Общество


Аэлита Сюльжина,

Если сегодня спросить у сельчанина, что его беспокоит больше всего, то самым популярным будет ответ: дороги и вода. О воде и поговорим. Высокое содержание железа, старые сети, покосившиеся водонапорные башни, построенные при СССР, утечки, аварии и замерзающие колонки — клубок проблем, которые оказались не под силу местным ЖКХ даже с помощью дотаций из бюджета и перекрестного субсидирования. Что делать?

Фото: СБ Беларусь сегодня

11 января на Витебщине стартовал эксперимент. Самостоятельные предприятия водопроводно-канализационного хозяйства в Орше, Полоцке, Новополоцке стали филиалами УП «Витебскоблводоканал», а также с нуля созданы специализированные подразделения в Миорах, Докшицах и Лепеле. Городские водоканалы объединили с сельскими участками ВКХ. Такой алгоритм инициаторы преобразований обосновывали отказом от дотаций из бюджета и снижением тарифов для бизнеса за счет концентрации управления и ресурсов в одних руках. Однако, похоже, что-то пошло не так. Через 90 дней после начала реформ в облисполком направлена бумага — внимание! — о необходимости повышения тарифов на воду для юрлиц на 25% и на 44% — за канализацию. Второй месяц демонстрируют убытки Полоцкий филиал — прежде крупнейший налогоплательщик региона — и Новополоцкий, как образцовое предприятие размещенный в 2017 году на городской Доске почета. Что происходит?

— Дети утром встают, им же не объяснишь, что воды нет. Вот и нашли выход — на всякий случай каждый день наполняем пластиковые баллоны водой, — подчеркивает особенности быта Анастасия Золотая, мама большого семейства, в котором шестеро детей приемных и двое своих.

В деревню Ореховно Ушачского района супруги переехали недавно. В конце прошлого года местное ЖКХ на радость жителям наконец решило проблему с качеством воды — ввели в эксплуатацию станцию обезжелезивания. Вода вроде и стала прозрачной, но осталась жесткой, с большим содержанием солей. Первое время при ее добавлении в горячее молоко оно створаживалось. Употреблять такую воду ежедневно нежелательно. Но главная проблема даже не в этом: при перебоях с электричеством на станции периодически отключается автоматика. Если это происходит ночью, то с утра 600 с лишним человек остаются без воды. И если в прошлом году им достаточно было позвонить слесарю ЖКХ в котельную, расположенную в километре от станции, и тот, прогулявшись неспешным шагом, устранял неисправность простым нажатием кнопки, то теперь, после реорганизации, выделения и присоединения водопроводно-канализационного участка к филиалу «Новополоцкводоканал», специалистов нужно иногда по нескольку часов ждать из Ушачей.

— Да у нас транспорта катастрофически не хватает. ЖКХ передало «уазик», бочку и экскаватор 1992 года выпуска. И это все на 96 км водопровода и 60 км канализации, — разводит руками Руслан Селезень, начальник участка. — Все старое, порывы, утечки, сбои с энергоснабжением практически ежедневно происходят. Мы, к примеру, находимся в Кубличах, что в 50 км от города, а нам звонят из Дубровки — это в другую сторону 40 км. Пока доедем, люди на сутки могут остаться без воды.

Фото: СБ Беларусь сегодня

Раньше в дальних деревнях аварии оперативно устраняли работники участков ЖКХ во главе с мастером. Они там и остались, только теперь это для структур «Витебскоблводоканала» — сторонняя организация. Вот и накручиваются километры на спидометр. Что касается станции обезжелезивания, то, по всей видимости, построили ее без серьезных исследований состава воды. Но все оборудование — на гарантии. Любые вмешательства извне повлекут снятие гарантийных обязательств.

Жительница Ушачей Нина Чернявская считает, что диспетчерскую водоканала специально перенесли в Новополоцк, подальше от их горпоселка. Теперь в местном ЖКХ ей рекомендуют звонить туда всякий раз, когда замерзает колонка по улице Горького, где живет пенсионерка. Она считает: «Коммунхоз столько лет не мог ее привести в порядок и просто сбыл с рук!»

