

— It is a big secret! (Это большой секрет. — Прим. TUT.BY) — то и дело восклицают сотрудники завода Embraer, когда проводят экскурсию. Один из ангаров срочно закрывают роллетами, когда понимают, что вряд ли получится скрыть от любопытных глаз то, что внутри.

Тысяча самолетов как на ладони

На самолетах, которые Embraer отдает заказчику, сегодня устанавливают систему AHEAD-PRO. С ее помощью можно видеть, какая ситуация на борту самолетов семейства E1 от момента взлета до посадки. Система стоит на 80% самолетов, которые ушли к заказчикам.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В сервисном центре Embraer в Сан-Жозе-дус-Кампус мониторят информацию с 1166 самолетов, подключенных к системе. Регистрационный номер самолета на зеленом прямоугольнике означает, что с воздушным судном все в порядке. Прямо сейчас на зеленом прямоугольнике мы видим Embraer «Белавиа», который летит из Минска в Астану.

Если прямоугольник «загорается» желтым — значит, такой самолет требует повышенного внимания к себе. Красная «карточка» — это сообщение о неисправности в самолете — такому в полет нельзя.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BYНа заводе уверяют, что система умеет сообщать даже о тех проблемах, которые на самолете только могут появиться. Это экономит время, и пилотам чуть позже не приходится отчитываться о поломке, а самолетам — простаивать.

На самолетах Embraer нового поколения E2 будут мониторить ситуацию и вовсе с момента раскрутки турбин. Обещают, что усовершенствованная система будет отслеживать около 80 тысяч параметров — это сделает полеты более безопасными.

На один самолет — 160 литров краски в пять слоев

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Площадь завода Embraer в этом уголке штата Сан-Паулу — 66 футбольных полей. Это целые улицы ангаров. Расстояния большие, так что работники передвигаются на миниавтобусах и велосипедах.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Рядом с одним из ангаров стоят небольшие самолеты. Нам объясняют, что Embraer использует шаттлы, чтобы летать между филиалами предприятия, разбросанными по стране.

В ангаре F-107/2 собирают фюзеляж — «тело» самолета. «Скелет» будущего Embraer со всех сторон укутан в строительные леса.

Этот цех — шумный, всюду висят предупреждения о том, что работникам тут следует находиться в наушниках. Иногда приходится защищать не только уши, но и глаза.

После того как фюзеляж собрали, его отправляют в другой ангар на покраску. Точно так же поступают с крыльями и другими элементами самолета.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Многие заводы красят самолеты только после сборки. Мы сначала красим, а потом отправляем в сборочный цех — этим моментом на заводе Embraer гордятся. — Такой подход позволяет на 30% сэкономить время. А значит — сэкономить деньги для компании.

На то, чтобы покрасить самолет, у завода Embraer уходит 160 литров краски. Ее наносят в пять слоев за пять дней. В покрасочном цехе, куда тоже не пускают фотографа, тяжелый запах. Тут признаются: вредное производство.

Ручная работа и помощь роботов

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
На переднем плане Embraer EMB120 Brasilia, на заднем — Embraer Legacy 500

На заводе Embraer работа идет в две смены пять дней в неделю, одна смена продолжается восемь часов.

В системном ангаре фюзеляж начиняют авионикой — электронными системами самолета. В среднем в одном в фюзеляже одного самолета Embraer прокладывают 45 километров различных кабелей. В самолете Embraer-195 их больше — около 60 километров. Логика такая: чем больше в самолете умных систем, тем больше кабелей нужно проложить для их связи.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В системном ангаре все операции самолет проходит за 12 дней.

Детали для каждого этапа сюда присылают в наборах — это позволяет не терять время на поиск нужной детали.

— Надо, чтобы в этих наборах, голубых контейнерах, после завершения операции ничего не осталось, — смеясь, подмечают простое правило сотрудники Embraer.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Запчасти на завод в Бразилии привозят из разных частей Европы и Америки.

— Сегодня нет смысла делать все самим. Есть ребята, у которых что-то получается лучше, — говорят здесь.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Например, двигатели в самолетах Embraer — от американского производителя Pratt & Whitney. Точно такие же использует на своих самолетах компания Airbus, с которой бразильцы конкурируют в нише региональных самолетов.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY


Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Панели для крыльев Embraer делают в Японии, сама структура крыла — разработка бразильцев.

Авиационное производство, несмотря на современные технологии, — во многом ручная работа. Но там, где можно, человеку помогают роботы. Например, на этапе соединения крыльев с фюзеляжем крыло перемещает специальная машина. Раньше это было дело рук десяти человек. Машине-роботу дали прозвище Майкл Джексон — за характерные поступательные движения, напоминающие походку поп-звезды.


Таймлапс — как делают самолет нового поколения Е-2. Видео: официальный канал Youtube завода Embraer

На заводе есть ангары для финальной доработки самолетов перед отправкой заказчику, если во время облета выяснились какие-то недостатки.

На рождение одного самолета у Embraer уходит 3−3,5 месяца, а в течение одного месяца завод успевает выпустить в свет восемь крылатых машин.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-40%
-20%
-20%
-50%
-15%
-20%