Юрий Зиссер /

Белорусские медиа уже привыкли, что каждый раз за год-два до президентских выборов у государства почему-то возникает необходимость в очередном ужесточении отечественного закона о СМИ, который и без того является одним из самых жестких в мире.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юрий Зиссер, председатель общего собрания участников ООО «Тут Бай Медиа» и ООО «Надежные программы». Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Напомним, в большинстве стран мира регистрация СМИ отсутствует как таковая. ООН еще в 2003 году признала регистрацию печатных СМИ противоречащей свободе слова. Регистрация СМИ также противоречит статье 10 Европейской конвенции о защите прав человека.

Конечно, мы не Европа, нам их варварские законы не писаны, но все имеет свои пределы. Например, нигде в мире законы не диктуют собственникам медиа требования к квалификации и стажу главного редактора, форме собственности и по выбору занимаемого помещения. Это — вопросы собственника. Однако в нашем законе все эти и многие другие надуманные требования фигурируют применительно к СМИ, что ударит прежде всего по региональным и небольшим сайтам, работающим как ИП или из дома.

Идея уравнять в правах и обязанностях традиционные СМИ и интернет-медиа справедлива. Непонятно только, почему это нужно делать путем ужесточения регулирования интернет-медиа, а не наоборот — полным или частичным снятием уже существующих избыточных требований к традиционным СМИ.

Неужели, облегчив или — о ужас! — отменив регистрацию СМИ вовсе, мы получим хаос? Нет, конечно, потому что существующее законодательство уже и так регулирует ответственность СМИ. Что дальше ужесточать, когда уже много лет любой сайт может быть законным образом заблокирован в Беларуси в течение минут без суда и все мы многократно были тому свидетелями? Зачем дублировать существующую норму-«дубину» о блокировке еще и в законе о СМИ?

То же касается ненадлежащей рекламы, поскольку соответствующая норма давно содержится в законодательстве о рекламе, да и многого другого. Многие нормативные акты дублируют друг друга. А потом удивляемся, что после принятия декрета № 8 «О развитии цифровой экономики» предстоит скорректировать около 500 (!) действующих нормативных актов, что может занять около пяти лет.

В проекте закона игнорируются безграничность интернета и скромный масштаб Байнета. Бессмысленно блокировать или удалять информацию, которую можно быстро найти на других сайтах, а тем более лишать регистрации медиа, которые допустили ее публикацию. Предположим, в одной из зарубежных (а отечественных не существует) социальных сетей или поисковых машин появится сообщение, нарушающее законы Республики Беларусь (или не понравившееся чиновнику, надзирающему за исполнением законов). Но мы не можем заблокировать «ВКонтакте», «Одноклассники», «Яндекс», Mail.Ru, Google, Facebook в обозримом будущем как минимум по политическим причинам.

Да и какая польза от интернета без поиска, почты, мессенджеров? Мы же не Россия и не Китай, где есть собственные сервисы. Получается, регулирование де-факто распространяется только на белорусские сайты, что ставит их в худшие условия по отношению к зарубежным ресурсам.

Говоря о блокировке зарубежных сайтов, уместно вспомнить о том, что в Украине после введения фильтрации крупных российских сайтов до 20% зарубежного трафика — странное дело — теперь приходит в Украину из Голландии через голландские прокси-серверы.

Кстати, о блокировке без суда. Безусловно, если появится сообщение террористического характера или объявление о продаже наркотиков или оружия, такой сайт (или соответствующие страницы) должны быть немедленно заблокированы. Однако если вопрос менее срочен, необходимость блокировки (как и разблокировки) должен решать суд. На свежем примере с ключами от мессенджера Telegram мы видели, что даже в России вопросы блокировки решаются в судебном порядке. Однако в проекте белорусского закона судебный порядок блокировки и даже разблокировки не предусматривается вовсе.

Все мы: и рядовые пользователи, и чиновники, и даже автор этой статьи — страдаем от мнений на форумах и в социальных сетях. Зачастую пользователи несправедливы и грубы, даже когда их мнения формально соответствуют правилам модерации. Острое словцо нас ранит. Приходится пить валидол и плевать на то, что пишут, раз уж нас вообще интересует чужое мнение. Тем не менее автор этой статьи полагает, что необходимость и порядок идентификации пользователей должен определять не закон, а сами интернет-площадки. Иначе получится, что белорусы на отечественных сайтах обязаны проходить идентификацию по законам Республики Беларусь, а на зарубежных сайтах такая идентификация производится по законам той страны, где находится сервис и где никого особо не волнует, что и о ком пишут белорусские пользователи. На ум приходят лишь строка из басни Крылова, ставшая названием этой статьи.