К образцовым объектам «Новополоцкводоканала» присоединили проблемные. Например, покосившуюся дырявую водонапорную башню в д. Кубличи Ушачского района.

Помимо Ушачского, к «Новополоцкводоканалу» присоединили Верхнедвинский и Россонский районы с полуразрушенными очистными сооружениями, истощенными скважинами, которые надо заново бурить. Износ отдельных сетей просто невозможно установить: нет никакой информации, кто и когда их строил, ни проектной документации, ни технологических схем.

— Только чтобы принять такое хозяйство (земля, здания и сооружения не зарегистрированы), нужны огромные деньги, не говоря уже о наведении элементарного порядка, — констатирует Ирина Зернякова, главный инженер новополоцкого филиала «Витебскоблводоканала».

Ледий Лысенок, заместитель директора филиала «Полоцкводоканал»:

— В 2016 году к нам присоединили участок водопроводно-канализационного хозяйства Ветринского ЖКХ, которое обслуживает весь Полоцкий район и было финансово обескровлено. Хорошая база и финансовые ресурсы позволили нам тогда навести порядок в районе в кратчайшие сроки. Фактически за год удалось выравнять ситуацию с водой в городе и на селе. Устранили утечки, заменили неэффективные насосы, все старые водонапорные башни поудаляли, убрали промежуточное оборудование, сократили затраты, выявили всех потребителей, которые несанкционированно отбирали воду из колонок. Заключили договоры. Сейчас к нам не просто присоединили Шумилинский район, но еще при этом лишили возможности распоряжаться заработанными деньгами. Цель ставилась благая — объединить усилия, чтобы равномерно развивалось село, росло качество услуг, снижалась нагрузка на районные бюджеты. Но что получилось? Раньше мы могли оперативно покупать нужное оборудование, материалы, технику. Сегодня у нас в руках только планы, а выполнение их зависит от головной организации, которая находится в Витебске. Денег не дают, а если дают, то недостаточно и неоперативно. Пока держимся на старых запасах.

С деньгами дела обстоят все хуже. Из унитарного предприятия «Новополоцкводоканал» превращен в филиал без бухгалтерского баланса. То есть текущий счет в организации есть, но деньги от потребителей на него больше не поступают. Все финансы концентрируются в области. В итоге оплата текущих затрат предваряется утомительной перепиской. За 90 дней эксперимента в прежде успешной и прибыльной организации уже скопилось неоплаченных счетов на 250 тысяч рублей. Множатся долги за очистку стоков, за охрану скважин и водозаборов. Не закупаются инструменты и спецодежда. За сотни километров перебрасываются спецтехника и персонал для выполнения серьезных ремонтных работ. Ведь ее теперь не всегда возьмешь на месте, в организациях ЖКХ, которые решают в первую очередь свои задачи. Если в феврале 2017-го на материалы, включая бензин и инструменты, предприятие израсходовало более 100 тысяч рублей, то в феврале нынешнем — в 5 раз меньше. Но не потому, что сэкономило на радость всем — напротив, наделало долгов. Его работникам банки впервые за всю историю существования предприятия нынче отказывают в предоставлении кредитов в связи «с экономической нестабильностью организации». Людям объясняют: рано паникуете, это период становления. Но при том, что филиал фактически оставили без денег, увеличив протяженность сетей втрое и количество сотрудников в полтора раза, аппарат управления «Витебскоблводоканала» разросся с 11 до 42 человек. В Министерстве ЖКХ меньше! И если в прошлом году на содержание вышестоящей организации «Новополоцкводоканал» отчислял 50 тысяч рублей в год из прибыли, то сейчас по 16 тысяч рублей в месяц, которые «утяжеляют» себестоимость воды.

Фото: СБ Беларусь сегодня

— 158 скважин приняли на баланс, — комментирует ситуацию Алексей Ларин, директор филиала «Новополоцкводоканал». — На химический бактериологический анализ смогли отобрать образцы из 90 скважин, 15 из них не соответствуют нормам. Эту воду нельзя употреблять в пищу из-за превышения ПДК по содержанию нитратов, азота, окисляемости. Такие скважины надо просто тампонировать и бурить новые. Территория обслуживания предприятия увеличилась на 5,5 тысячи километров, население — на 41 тысячу. Где взять на все это деньги? У нас пока ответа нет.

