1. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  2. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 9 мая
  3. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  4. До +26°С! Прогноз погоды на длинные выходные
  5. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  6. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  7. Лукашенко о заявлении на него в прокуратуру Германии: Не наследникам фашизма меня судить
  8. Куда съездить в выходные? 10 необычных экскурсий по Беларуси для любопытных туристов
  9. Соседние страны выявляют все больше контрабандных белорусских сигарет. Какие партии были самыми крупными?
  10. Арина Соболенко выиграла турнир в Мадриде, одолев первую ракетку мира
  11. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата
  12. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  13. 22 года назад пропал бывший глава МВД и оппозиционный политик Юрий Захаренко
  14. Нарколог рассказала, почему стоит обращать внимание на состав алкоголя
  15. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  16. Лукашенко пообещал «ягодки» по «делу о госперевороте» и вспомнил «убийства друзей-президентов»
  17. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  18. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  19. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  20. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  21. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  22. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  23. Lada Vesta больше не лидер продаж, Rapid тоже нашли замену: какие машины сейчас покупают белорусы
  24. «Новые отношения меня не пугают». Одно утро с Юлией Курьян
  25. Позывной «Птица». Удивительная история разведчицы Базановой, которая создала в оккупированном Бресте свою резидентуру
  26. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  27. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  28. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  29. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  30. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси


/ Фото: Олег Киндар /

«Мы сами в шоке от того, что произошло», — описывают ситуацию с семьей прихожан Елены и Максима (имена по этическим причинам изменены. — Прим. TUT.BY) в Доме молитвы в Радошковичах. Елена и Максим — родители, у которых на днях изъяли девятерых их детей. В воскресенье, говорят в церкви, Максим с пятью ребятами был у них на собрании. Старшего сына Егора (имя по этическим причинам изменено. — Прим. TUT.BY) на тот момент уже забрали. «Мы посчитали — это недоразумение», — продолжают в церкви.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY.

Соседи: «У деток красивые редкие имена, которые родители выбрали им из Библии»

Елена и Максим живут в пятиэтажке в новом районе Радошковичей. Население поселка примерно шесть тысяч человек, но в среду вечером о случае в их семье знали даже не все соседи.

Напомним, 21 марта на руке 13-летнего Егора социальный педагог Радошковичской средней школы заметила кровоподтеки. Назавтра мальчик рассказал: его и других братьев и сестер родители бьют за провинности. По словам ученика, на Пасху или в Вербное воскресенье мама обещала уйти вместе с ними к Богу. И что ко всем им придет смерть. Другие дети информацию подтвердили. На комиссии по делам несовершеннолетних женщина пояснила: это не она наказывает детей, а Бог. Она лишь определяет количество ударов.

Елена общаться с журналистами не отказалась, но предложила сделать это попозже. Соседи, описывая семью, говорят разное. Одни с ходу отвечают: «Люди хорошие», другие продолжают: «Необщительные». Максим, рассказывают, работает на железной дороге, Елена дома с детьми. Младшему из ребят пока нет и года.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY.

— Елене около сорока, это религиозная женщина, которая обожает своих дочек и сыновей, — отзывается о женщине одна из соседок. — Я у нее как-то спросила: «Почему у вас так много детей?» Она ответила, что они с мужем всегда хотели большую семью. У всех деток красивые редкие имена, которые мама с папой выбрали им из Библии.

По словам соседки, дети в семье очень воспитанные и дружные.

— Как-то играли с ребенком в песочнице, и их девочки рядом, — продолжает собеседница. — Они «приготовили стол», разделили роли, сели «обедать», но не едят. Спрашиваю, почему? Они: «Ждем папу». И только тогда, когда пришел тот, кто играл отца, они помолились и «покушали». Представьте, как они уважают родителей, если даже в игре соблюдают такие вещи.

Детей Елены и Максима соседка характеризует как очень контактных. Но чаще всего, делится она наблюдениями, они играли между собой. И это, поясняет женщина, неудивительно.

— Так часто бывает в многодетных семьях, — рассуждает она. — Елена с ними во двор выходила редко. Да ей и некогда, представьте, это же нужно всем приготовить, за всеми постирать. Но дети, насколько я заметила, у них с детства приучены помогать родителям. Видела, как старшие ребята дружно катили коляску с младшим. А однажды девочки помогали маме мыть стену в подъезде. Чувствуется, они очень следят за чистотой.

— Дети никогда не жаловались, что их дома бьют?

— Нет, — отвечает женщина. — Я как-то интересовалась у соседки, которая живет прямо над ними: «У вас, наверное, всегда громко». Нет, говорит, они тихие. Только иногда папа начинает играть на баяне, а детки поют.

Валентин (по просьбе мужчины имя изменено. — Прим. TUT.BY) въехал в новенькую пятиэтажку лет пять назад. Тогда же, говорит, сюда заселились Елена и Максим.

