/ Фото: Надежда Бужан /

Когда находишься далеко от дома, многого начинает не хватать. Родной язык, близкие люди и даже продукты — ценность самых простых вещей чувствуешь острее, когда их лишаешься. Как иностранцы, живущие в Беларуси, справляются, скажем, с отсутствием привычной еды? Одно дело, если ты турист — можно и в кафе походить. И совсем другое, когда ты живешь в стране долгое время. Нужно готовить самому и приспосабливаться к гастрономическим пристрастиям местных. Или нет? Вместе с сетью гипермаркетов «Корона» мы начинаем проект «Иностранцы на закупке», в котором расскажем о том, что они приобретают в наших магазинах.

«Удивился, когда увидел, как пьют белорусские студенты»

Дия Алших — сириец. В Беларусь парень попал в 2013 году. Когда гражданская война у него на родине начала приобретать угрожающие масштабы, герой принял решение эмигрировать.

— Я искал легальный способ куда-то переехать, — вспоминает он. — Не хотелось быть беженцем, идти куда-то без документов. Поэтому начал искать возможность для поступления в один из вузов Европы. В моем родном Дамаске я учился на переводчика с английского, но эта профессия была мне не по душе. Больше захватывало искусство: я даже подрабатывал в одном из театров как хореограф. Хотелось найти себя в роли режиссера и получить академическое образование. Но для того, чтобы куда-то поехать, нужно было получить визу. На тот момент в Дамаске не закрылись всего три посольства: белорусское, российское и украинское. Так что выбор был невелик.

Начинаем поход по магазину. Парень сразу направляется к полке с газировкой.

— У нас все это любят, — улыбается он. — Правда, я беру только несладкую газировку. Сладкого и так хватает, потому что я пью очень много чая и всегда добавляю пару ложек сахара. Почти все мои белорусские друзья делают чай без сахара — я этого вообще не могу понять! Для меня такой напиток остается безвкусным. Алкоголь почти не употребляю. Могу выпить пару бокалов вина или немного пива, но не более того. Когда увидел, как «отдыхают» белорусские студенты, сидел с открытым ртом.

За день Дия может выпить пять чашек чая, поэтому закупаться приходится по-крупному

Сотрудники дипломатических миссий в Дамаске были удивлены просьбе Дия подыскать ему университет — учебный год уже был в самом разгаре. Однако в посольстве Беларуси парню предложили поехать в Минск, чтобы пройти летние курсы русского языка, а потом уже определиться с вузом. Долго не раздумывая, иностранец отправился в Беларусь. С тех пор в Сирии он не был.

— Приехал в Минск в начале марта и, если честно, страшно перепугался, — улыбается Дия. — Если помните, тогда на Беларусь обрушился ураган «Хавьер», и я на полном серьезе подумал, что это нормальная погода для вашей страны. В Сирии снег может идти пару дней в году, но сразу тает, а здесь он лежал как огромные горы. Думал: «Боже, куда я попал?». Но со временем привык и к температуре, и ко всему остальному.

«Найти хорошую шаурму в Минске почти невозможно»

После газировки Дия направляется за соком и кладет в тележку сразу несколько пакетов апельсинового. Причем пить его герой не собирается.

— Это только для шаурмы, — объясняет он. — Я ее очень часто готовлю, и апельсиновый сок — это один из ингредиентов. Если добавить полстакана в сковороду во время обжарки мяса, вкус будет отличным. А саму начинку я мариную в кефире. В Минске хорошую шаурму найти очень трудно, почти невозможно. Здесь в нее почему-то всегда добавляют салат или какую-то другую зелень, хотя это неправильно. Я бы подумал, что вы просто любите здоровое питание, поэтому начали заменять мясо овощами. Но, к примеру, вместо чесночного крема, который должен быть в начинке, у вас используют майонез и другие жирные соусы. Так что я готовлю это блюдо сам.

Сириец поступил на курсы русского языка в БГТУ и на лето заселился в общежитие университета. Сначала даже не рассчитывал остаться в Беларуси надолго — по окончании курса русского языка планировал отправиться в Москву, чтобы поступать во ВГИК. Но после трех месяцев в Минске изменил решение.

— Начну издалека, — говорит иностранец. — Сирия не настолько исламская страна, какой ее привыкли считать. У нас огромное количество христианских святынь, а многие люди говорят на том самом языке, которым пользовался Христос — арамейском. В общем, у нас огромное культурное разнообразие. К сожалению, многие люди об этом не знают, и мне хочется донести эту информацию до них с помощью киноискусства. Собственно, так я и подумал: а почему бы не поступить в Академию искусств в Минске и не попробовать отсюда рассказать людям о другой Сирии и других сирийцах? Не как о государстве беженцев, пытающихся осесть в Европе, а как о стране, обладающей огромным культурным наследием.

Дия утверждает, что с поиском продуктов в Минске у него проблем нет.

