/

Вечером 14 марта 1996 года на улицах рядом с железнодорожным вокзалом в Орше, казалось, снимали страшный фильм. К зданию со всех сторон мчались милиция и скорые. Оглушительно выли сирены. Правоохранители оцепили всю округу. Но это оказалось не кино: двое преступников устроили на вокзале перестрелку и взрыв. Были и жертвы. Погиб милиционер Михаил Демьянов — он схватил брошенную в дежурку гранату, попытался ее обезвредить, но не успел. Шестеро его коллег и двое гражданских получили травмы… А в доме Демьяновых в тот момент еще ждали папу к ужину.

Фото: Игорь Матвеев
Михаил Демьянов отработал в транспортной милиции 13 лет, с августа 1983-го. Начинал постовым милиционером. Впоследствии был младшим инспектором, оперуполномоченным угрозыска, начальником линейного пункта милиции на станции Орша. С 1994 года — старший инспектор-дежурный ОВДТ. В момент гибели — капитан. Фото: Игорь Матвеев, TUT.BY

Но ужинать в тот вечер Демьяновым не пришлось — поехали в морг на опознание тела отца. И если бы не подвиг Михаила Ивановича, за ужином бы никогда больше не собрались в полном составе еще шесть семей его сослуживцев. Потом Демьяновы долго-долго учились жить без главы семьи. Говорят, так и не научились. Прошло 22 года — и накануне годовщины трагедии TUT.BY встретился с сыном милиционера-героя Андреем Демьяновым. Ему сегодня около 40 — как было отцу, когда тот в последний раз ушел на службу. Тоже силовик — уже полковник юстиции, начальник Новополоцкого городского отдела Следственного комитета. Рано повзрослел.

«Вот тут отец был жив — и тут его нет. Как же так?!»

— 41 год отцу исполнился бы через полтора месяца, 27 апреля. Самый расцвет для мужчины! Он хотел и умел жить. Был очень хорошим семьянином: строил дом, постоянно что-то мастерил, занимался огородом, дачей. Без дела сидеть не мог — сам же деревенский, родом из Никитиничей Шкловского района. Старался не только для жены и детей, но и для матери — после дежурств ездил к ней в деревню помогать по хозяйству. Воспитал трудолюбие, целеустремленность и в нас с сестрой Вероникой. Когда отец погиб, мне было 18 лет, а ей — 11. Все положительное, что во мне есть, — от папы. Он был для меня и отец, и брат, и наставник, и друг — все в одном лице.

Воспоминания даются Андрею Михайловичу непросто: родного человека, говорит, очень не хватает и через 22 года после гибели. Отцовская поддержка нужна, даже когда ты сам уже дважды отец и целый полковник.

Фото: Игорь Матвеев
Полковник юстиции Андрей Демьянов, начальник Новополоцкого городского отдела СК. Фото: Игорь Матвеев, TUT.BY

— Сколько бы лет ни прошло — все в памяти, как вчера. Долго не мог понять: вот тут отец был жив — и тут его нет. Как же так?! В тот день я подвозил его на работу с обеда. Он еще поставил мне задачи по хозяйству, я поехал их выполнять. А вечером узнал, что он погиб. Мы сидели дома, звонок в дверь — на пороге друг отца с женой. Рассказали, что на вокзале в дежурке произошел взрыв. Но про отца они еще ничего не знали. Тогда же мобильников не было. А позже приехали милицейские начальники и сообщили о гибели. Я ездил в морг на опознание.

Андрею пришлось быстро повзрослеть: «Почувствовал себя старшим мужчиной в семье. Нужно было принимать многие решения».

Фото: личный архив семьи Демьяновых
Михаил и Полина Демьяновы с маленьким Андреем. Фото: личный архив семьи Демьяновых

Когда погиб отец, Андрей Демьянов завершал учебу в техникуме железнодорожного транспорта. Собирался подавать документы в Могилевскую школу милиции.

— Но трагедия скорректировала планы — решил сразу получить высшее образование и поступил в Академию МВД, на следственно-экспертный факультет. Окончил его в 2000 году и пришел на службу в Оршанский ОВДТ, где работал отец. Позже возглавил Новополоцкий городской отдел Следственного комитета, — рассказывает собеседник о карьере.

Пришлось попрощаться с детством и сестре Андрея — Веронике:

— Она еще училась в школе, в 6 классе. Но быстро повзрослела — нужно было поддерживать маму. К 11 классу Вероника уже тоже сформировала жизненную позицию — решила пойти в милицию. Поступила в Академию МВД, сейчас работает старшим оперуполномоченным отделения уголовного розыска — в том же ОВДТ, где был папа. К слову, своего сына она назвала Михаилом — в честь деда.