— Они почти ни с кем не общаются, только «здрасьте-здрасьте», — описывает соседей мужчина. — Знакомая учительница рассказывала, когда ходит по квартирам, чтобы собрать для школы информацию о детях, они в дом не пускают. Все сообщают у порога.

По словам соседей, Елена и Максим — прихожане Дома молитвы в Радошковичах. Здесь их хорошо знают. Ходить на собрания семья стала года два-три назад. Гораздо чаще они бывают в церкви христиан веры евангельской в деревне Красное Молодечненского района.

Пастор: «Нужно было Лену подлечить. Возможно, это у нее послеродовое»

Фото: Олег Киндар, TUT.BY.

От Радошковичей до Красного километров 16. Большое здание церкви христиан веры евангельской находится на окраине. Вечером в среду здесь репетиция. Прихожане подсказывают номер пастора. С Михаилом Войниловичем мы общаемся по телефону.

Он рассказывает, что семья Елены и Максима много лет каждое воскресенье приезжает к ним на собрания. Если с транспортом что-то не получается, они ходят в Дом молитвы в Радошковичах. Дети, говорит собеседник, у них всегда аккуратные и послушные.

По словам пастора, месяцев семь назад, когда Елена родила девятого малыша, она перестала ходить в церковь.

— Максим говорил, она дома с детками, — поясняет ситуацию Михаил Войнилович.

Сам Максим продолжал ходить в церковь. Последний раз он с пятью или шестью ребятами был на собрании две недели назад. Чтобы поддержать Елену, прихожане пробовали ей звонить, но на связь она не выходила. Все общение шло через мужа. Он успокаивал: скоро жена поправится и все будет хорошо.

— После родов Елена стала замкнутой, — делится наблюдениями пастор. — Она давно не приезжала, и месяц назад мы сами к ней поехали. Хотели поддержать, узнать, может, нужна помощь. Она не хотела с нами разговаривать. Мы немного посидели с ней и Максимом, говорил в основном он. Потом Лена за деток — и ушла в другую комнату. Мы продолжаем за них молиться.

По словам собеседника, синяков у детей Елены и Максима он никогда не видел. Ребята ни разу не жаловались, что мама или папа их бьют. Даже месяц назад, когда во время встречи Михаил Войнилович поинтересовался у ребят, все ли в порядке, они ответили — да.

Пастор говорит, Елена ходит к ним в церковь с детства, Максим пришел молодым человеком. Здесь они поженились и часто бывали. О семье Михаил Войнилович рассказывает только хорошее. Не скрывает, ему сложно понять и объяснить, что произошло. О случившемся он узнал из новостей. В среду связаться с прихожанами и поговорить у него не получилось.

— Возможно, не стоило сразу забирать детей от мамы, — делится рассуждениями собеседник. — Нужно было Лену подлечить. Возможно, это у нее послеродовое. Она сильно похудела и замкнулась.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY.
Фото: Олег Киндар, TUT.BY.

— В интернете была информация, что они с мужем перестали ходить в церковь.

— Это неправда.

На вопрос, могла ли за эти семь месяцев Елена перейти в другую веру, пастор ответил: «Не знаю». Но отрицать, что такое могло случиться, не стал.

— Как вы можете объяснить рассказ детей о том, что мама пообещала уйти с ними к Богу на Пасху или в Вербное воскресенье?

— Когда мы были у них, Максим говорил, что через несколько недель они приедут к нам на собрание, — отвечает пастор. — Возможно, дети его не так поняли и что-то перепутали.

Директор приюта: «Меня удивило, что дети абсолютно не хотели домой»

Фото: Олег Киндар, TUT.BY.
Фото: Олег Киндар, TUT.BY.

Троим младшим детям Елены и Максима еще нет трех, поэтому сейчас они в больнице. Позже их переведут в Борисовский дом ребенка. Пятеро ребят, которые чуть взрослее, находятся в социальном приюте при Радошковичской школе-интернате. Сюда же после выздоровления направят и старшего сына — Егора.

— Егор попал к нам вечером 22 марта. В тот день я как раз был дежурным администратором, — рассказывает Игорь Дятловский, директор отделения Молодечненского социального приюта. — Я попросил, чтобы ему приготовили ужин. Кушал он с удовольствием. Он даже сказал: «Я так рад, что мне сегодня не нужно быть дома». Словно у него было чувство какого-то облегчения.

Общаясь с Егором, продолжает Игорь Дятловский, он не сразу поверил, что мальчик говорит правду. Обычно, делится наблюдениями собеседник, когда дети к ним поступают, они плачут, хотят к родителям. Егор, наоборот, домой не стремился.

— Почему, спросил я. Он ответил: «Меня сегодня в очередной раз должны были побить ремнем». За что, спрашиваю. За то, отвечает, что я не так воспринимаю Бога и не так смотрю на Бога.