— Вообще, в супермаркетах ассортимент что в Беларуси, что в Сирии почти одинаковый, — рассказывает иностранец, прохаживаясь между торговыми рядами. — Конечно, выбор по некоторым позициям продуктов немного меньше, но почти все необходимое можно найти. Исключение — некоторые фрукты. К примеру, «джанирк» (ренклод — разновидность сливы. — Прим. TUT.BY) и «сабарру» (опунция — плод растения семейства кактусовых. — Прим. TUT.BY) здесь ни разу не видел. Все остальное нашел без проблем — главное знать, как это называется по-русски. А еще у нас в супермаркетах продаются готовые фруктовые салаты, в Минске тоже их не встречал. С другой стороны, здесь я впервые попробовал сметану и теперь использую ее постоянно. В Сирии есть что-то похожее, но у вас вкуснее. Еще мне очень нравятся глазированные сырки.

«Беларусь — это чистота и уважение к очередям»

В БГАИ Дия поступил, по собственному признанию, без больших проблем, хотя сдавал экзамены наравне с белорусскими студентами. Главной трудностью, конечно, был язык, но специфика творческой специальности позволяла объясняться даже с неидеальным русским — в дело шли жесты и другие невербальные инструменты. В итоге Диа закончил пятилетний курс с дипломом с отличием и поступил в магистратуру, где сейчас и учится.

— Искусство мне нравилось с детства — помню, как еще ребенком дома танцевал перед зеркалом, — улыбается Дия. — Потом это стало моим хобби. Участвовал в работе известной в Сирии группы «Рамат» (в переводе на русский «Пепел»). Она занималась направлениями модерн и контемпорари, а таких коллективов у нас в стране мало — большинство интересуется традиционными танцами. Через пять лет создал собственную группу под названием «Адония». Когда переехал в Беларусь, перевез этот проект с собой, и теперь это по большей части белорусский коллектив.

Интерес Дия к искусству становится понятнее, когда мы узнаем, чем занимаются его родители. Отец героя по профессии переводчик с арабского и преподаватель музыки, мама — журналистка. Двенадцать лет назад глава семьи переехал в Лондон, а потом забрал с собой жену и дочь. Дия же перевез в Минск родного брата, с которым сейчас и живет.

— Про Беларусь до переезда я не знал почти ничего, — признается Дия. — С арабского название вашей страны буквально переводится как «Белая Россия», вот многие и думают, что это одно и то же. Хотя сейчас все чаще по телевидению можно услышать и слово «Беларусь». Первое, что бросилось в глаза, — конечно, чистота. Причем в областных городах с этим не хуже, чем в Минске. А еще — очереди. Я в первое время даже фотографировал, как люди возле вокзала ждут маршрутки, выстраиваясь в цепочки. Писал: «Смотрите, как в Беларуси люди уважают друг друга, — никакая полиция не нужна». Хотя иногда неписаные правила соблюдаются даже слишком строго. Как-то в банке мне по ошибке зачислили на счет 100 тысяч рублей вместо 10 тысяч. А заметил я это, только когда проверил чек на улице. Вернулся назад и побежал к кассе, но меня не хотели пускать без очереди!

Из необычных для Сирии продуктов иностранцу особенно нравятся глазированные сырки

В первое время после переезда парень общался с другими людьми только с помощью жестов. Однако совсем быстро начал говорить по-русски. Иностранных студентов в БГТУ селили вместе с белорусами, и обучение языку проходило «само по себе». Единственной проблемой для Дия до сих пор остаются падежи, в остальном сложностей он не испытывает.

— Больше всего с языком и всем остальным мне помогли одногруппники, они просто молодцы, — говорит Дия. — Я был единственным иностранцем, но ко мне очень хорошо отнеслись — старались помочь в любом вопросе, объясняли все тонкости. Очень рад, что нас свела судьба. Мне кажется, отзывчивость людей и является главной особенностью Беларуси. За все время здесь я ни разу не почувствовал себя чужим, не было никаких проблем с тем, что я иностранец. Этим мы похожи — в Сирии тоже можно спрашивать у прохожего дорогу, а в итоге попасть к нему на обед. Собственно, и сейчас большинство моих друзей — белорусы: коллеги и ребята, которые работают в моей группе.

Какое-то время Дия жил в общежитии, а потом начал снимать квартиру. Источника доходов у парня не было — он платил за учебу и жилье из сбережений, которые остались после нескольких лет работы в Сирии. Иногда герой занимался небольшими проектами с зарубежными продюсерами — это позволяло немного поправить финансовую ситуацию.

«Первая любовь — борщ, вторая — драники со сметаной»

— Не могу сказать, какой вид экранного искусства меня интересует больше всего, — делится сириец. — Каждый семестр в академии мы делали что-то новое, и мне все нравилось примерно одинаково. И документальное кино, и игровое, и реклама, и видеоклипы. Но вообще я специализируюсь как раз на последних — там есть музыка и хореография — в общем, все то, чем я занимаюсь с самого детства. Ну, и документалистика меня очень «цепляет» — когда сам смотрю собственные документальные фильмы, думаю: «Блин, вот круто». Мой любимый режиссер — Кшиштоф Кесьлевский — снимал и документалистику, и игровое кино.