Неужели наша страна настолько соскучилась по возвращению на давно забытое почетное место во всемирном списке врагов интернета? А потом хотим стать ИТ-страной и всемирным центром блокчейна и криптовалют?

Основные вопросы и предложения по поправкам в закон о СМИ

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Людмила Чекина

Генеральный директор ООО «Надежные программы», юрист Людмила Чекина обратила внимание на основные моменты, которые могут коснуться интернет-ресурсов и комментаторов, если поправки в закон о СМИ вступят в силу, и высказала предложения.

1. Предлагается: ввести уведомительный порядок регистрации СМИ.

В случае, если это предложение не будет принято, следует установить, что требования, предъявляемые при регистрации, не должны выходить за рамки закона о СМИ.

Министерство информации не должно быть уполномочено предъявлять требования к стажу и другим квалификационным характеристикам главного редактора, занимаемому редакцией помещению и т.п. Эти вопросы должны находиться в компетенции учредителя СМИ.

Регистрацию в качестве сетевых изданий должны иметь возможность проходить не только юридические лица, но и индивидуальные предприниматели, а также иные физические лица, если сетевое издание не преследует коммерческих целей.

2. Стоит более четко определить правовой статус интернет-ресурсов, не зарегистрированных в качестве сетевых изданий, особенно иностранных интернет-ресурсов.

Могут ли они быть отнесены к СМИ в зависимости от каких-либо критериев (исходя из характера распространяемой информации, статуса в стране регистрации), и если да, то в каких конкретно случаях? От этого зависит решение многих практических вопросов. Например, если белорусский интернет-ресурс перепечатывает со ссылкой на первоисточник материал иностранного сайта, требует ли это регистрации в качестве распространителя продукции иностранного СМИ?

3. Административная ответственность для СМИ должна быть симметрична административной ответственности для лиц, препятствующих законной деятельности СМИ. Размер штрафа за такое нарушение сейчас установлен в пределах 50 базовых величин. Для СМИ же предлагается ввести ответственность до 500 базовых величин.

4. Учитывая, что «распространение информации, запрещенной законодательными актами», влечет очень строгую ответственность, все категории такой информации должны быть четко определены закрытым перечнем, содержащимся именно в законе о СМИ, без отсылок ко всем нормативно-правовым актам Республики Беларусь.

Определение «информация, противоречащая государственным и общественным интересам» может быть истолковано каждым чиновником по-разному и довольно субъективно. Например, информация о распространении АЧС с точки зрения Министерства сельского хозяйства и экологов может выглядеть совершенно по-разному.

Словаря ненормативной лексики не существует. И мы знаем, как по-разному иногда на практике толкуют это понятие и суды, и ученые-лингвисты.

Не должно устанавливаться новых видов ответственности за такие нарушения, как, например, ненадлежащая реклама. Этот вопрос уже регулируется действующим законодательством, меры ответственности установлены. Не должен однократный факт размещения ненадлежащей рекламы (информацию о достоверности которой владелец сайта чаще всего даже не в состоянии проверить) являться основанием для блокировки сайта.

5. Ограничение доступа к интернет-ресурсам должно проводиться цивилизованно. Нужно предусмотреть обязанность органа, принявшего решение о блокировке сайта, при ответе о причинах такой блокировки указывать на конкретный текст, противоречащий законодательству. Практика показала, насколько общими фразами могут быть сформулированы причины принятия такого решения.

Необходимо четко установить, что решение об ограничении доступа к интернет-ресурсу может быть обжаловано в судебном порядке.

Возобновление доступа к сайту после устранения указанных нарушений должно производиться в разумный срок — не более 3 рабочих дней. Месяц на принятие такого решения — это чисто карательная мера.

В случае, если есть техническая возможность блокировки отдельной веб-страницы, а не всего ресурса, должна применяться именно эта мера реагирования.

6. Идентификация пользователей, оставляющих комментарии в Сети, должна быть простой и удобной, выбор способов такой идентификации должен быть предложен максимально широкий.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-50%
-20%
-30%
-15%
-20%
-30%
-50%
-32%