Общество


81-летняя Лидия Андреевна Чикита из Кобрина — у соседей на особом счету. Одни искренне желают ей поскорее съехать, другие ее уважают — но последних, будем честны, мало. Как ее только ни называли: в глаза — кошатница, в спину — ненормальная. Ее 80-летнего супруга тоже не жалуют: на Алексея Феодосьевича грозились вызвать милицию, гоняли из двора во двор и обещали «дать в морду». Они не спорят, на оскорбления не отвечают, угрозы пропускают мимо ушей — и каждый день несут резаную ливерку дворовым котам. В трех точках у них 50 подопечных котов, еще десять живут в квартире стариков. В месяц Лидия Андреевна из своей пенсии тратит на них 2 миллиона «старыми», миллион оставляет себе на коммуналку и еду. Она не герой, не жертва и не спаситель. Она — обычный человек, которого легко судить, сложнее — понять.

Фото: Станислав Коршунов

Пятница. Обед. Лидия Андреевна с Алексеем Феодосьевичем сидят на скамейке у своего подъезда. Рядом свора котов и белый полиэтиленовый пакет. Внутри еще один такой же — со стаканчиками из-под сметаны. В них расфасованы нарезанные квадратами кусочки ливерки, куриной колбасы и печеночного паштета. Там же аккуратно упакованы пустые стаканы из-под йогурта, бутылка молока, кошачий корм: «сухой» и «мокрый».

Бездомные коты Лидии Андреевны питаются лучше, чем она с мужем. Это не преувеличение. Когда бабушка приходит в магазин за очередной ливеркой, продавцы ее журят: мол, себе бы колбасы лучше купила, чем котам. Но Лидия Андреевна и Алексей Феодосьевич так не могут: сами «сидят» на яблоках и овощах, а мясо несут кошакам: 50 особей ждут кормежки на улице, еще 10 — дома. Домашних Лидия Андреевна брала к себе из больных: вылечила и оставила — как-то не смогла отнести обратно на улицу.

Фото: Станислав Коршунов

— Есть такое место в Библии: «Все, что делаете, делайте от души, как для Господа». Поэтому можно было бы, конечно, рыбу почистить, а им шелуху занести и дать, но я так не могу. Они у меня все сытые, красивые, ухоженные. Я сама не съем, а им дам, — говорит Лидия Андреевна и зовет кота, который вальяжно выползает из-под припаркованной машины. — Мурик, иди сюда. Кыса-кыса…

Мурик — крупный кот черно-белой раскраски — опасливо огляделся и подошел к подъезду, где бабушка положила для него несколько кубиков ливерки. За Муриком подтянулись и другие: три Рыжика, пепельно-серый Дымок, Мурка, Черныш. Мурка приболевшая, поэтому ей сегодня подают «мокрый» кошачий корм. Остальным — молоко, ливерку и паштет.

В неделю на котов у пенсионеров уходит 10 колечек ливерки, килограмм куриной колбасы, три килограмма паштета, полкило сухого кошачьего корма, пять с половиной литров молока. В общей сложности в месяц на корм они отдают около 200 рублей.

— Я старыми получаю 3 миллиона рублей пенсии, — вслух прикидывает Лидия Андреевна. — Мне хватает. Я уже старая. Через полтора месяца мне будет 82. Особо одежды мне не надо. Плохо, что поясница болит, нога. Ничего. Терпеть можно. Ну жалко мне их… Жалко… Ну вот я такая.

Фото: Станислав Коршунов

«Они ее травят, обзывают»

На кормежку Лидия Андреевна выходит каждое утро. С вечера порежет еду, расфасует по баночкам, расставит в пакете, а наутро будит мужа и начинает обход. Сначала покормит котов у своего подъезда. Все аккуратно: молоко бабушка наливает в пластиковую банку из-под йогурта, корм выкладывает на блюдце. Покормит, уберет за котами — будто их тут и не было — и идет дальше, к «китайской стене» — так местные называют двор длинной многоэтажки. Там ее ждут еще один Дымок, «чумазый» Маркиз, беременная Мурка, черный Феликс. На площадке у ларька-магазина бабушка расставляет те же баночки, мисочки, тарелочки. Мурка без оглядки спешит к молоку, а Дымок держится в стороне — боится чужих.