Подходим к полке с хлебом. Никаких сюрпризов — сириец сразу же загружает тележку лавашом.

Лаваш сириец выбирает очень придирчиво

— Обычно беру немного другой хлеб, ливанский, — говорит иностранец. — Он чуть меньше и толще. Могу купить сразу 15 штук, когда его нахожу. А вот белорусский черный хлеб мне не очень нравится.

— Еще меня удивляет, что в Беларуси почти нет своих «звезд», — признается Дия. — У вас прекрасные артисты, но большинство людей ничего о них не знает. Говорят о голливудских знаменитостях, российских, но только не о своих. Мне кажется, что это абсолютно неправильно.

Первое время парень питался только в кафе. Готовить на кухне в общежитии ему не хотелось, поэтому после занятий он отправлялся в заведения возле Академии искусств.

— Там можно было заказать какое-то блюдо, поставить компьютер, чтобы монтировать видео, и долго-долго пить чай, — смеется Дия. — Со временем я начал ходить в заведения с белорусской кухней, она мне очень понравилась. Как-то попробовал борщ — и влюбился. А «вторая любовь» — драники со сметаной, я их всегда заказываю. Не люблю только блюда с мясом. Я бы вообще отказался от мясного — не могу есть, когда представляю, как мучают животных на мясокомбинатах. Но врачи мне сказали, что как минимум пару раз в месяц нужно кушать хотя бы курятину.

Перед покупкой колбасы Дия обязательно убеждается, что в составе есть только мясо птицы

Хумус, соус из граната и любимый… квас

Сириец долго ищет в рефрижераторе готовые драники — делать их сам он так и не научился, поэтому обычно покупает полуфабрикат. Рядом — хумус в банках. Иностранец грузит его в тележку, не считая, — это один из главных продуктов в рационе.

Неподалеку находим наршараб — соус из сгущенного на солнце сока граната. По утверждению Дия, он отлично подходит как приправа к мясу, фалафелю или овощам. Сириец сразу предупреждает, что главное — не переборщить с количеством — можно заработать изжогу.

Наршараб — соус из граната, который хорошо сочетается с самыми разными продуктами

— Сейчас готовлю по большей части сам, — рассказвыает Дия. — Кроме шаурмы, про которую уже говорил, часто делаю капсе — это блюдо, похожее на плов. Еще люблю готовить маклюбе, с арабского это переводится как «вверх ногами». В специальную миску слоями укладывается лук, баклажан, помидор, мясо, рис и приправы. Когда все готово, наверх кладется большая тарелка и конструкция переворачивается. Получается очень вкусно!

Еще один белорусский продукт, который сириец ищет целенаправленно, — квас. По собственному признанию, он в восторге от этого напитка. Находя, берет сразу несколько бутылок небольшого объема, чтобы содержимое не успевало выпустить газ.

— Из Беларуси за это время выезжал несколько раз, — говорит Дия. — В основном на фестивали, в которых участвовали мои фильмы. Один был в Сербии, другой в Болгарии. Во многие страны мои работы ездили без меня. Бывает, получаешь приглашение на фестиваль и просто не успеваешь сделать документы, а поэтому никуда не едешь — это сейчас сложность для многих моих соотечественников. Все подозревают, что сириец едет не по делам, а для нелегального проживания. Как-то на конференции в Бресте, где я представлял свой фильм о Сирии, один из зрителей встал и задал вопрос: «Почему вы, сирийцы, не воюете за свою родину, а едете сюда?». Но зачем мне воевать, если я режиссер? Мое оружие — не пули, а мои фильмы. Сирийцам нужно сейчас учиться и развиваться, чтобы после войны строить новую страну. Убивать других — это не решение, но многие даже здесь этого не понимают.

В Беларуси Дия находится по учебной визе, которую каждый год приходится продлевать. Однако для такого продления необходима адекватная причина. Как только Дия закончит учебу, ему придется покинуть Беларусь, хотя, по собственному признанию, он этого не хотел бы.

— Я, конечно, скучаю по Сирии, — говорит он. — Не только по людям и местам, а даже по запаху, еде. Честное слово, здесь даже небо выглядит не так, как в Дамаске. Я не хочу потерять родину, но Беларусь тоже очень полюбил за эти пять лет. Все-таки это достаточно долгий срок, и здесь уже тоже находится большая часть меня: друзья, группа. Сожалею, что пришлось уехать из Сирии, но благодаря Беларуси и учебе здесь я получил больше двух десятков призов на международных фестивалях по всему миру. Я благодарен вашей стране за этот шанс и, если будет возможность, хотел бы остаться здесь.

Партнер проекта:
«Корона» заботится о бюджете своих покупателей и радует выгодными предложениями: в магазинах сети действуют специальные цены на ряд акционных товаров — продукты питания, косметику и товары для гигиены! Покупайте больше, а платите меньше!

-40%
-10%
-25%
-10%
-50%
-10%
-10%
-70%
-40%
-10%
0060715