TUT.BY очень хотел встретиться и поговорить и с дочерью героически погибшего Михаила Ивановича, Вероникой — но МВД не дало разрешения на интервью с майором Демьяновой.

Мама Андрея — Полина Даниловна — всю жизнь отработала на Оршанском заводе плавленых сыров, вышла на пенсию в должности главного бухгалтера. Поговорить с нами она не смогла из-за болезни.

Операция «Оползень»

Часть событий вечера 14 марта на Оршанском вокзале восстанавливаем с помощью Андрея Демьянова, который знает о них от коллег отца. Информацию находим и в подшивках газет за 1996 год: трагедия потрясла всю Беларусь, о ней писали многие.

ЧП произошло в начале восьмого вечера — до конца смены наряда отдела внутренних дел на транспорте (ОВДТ) на станции Орша оставалось меньше часа.

Милиционеры взвода ППСМ — старшина Геннадий Кармазинов и сержант Сергей Пашкевич — несли службу в здании вокзала. Вдруг сработала охранная сигнализация автоматических камер хранения: двое мужчин никак не могли открыть одну из ячеек.

В 1996-м шла Первая чеченская война. И, как писала милицейская газета «На страже», в тот мартовский день правоохранители проводили спецоперацию «Оползень» — «по проверке подозрительных лиц на принадлежность к бандитским формированиям». Один из мужчин, безуспешно возившихся с ячейкой, явно был кавказцем. Милиционеры подошли узнать, в чем дело. Пассажиры отказались рассказать, что у них в камере хранения, и не предъявили паспорта. Их повели в дежурную часть — для проверки документов.

«Впоследствии будут вестись разговоры и споры: должны ли были сотрудники милиции обыскать преступников сразу, до того как доставить в „опорку“. Но дело в том, что дверь отделения милиции на оршанском вокзале открывается в зал с камерами хранения, то есть расстояние от места задержания преступников до места доставки — не более 3 метров», — пояснял в 1996 году своим читателям «Витебский курьер».

Фото: личный архив семьи Демьяновых
Михаил Демьянов (слева) с коллегой по службе. Фото: личный архив семьи Демьяновых

Преступник кричал: «Всех взорву!»

Дежурка ОВДТ состояла из двух комнат. В первой проводили первичный досмотр, во второй находились сотрудники. В тот момент их было семеро: старший инспектор-дежурный, капитан Михаил Демьянов; старший эксперт-криминалист, капитан Александр Кисляков; начальник линейного пункта милиции на станции Лепель, сержант Андрей Маланухин; командир взвода ППСМ старший лейтенант Андрей Переходченко; старшина Геннадий Кармазинов и сержант Сергей Пашкевич — милиционеры взвода ППСМ; милиционер-водитель сержант Сергей Ладысев.

Андрей Демьянов рассказывает то, что, в свою очередь, слышал от очевидцев:

— В первой комнате один из задержанных выстрелил из пистолета в живот Кармазинову. Оружие преступник держал под одеждой. Его повалили на пол. Тогда он выхватил гранату и начал угрожать: «Отпустите, а то всех взорву». В дежурку вызвали медсестру, она оказывала помощь раненому Кармазинову. С бандитами вели переговоры. Когда договорились, что их отпускают, один из них, уходя, бросил в помещение гранату Ф1. После этого милиционеры открыли им вдогонку огонь на поражение. До этого момента правоохранители не стреляли, как это написали многие газеты. Отец схватил гранату, она разорвалась, почти все осколки попали в него. Он погиб на месте. Хоронили его в открытом гробу, но правую руку оторвало полностью.

Рядом с Демьяновым стоял Переходченко, поэтому он тоже сильно пострадал. Тяжелые травмы получил и Маланухин. Их спасали в реанимации. У остальных были более легкие ранения. Кроме правоохранителей, в дежурке находились двое гражданских — фельдшер медпункта Рыжикова и пенсионер, бывший милиционер, стрелок охраны Русаков.

— Все произошло моментально. Граната взрывается за несколько секунд. Это плотная масса осколков. Тем более дежурка — замкнутое маленькое помещение, — описывает ситуацию полковник юстиции Демьянов.

По его словам, даже те, кто был в дежурке, иногда по-разному рассказывали о том, что случилось. От шока, от полученных ран, от быстроты произошедшего. Не говоря уже о людях, которые не являлись свидетелями. Поэтому в СМИ попало много недостоверных фактов.