— Что это значит?

— Я не стал расспрашивать, не хотел травмировать ребенка. Он рассказал, что иногда его поднимали даже ночью и ставили молиться. Если он не так молится или, например, при молитве не заплакал, его могли ударить.

На вопрос директора, религиозная ли у них семья, Егор ответил, что с сентября «они уже не баптисты». Какой они теперь веры, школьник не сказал.

— У него синяки на руках, — показывает директор область до локтей. — И еще он признался, что не может хорошо сидеть. Говорит, у них была система наказаний — разные наказания за разные провинности. Это могло быть десять ударов ремнем или, например, двадцать.

Игорь Дятловский предполагал, что утром мама придет в приют. Будет интересоваться, что с сыном, но никто так и не пришел.

— С вечера у него была температура 37, мы думали — это от стресса, — продолжает собеседник. — К утру она уже поднялась до 38. В органах опеки мама написала заявление, что она не против госпитализации Егора, и к обеду мы завезли его в больницу. У мальчика оказалось воспаление легких.

Во вторник, 27 марта, в социальный приют привезли еще пятерых детей из этой семьи. Ребятам 4 года, 6, 8, 9, 11 лет.

— Старшая девочка сначала плакала, но потом успокоилась. Меня удивило, что дети абсолютно не хотели домой, — продолжает директор. — Они рассказывали, что у них нет телевизора. Они все время должны молиться и как-то по-особому воспринимать Бога. Сейчас со всеми ребятами работают психологи. Дети хорошо кушают, легко идут на контакт.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY.

— Они спрашивают о родителях?

— Нет.

— А у других детей есть синяки?

— Я не видел, но завтра (в четверг. — Прим. TUT.BY) мы повезем их на экспертизу.

— Дети пока будут у вас?

— По декрету № 18 у родителей есть полгода на то, чтобы исправиться и забрать детей, — объясняет Игорь Дятловский. — Может быть, им понадобится меньше времени. Мне сложно сказать, что будет дальше. Возможно, маме нужна какая-то медицинская помощь. Ведь когда у нее спросили, правда ли то, что говорят дети, она признала: детей нужно наказывать. Возможно, она не осознает происходящее. Но кроме мамы в семье есть еще и отец. И я не могу понять, куда он смотрит.

По словам директора, в среду он общался с мамой ребят. Женщина звонила, спрашивала, может ли она приходить к детям.

— Я пояснил: детей она сможет навещать, только когда получит разрешение от органов опеки, — комментирует ситуацию собеседник. — При этом встречи буду проходить в присутствии психолога.

Знакомая семьи: «Они его наказали, может, пять раз, а он придумал, что и по 80 раз удары были»

Фото: Олег Киндар, TUT.BY.

В четверг днем с редакцией связалась знакомая Елены и Максима. Женщина просила не называть ее имени, но рассказала, что уже десять лет дружит с их семьей.

— Это очень благополучная семья, — говорит женщина. — Они очень любят своих детей, но так получилось, что они наказали ребенка. У них у всех в семье такая чувствительная кожа, только немного дотронешься — и сразу синяки. Дети стали взрослеть и перестали слушать, поэтому родители их наказали. Но раньше они никогда не поднимали на них руку.

По словам женщины, Егор «связался с людскими» и не хотел ходить в церковь.

— Они не заставляли его ни молиться, ни в церковь ходить, просто говорили: «Мы не хотим, чтобы ты в такие годы стал пить или курить», — продолжает собеседница. — Они его наставляли на все хорошее. А он стал им лгать, приходил домой агрессивный. Пропускал музыкалку.

— За это они его били?

— Они его наказали, может, пять раз (ремнем. — Прим TUT.BY), а он придумал, что и по 80 раз удары были.

— Вы считаете, про систему ударов он это все придумал?

— Да. Лена и Максим собирались всей семьей, разговаривали с детьми. Егор вроде бы обещал: «Мама, больше так не буду», но снова обманывал.

— Милиция говорила, синяки были и у других детей.

— Я точно не знаю, но Марина (имя по этическим причинам изменено. — Прим. TUT.BY) тоже в чем-то сильно [провинилась]. Родители отправили ее в магазин, дочки долго не было. Они стали переживать, где она. Она пришла, стала лгать. И вот они ее наказали.

По словам подруги семьи, Елена после родов не изменилась: молится, разбирает с детьми Библию.

— Ни в какую другую веру она не перешла, — продолжает женщина. — Она какая была, такая и осталась, но людские языки наговорили совсем другого. Очень больно, что за нее никто не может заступиться. Она тихая женщина, и орден Матери ей дали.

-10%
-15%
-12%
-50%
-20%
-12%
-10%
-58%
-50%
-10%
0069757