— Его другие коты бьют, обижают, — объясняет Лидия Андреевна.

Фото: Станислав Коршунов

Дверь ларька открывается и на ступеньки выходит продавец Наталья. Она — из тех немногих, которые поддерживают пожилых супругов.

— Они (жильцы соседнего дома. — Прим. TUT.BY) ее «травят», обзывают. Коты здесь мешают всем. Конечно, запах от них есть. Зимой они в подвалах прячутся — греются на батареях. Так требуют, чтобы заколотили единственное окно в подвал, чтобы коты туда не лезли.

По словам Натальи, ей коты не мешают:

— Мусора от них нет. Вы же видите: она покормила и все убрала, забрала с собой. Просто это коты. Они «метят». Поэтому людям и не нравится.

Дымок постепенно привыкает к нам и осторожно подходит к ливерке. За ним к блюдцам бежит Маркиз.

Фото: Станислав Коршунов

Третья точка маршрута — это площадка возле местного колледжа. Там обитает еще около 15 котов.

— Меня жена котами увлекла, — откровенничает Алексей Феодосьевич. — Когда ей стало тяжело ходить, она стала меня отправлять кормить. Они интересные. Есть ласковые, есть дикие… Не знаю, как с ними расстаться теперь.

— Ну, а як с ними расстаться?! Як?! Люди удивляются: коты меня встречают и провожают до перекрестка. Всегда. В любую погоду. Они самые настоящие верные друзья у меня, — вторит супруга.

Фото: Станислав Коршунов

«Что ты котов все кормишь, лучше себе купи»

Первые бездомные коты во дворе Лидии Андреевны — «брошенки», которых выставили за дверь бывшие хозяева. Животные были не стерилизованы, и популяция начала разрастаться. Свою лепту вносили и жители других районов, которые просто подкидывали под подъезд ненужных и нестерилизованных котят.

— Как-то машина приехала и оставила на улице пятерых котят. Вот что с ними делать было?! — негодует собеседница.

Фото: Станислав Коршунов

Соседи к увлечению пожилых супругов относятся сдержанно. По оценке Лидии Андреевны, из 80 квартир ее дома, хорошо если 20 к котам благосклонны, остальные охотно отказались бы от такого соседства. Жалобы стандартные: блохи, вонь в подвалах, весенние кошачьи вопли под окнами. Бабушка своих оппонентов не осуждает, но не знает, как решить проблему: на стерилизацию она и одного кота отнести не сможет — старенькая уже, забрать к себе домой тоже — там и так десяток обитает. Не кормить и бросить подыхать? Говорит, так не может:

— Меня люди осуждают, пальцам у виска крутят. Говорят: «Что ты котов все кормишь, лучше себе купи». Некоторые прогоняют, ругаются. А есть и те, кто говорит: «Андреевна, корми сколько угодно. Они же бездомные, несчастные. Они же не виноваты, что их повыбрасывали». Они меня понимают. Я их. Выйду, сяду с подругой на лавочку, разговоримся, а они все придут, сядут и слушают. Ну мы обычно про котов и говорим. И они сидят, пока я не уйду.

Фото: Станислав Коршунов

Главное — не утопить

Зоозащитники уверены: подкармливание во дворах — это, конечно, гуманно, но никак не решает проблему бездомных животных.

— Первое, что нужно делать — это стерилизовать, — рассказала TUT.BY член ООЗЖ «Эгида» Марина Локтионова. — Потом животное можно вернуть на то же место и дальше подкармливать.

По словам собеседницы, существенным прогрессом в решении данного вопроса было бы принятие мер о поголовной стерилизации беспородных животных.

— Когда будет штраф за то, что у тебя дома живет, например, нестерилизованная кошка, которая не представляет никакой племенной ценности, тогда люди найдут время и деньги на стерилизацию. А так это никогда не закончится. Ведь как коты попадают на улицу? У кого-то кошка погуляла, а что делать с котятами? Отнести куда-то и забыть. Главное — не утопить. Мы же добрые.

Фото: Станислав Коршунов

{banner_819}{banner_825}
-20%
-40%
-10%
-20%
-25%
-50%
-30%
-20%
-50%
-40%
-20%
0061324