Геннадий Акстилович, начальник отдела Министерства жилищно-коммунального хозяйства:

— Cоздание УП «Витебскоблводоканал» — решение президиума областного Совета депутатов и облисполкома. Основные цели реорганизации — минимизация проблем населения с питьевой водой и повышение эффективности водопроводно-канализационного хозяйства. Однако совершенствование структуры отрасли должно сопровождаться не ухудшением условий работы успешных водоканалов, таких как новополоцкий и полоцкий, а повышением экономического развития отстающих предприятий, где нужно поднимать и компетенцию управления водным хозяйством, и квалификационный уровень кадров, да и банально исполнительскую дисциплину. Витебскому облисполкому рекомендовано принять меры по стабилизации финансово-хозяйственной деятельности филиалов, повышению технологической дисциплины и налаживанию взаимодействия с местными исполкомами.

Идея создания холдингов выглядит органичной в наш век глобализации. Объединяются молочники, промпредприятия — им надо эффективно конкурировать на внешних рынках. В единой системе работают газовики и энергетики. Однако всегда ли целесообразно и экономически обоснованно делегирование в единый центр полномочий и денег, тем более такое тотальное, какое произошло в водопроводно-канализационном хозяйстве Витебской области? Ликвидация самостоятельного предприятия и создание вместо него филиала в любом районе — это автоматический уход налогоплательщика. Мы свыклись с мыслью, что уменьшается количество сельских жителей, но ведь сейчас уже пошел отток населения в Минск и областные города из райцентров и небольших городов. Работа в горводоканале всегда считалась престижной и хорошо оплачиваемой, будут ли рабочие места в филиале столь равноценны? И никого не настораживает тот факт, что перспективная инновационная реформа началась с роста управленческого аппарата, тарифов и убытков?

Ольга Кукушкина, заместитель директора по экономике УП «Витебскоблводоканал»:

— В Витебской области эксплуатируются 1700 артезианских скважин, 195 очистных сооружений и 347 канализационных насосных станций. Общая протяженность сетей — более 7 тысяч км. Большая часть сооружений с высокой степенью износа. Это обуславливает широкую дифференциацию себестоимости услуг предприятий водопроводно-канализационного хозяйства и тарифов для юридических лиц на водоснабжение (от 1,318 рубля до 3,2 рубля за кубометр) и водоотведение (от 0,8501 рубля до 3,0327 рубля за куб). Ряд предприятий городов и районов нуждались в бюджетных субсидиях, которые в 2018 году не предусмотрены. В августе 2017 года принято решение о создании холдинга УП «Витебскоблводоканал». Объединение позволило выйти на единый по области тариф для юрлиц и уйти от бюджетного субсидирования услуг водоснабжения и канализации для населения. Годовая экономия бюджета составит около 2,4 млн рублей. Централизованы амортизационные отчисления, обеспечивается единая техническая и кадровая политика, повышение квалификации работников. На 2018 год запланированы проектирование, строительство, реконструкция и капитальный ремонт 28 объектов водоснабжения и водоотведения (артезианские скважины, станции обезжелезивания, очистные сооружения) на 9,4 млн рублей.

Создание единой структуры повысило возможности залогового обеспечения при привлечении кредитов. УП «Витебскоблводоканал» ведет работу с Европейским банком реконструкции и развития. По подпроекту «Чистая вода северной части Беларуси» выполнено технико-экономическое, экологическое и социальное обоснование по 80 объектам водоснабжения в сельских населенных пунктах области, предлагаемых к строительству за счет возможного выделения ЕБРР кредита до 15 млн евро. Основная цель — улучшение качества питьевого водоснабжения в деревнях с населением более 300 человек. Примерно 45 тысяч человек получат доступ к питьевой воде нормативного качества.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-15%
-47%
-30%
-45%
-30%
-40%
-35%
-24%