опубликовано: 
обновлено: 
/ / Фото: Александр Райкон /

Молодого человека обвиняют в том, что с ножом набросился на контролеров шкловской колонии. А незадолго до этого Минским городским судом Казакевич был приговорен к 15 годам лишения свободы за нападение в ТЦ «Европа».

Фото: Александр Райкон, TUT.BY

Процесс по делу о нападении в шкловской колонии начался 11 апреля в здании суда Ленинского района Могилева. Казакевичу предъявили обвинение по ч.1 ст. 13 п.п.10,16 ч.2 ст.139; ч.1 ст. 14 п.п.1, 10, 16 ч.2 ст. 139 и ч.2 ст. 410 УК. Это приготовление к убийству и покушение на убийство двух человек в связи с их служебной деятельностью лицом, ранее совершившим убийство. А также нападение на представителя администрации исправительного учреждения со стороны осужденного. Ему грозит до 25 лет лишения свободы или пожизненное наказание.

«Он настолько опасный?»

Обвиняемого этапировали из шкловской колонии в Могилев после нападения на контролеров. На процесс Владислава Казакевича привезли за час до начала, железная машина, в которой доставили обвиняемого, окружена милиционерами. В 9.25 несколько конвоиров завели фигуранта уголовного дела в зал: руки скованы наручниками, голова наклонена вниз.


Открыть/скачать видео (1.46 МБ)

 — Он настолько опасный? — спрашивает кто-то из посетителей суда, глядя на оцепленный коридор и усиленную охрану.

— Да, — отвечают ему.

— Казакевича заводили в такой позе, потому что он состоит на учете как лицо, склонное к захвату заложников, а в здании присутствуют люди, — пояснил журналистам начальник конвоя.

Фото: Александр Райкон, TUT.BY
Адвокаты перед входом в зал

В Могилев на суд из Минска приехал отец Казакевича, а также адвокат и правозащитник Андрей Бондаренко. Владислава Казакевича будут защищать три столичных адвоката: Александр Галиев, Татьяна Савицкая и Владимир Сташкевич. Последний представлял его интересы и во время суда по делу о нападении на посетителей в ТЦ «Европа».

Процесс ведет судья Сергей Королев, потерпевшим по делу признаны 3 человека: начальник ИК-17 Сергей Петракович, его заместитель Алексей Москалев и старший контролер Алексей Кузан. Они сидят на первой скамье, в двух метрах от них в стеклянной клетке находится 19-летний Владислав Казакевич.

Фото: Александр Райкон, TUT.BY

— Как себя чувствуете? — обращается к обвиняемому судья.

— Нормально, — отвечает Казакевич.

— С вами нормально обращались сотрудники воинской части?

— Да.

— Чем занимались? — уточняет судья.

— Ничем, нахожусь в тюрьме, — говорит Владислав.

Перед тем как начать судебное разбирательство, адвокаты заявили ходатайство о назначении Казакевичу повторной судебно-психиатрической экспертизы. Они не доверяют выводам экспертов, ссылаясь на их субъективность, отсутствия научного обоснования, полноценного анализа. Экспертизу предложили провести независимым экспертам.

Суд решил приобщить ходатайство к делу и разрешить его, когда будут изучены все доказательства.

Из обвинения, зачитанного прокурором, стало известно: Казакевич решил убить начальника ИК-17 Сергея Петраковича из мести, так как с июня по сентябрь 2017 года он 10 раз отправил осужденного в ШИЗО.

— Казакевич, будучи судимым за убийство, выводов не сделал, на путь исправления не стал, — говорит гособвинитель Андрей Ковалев. — В один из дней он получил от осужденного нож и прятал его в труднодоступных местах. Казакевич дожидался удобного случая для убийства Петраковича: когда тот вызовет Казакевича, объявит очередной выговор — и осужденный на него нападет.

Когда руководство ИК-17 узнало о заточке в камере Казакевича, решили провести личный досмотр. По версии следствия, во время него осужденный набросился сначала на Москалева, пытался нанести ему удары в голову и грудную клетку, но не смог: потерпевший Москалев два раза ударил осужденного, после этого Казакевич напал на контролера Кузана.

— При этом оба упали на пол, Казакевич, сидя сверху на потерпевшем, нанес три удара ножом в голову, причинив легкие телесные повреждения, — говорит прокурор.

— Вы признаете себя виновным? — спрашивает судья у Владислава Казакевича.

— Отказываюсь давать показания и на этот вопрос тоже отвечать не буду, — отвечает он из клетки.

Фото: Александр Райкон, TUT.BY

Что Казакевич говорил на следствии?

Суд решил зачитать показания Владислава Казакевича, которые он давал во время предварительного расследования. Адвокаты выступили против. Они настаивают: пока не будет изучено психическое состояние Владислава, он не будет давать показания. Выслушав мнение защиты, суд решение не изменил — и Сергей Королев стал зачитывать показания первого допроса, который проводился 12 октября, через несколько часов после ЧП. Беседу следователя и подозреваемого записывали на камеру.

— У меня нож точно был с 9 октября, хотел напасть с ним на начальника, но информация просочилась. Нож нашли, ранил только контролера, — рассказывал Владислав Казакевич.

Он часто на вопросы отвечает: «Ну да, да-да, угу».