Бандиты погибли при захвате

Кровавую бойню, как позже выяснилось, устроили Тахар Гороев — уроженец Нальчика, столицы Кабардино-Балкарии, и наш соотечественник Сергей Малинов. Оба были не раз судимы. Кавказец и белорус находились в розыске — в России они убили и ограбили женщину и ее дочь. В камере хранения на Оршанском вокзале потом нашли вещи, похищенные теми при двойном убийстве: шубы, драгоценности, деньги.

— Милиционеры ранили обоих преступников, также их зацепило осколками гранаты, — рассказывает Андрей Демьянов. — Тем не менее они пытались скрыться в частном секторе и оказали вооруженное сопротивление при захвате.

Район возле вокзала плотно оцепили. На ноги подняли милицию всей области. В спецоперации участвовали правоохранители и из других регионов страны. Преступников обезвредили в течение часа.

Кавказец отбежал недалеко — упал, истекая кровью, рядом с железнодорожными путями. Его сообщник скрылся в частном доме, взял в заложники его жителей, потом отпустил. Выгнав хозяев, «написал записку, где его хоронить, и начал отстреливаться», сообщал «Витебский курьер». Дом блокировала милиция, и бандит сдался. В больнице он умер от ран.

У преступников изъяли «оружие, боеприпасы, поддельные паспорта», уточняла газета «На страже».

Тем временем в оршанской больнице лучшие врачи области бились за жизни двух тяжело раненных Андреев — Переходченко и Маланухина. Помогали и другим пострадавшим.

«Возможно, ценой одной жизни избежали многих жертв»

— Сейчас у милиции больше возможностей предотвратить преступления: металлоискатели, видеокамеры и так далее, — Андрей Демьянов надеется, что в наше время подобное страшное происшествие маловероятно. — Но тогда злоумышленников ведь тоже обыскали, оказалось, что пистолет лежал в потайном кармане. Конечно, если бы знали, что произойдет, им бы сразу надели наручники. Но кто же думал, что в 1996 году на вокзале в Орше появятся два настолько дерзких человека, которые откроют огонь в дежурной части в окружении семерых милиционеров? И настолько самонадеянных, что еще попытаются скрыться? И кто знает, сколько людей эти бандиты еще «положили» бы? Мы же не знаем, куда они направлялись — с этим похищенным золотом и деньгами. Сбыли бы награбленное и, скорее всего, пошли бы на новое преступление. Поэтому, возможно, ценой жизни одного человека избежали ряда жертв.

Фото: личный архив семьи Демьяновых
Михаил Демьянов в армии. Фото: личный архив семьи Демьяновых

Награжден орденом Отечества ІІІ степени. Посмертно

После гибели капитана Демьянова его вдове и детям практически сразу выделили 3-комнатную квартиру возле вокзала в Орше.

— До этого мы жили в половине частного дома. Отец стоял в очереди на квартиру. Кроме того, матери выплатили страховку, — говорит Андрей Демьянов.

Демьяновым и семьям других пострадавших помогали жители Орши и других городов страны. Материальную помощь собирали не только коллеги-милиционеры, но и работники разных предприятий. Всего, как написала через месяц после ЧП газета «На страже», пострадавшим передали 150 миллионов рублей (около 12 тысяч долларов США по курсу апреля 1996 года. — Прим. TUT.BY).

— Коллеги отца ежегодно приходят к нам в День милиции. Маму постоянно приглашают на торжества в УВД. На годовщину гибели ездим на кладбище. Там, у могилы папы, раньше принимали присягу молодые сотрудники транспортной милиции, — рассказывает Андрей Демьянов.

Фото: Владимир Палуха, railwayz.info
В июле 2008 года на железнодорожном вокзале в Орше открыли мемориальную доску в честь Михаила Демьянова. Фото: Владимир Палуха, railwayz.info

Указом президента Беларуси за мужество и героизм, проявленные при обезвреживании особо опасных преступников, Михаил Демьянов посмертно награжден орденом Отечества ІІІ степени. Он был первым белорусом, удостоенным этого ордена. Награждение состоялось 22 октября 1996 года.

Приказом министра внутренних дел Валентина Агольца капитан Демьянов занесен в Почетную книгу МВД.

Коллеги погибшего — лейтенант Андрей Переходченко, капитан Александр Кисляков и сержант Андрей Маланухин — награждены знаком «За выдатную службу». Старшина Геннадий Кармазинов, сержанты Сергей Пашкевич и Сергей Ладысев удостоены знака «Выдатнік міліцыі». Переходченко и Пашкевич также первыми в истории Беларуси получили медали «За отвагу».

Многие вещи и документы Михаила Демьянова родные передали в музеи: транспортной милиции — в Орше, и МВД — в Минске. Но отцовский орден, решили, останется в семье.

Фото: Игорь Матвеев