— Почему именно на начальника хотели напасть?

— К нему большая неприязнь.

— Где находился нож при досмотре?

— В левом рукаве, под одеждой. А потом сработал металлоискатель, выхватил правой рукой и хотел убить Москалева, но он активно сопротивлялся, — рассказывал Казакевич.

— Сколько сотрудников было рядом?

— Человек шесть.

— Тогда почему напали именно на Москалева?

— Ну, а почему нет? — вопросом на вопрос отвечает подозреваемый.

— Почему возникла к нему неприязнь?

— Да по кочану.

— Почему просто не отдали нож при личном обыске?

— Отдавать? Надо было действовать, — говорит Владислав Казакевич.

— Вы хотели покалечить Москалева? — спрашивает следователь.

— Ну, лучше убить. А контролер под руку попался, ранил немножко. Ну, мне не принципиально, кого убивать. Контролеру точно один удар в голову был, — дает показания Казакевич.

— У Кузана больше ударов.

— Ну, значит больше.

Казакевич не захотел рассказывать, обсуждал ли с кем-то из заключенных наличие у него ножа, а также где он его прятал. Оказалось, в то же утро, 12 октября, в камере был досмотр и нож не нашли. В очередной визит сотрудников колонии и случилось ЧП.

— В содеянном раскаиваетесь?

— Нет.

Когда в суде стали показывать видео первого допроса Казакевича, он внимательно смотрел на компьютер, иногда улыбался. Судя по записи, во время беседы со следователем молодой человек чувствовал себя уверенно, иногда отпускал едкие комментарии, говорил только то, что хотел, игнорируя уточняющие вопросы.

— В каком положении был Москалев, когда вы наносили удары?

— Ну, не летал же. Стоял, — с улыбкой отвечает Казакевич.

На вопрос, почему он выбрал нож «из дешевой стали, ненадежный», подозреваемый ухмыльнулся:

— А в ШИЗО, что ли, большой выбор?

— Когда у вас, Владислав Валентинович, возник умысел на убийство? — интересуется следователь.

— У меня все время были умыслы лишить кого-то жизни.

— Состояли на учете у психиатра?

— Да, было шизоидное расстройство личности, — отвечает Казакевич.

— Принимаете какие-то медицинские препараты?

— Нет, только антибиотики от экземы на ноге.

Адвокат Владимир Сташкевич назвал этот допрос «недопустимым доказательством», так как беседа с Казакевичем проходила в отсутствие защитника, хотя был заключен договор на оказание юридической помощи. Интересы подозреваемого тогда представлял другой адвокат. Другие защитники обратили внимание: во время записи заметно «чрезвычайное спокойствие, холодность, безразличие» Казакевича. Они считают, это говорит о его психическом заболевании или о том, что он принимал лекарства перед допросом.

Фото: Александр Райкон, TUT.BY
Отец Владислава Казакевича

На предложение судьи вести процесс без обеда обвиняемый возразил — попросил отвезти его в колонию пообедать.

В суде объявлен перерыв на два часа: за это время Казакевича отвезут в колонию поесть и обратно доставят в суд.

В 15.00 суд начнет слушать потерпевших. TUT.BY следит за процессом.

План на убийство

Напомним, нападение на сотрудников шкловской колонии было совершено 12 октября 2017 года. Владислав Казакевич попытался помешать обыску себя и камеры, «желая наступления смерти» охранников, ранил одного из них ножом в голову.

— В ходе следствия установлено, что Казакевич разработал преступный план, направленный на убийство начальника исправительной колонии № 17, чтобы отомстить за применение дисциплинарных наказаний, — рассказала официальный представитель УСК по Могилевской области Оксана Соленюк, когда расследование уголовного дела было завершено.

Для Владислава Казакевича это уже второй суд. Чуть больше года назад, 3 марта 2017 года, за нападение с бензопилой на посетителей ТЦ «Европа» он был приговорен к 15 годам лишения свободы. Это был максимальный срок: в момент совершения преступления Казакевичу было всего 17 лет, он был несовершеннолетним.

 — К сожалению, я не выполнил своих планов по массовому убийству. Я еще вернусь, чтобы закончить начатое, — говорил в последнем слове Владислав Казакевич.

Фото: Александр Райкон, TUT.BY

Его родители настаивали: у сына психическое заболевание, его нужно не судить, а лечить. Однако эксперты пришли к выводу, что в момент убийства Елены Александронец и нападения на других посетителей торгового центра молодой человек был вменяем и отдавал отчет своим действиям.

После нападения на контролеров в колонии Казакевича снова отправили на экспертизу в РНПЦ психического здоровья. Специалисты пришли к выводу: диагноза нет, но осужденный вряд ли сможет во время процесса защищать себя.

«В настоящее время Казакевич В.В. может сознавать значение своих действий и руководить ими (…). Выявленные у него такие симптомы смешанного расстройства личности, как ригидность [неготовность менять уже намеченную программу действий, если ситуация меняется], упрямство, позиция безответственности и пренебрежения социальными правилами и обязанностями, являются теми психическими недостатками, в силу которых он не способен защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе», — приводила выдержку из нового заключения экспертов информационное учреждение «Платформа».

-50%
-35%
-30%
-35%
-52%
-10%
-50%
-35%