/

В середине января столичный суд вынес приговор следователю из Полоцка: «подорвал авторитет и престиж» своего ведомства — присвоил 100 долларов и 680 рублей. Именно этих денег, как следует из материалов, недосчиталась потерпевшая по делу, которое он расследовал. Сотрудник категорически отрицает вину и обжаловал приговор в Мингорсуде. TUT.BY попробовал разобраться.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— 17 лет службы, и такое пятно! Никаких замечаний за столько лет не было. Ему три года осталось до пенсии. И зная законы, он будет мараться ради 100 долларов? — недоумевает отец обвиняемого Геннадий Тябут. — Конечно, люди скажут: любой отец сына защищает. Но если бы зафиксировали хоть один факт, что он брал те или любые другие деньги — никуда бы не обращался. Взял — садись!

Отец уверен: сын денег не брал и факт хищения и превышения полномочий в ходе следствия не доказан. Суд же вынес вердикт: хищение и превышение полномочий были, виновен — три с половиной года колонии, а после — жизнь обычного «гражданского», без звания и пенсии майора юстиции.

Фото предоставлено семьей Андрея Тябута
40-летний Андрей Тябут работал в СК с 2012 года, а до того был милиционером

Успеть к понедельнику

Летом 2017-го полоцкий следователь Андрей Тябут разбирался в деле о хулиганстве: пьяный мужчина после вечера в клубе повредил две чужие машины. В ходе расследования виновник инцидента З. согласился погасить ущерб потерпевшим, следователь же предложил сам передать от него деньги — якобы чтобы не затягивать следствие. Но позже люди заподозрили, что в расчетах следователь их обманул, и после звонка потерпевших на горячую линию СК в дело вмешалось Управление собственной безопасности ведомства.

Как выяснилось, это дело о хулиганстве перешло к Андрею Тябуту от коллеги: тот успел опросить владельцев поврежденных машин и ушел в отпуск. На окончание расследования был отведен конкретный срок — до конца июля. В принципе, оставалось только решить вопрос, будет ли виновник добровольно возмещать ущерб. Тот работал в России и в Полоцке объявился лишь 29 июля, в субботу. Но в тот день в городе не было других участников истории.

Чтобы успеть окончить дело в срок, оставался только один день — понедельник, позже объяснял Андрей Тябут в суде. Он предложил обвиняемому передать деньги ему [следователю], чтобы за выходные отдать их в качестве компенсации вреда потерпевшим.

З. передал Тябуту 1500 долларов и 850 рублей: сумма ущерба по материалам дела составляла 3700 рублей. Помимо этого, в ходе следствия потерпевшие просили также вернуть им деньги за саму процедуру оценки повреждений (примерно по сто рублей), но об этом, заявил на суде Андрей Тябут, он впопыхах забыл.

Воскресным вечером на связь вышел владелец первой машины, следователь достал из сейфа 700 долларов и 70 рублей (эту сумму называют и следователь, и потерпевший) и отдал ему. Утром в понедельник оставшуюся часть денег забрала вторая потерпевшая.

Следователь попросил обоих потерпевших написать расписки, что деньги получены и претензий к обвиняемому они не имеют. Но в расписках не было точных сумм: по мнению стороны обвинения, таким образом Андрей Тябут пытался скрыть хищение части денег. Потерпевшие написали расписки.

Процесс пошел быстро: в понедельник дело закрыли и передали прокурору. Назавтра оно уже было в суде. Тем временем все три стороны разбирательства созвонились и уточнили расчеты. Обвиняемый З. уверил обоих потерпевших, что передал следователю весь объем суммы из обвинения: 1500 долларов и 850 рублей — то есть 3700 рублей в эквиваленте. Но денег, которые оказались на руках потерпевших, по их словам, было меньше: на 870 рублей.

«Заподозрив, что следователь его обманул, потерпевший Р. позвонил на телефон горячей линии Следственного комитета и сообщил о произошедшем», — говорится в материалах дела.

Началось разбирательство. Позже потерпевший Р. от своих претензий отказался — он и следователь говорили об одной сумме. Но майора Тябута отправили в СИЗО — через две недели после начала разбирательства владелица второй машины, потерпевшая С., во время опроса заявила: она получила 700 долларов и 100 рублей — а это, выходит, на 100 долларов и 680 рублей меньше, чем должен был следователь.

Сотрудника СК обвинили в хищении, но все время он категорически отрицал свою вину и так ее и не признал.

Лучше так, чем годами «по 5−10 рублей в месяц»

В день передачи денег — понедельник — между потерпевшей С. и следователем случился конфликт. Женщина принесла две справки о размере повреждений: одна СТО оценила ремонт в 800 рублей, а другая — почти в 2200.

«В ходе беседы Тябут стал убеждать, что вторая справка не будет нести доказательного значения и в суде может быть расценена как мошеннические действия с целью получения денег в большем размере, чем фактическая сумма ущерба», — рассказывала в суде жительница Полоцка. Она уверяла: Андрей Тябут убеждал, что если в суд вызовут эксперта, она получит гораздо меньше. Ремонт, мол, не стоит таких денег, за эту сумму можно, судя по объявлениям в интернете, «купить целую машину». Поэтому, мол, лучше брать что есть, иначе «придется получать 5−10 рублей в месяц по решению суда на протяжении нескольких лет».

Адвокаты обвиняемого согласились: со стороны следователя это было, может, не совсем этично, но именно этот конфликт и мог стать причиной последующего «оговора».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Открыл сейф и достал оттуда деньги. Всего было 7 купюр по 100 долларов и 10 купюр по 10 рублей [то есть 700 долларов и 100 рублей]», — сообщила позже суду С. После чего она написала расписку под диктовку сотрудника: без указания суммы, главное — «претензий не имеет».

Сам Андрей Тябут в ходе следствия и суда доказывал, что отдал женщине все оставшееся — 800 долларов и 780 рублей. Впоследствии каких-то денег при обысках дома и в кабинете следователя не нашли.

Был свидетель или нет?

Во время суда адвокаты следователя заявили свидетеля, который ранее не давал показаний. Это коллега Андрея Тябута, следователь Т. из того же отдела, их кабинеты были напротив друг друга.

Он заявил, что через открытые двери видел в тот день посетительницу С.: как она пересчитала полученные деньги и озвучила сумму в 800 долларов, а потом получила еще «стопку 20-рублевых [а не 10-рублевых, как утверждала женщина] банкнот из примерно 40−45 купюр».

— Обратил внимание на этот факт, так как женщина разговаривала с Тябутом на повышенных тонах, — пояснил суду свидетель.

Но суд признал его показания «недостоверными и избирательными», потому что остальные события (написание расписок, телефонные звонки) он не вспомнил. Судью также насторожило, что один из начальников отделения слышал от свидетеля в частной беседе, что якобы он видел все, «находясь при этом непосредственно в кабинете самого Тябута», а не через коридор. Называть вслух сумму полученных денег после пересчета, решил суд, было со стороны женщины нелогично.

Сама С. вспоминала, что соседний кабинет действительно был открыт. Но встреча с Тябутом в его кабинете, «по ее ощущениям», проходила при закрытых дверях. И «лишь на одну секунду в конце разговора заглянул мужчина, который, увидев их, сразу же закрыл дверь».

А хулиган заплатил дважды

В приговоре следователю значится, что он нарушил права не только владельцев машин на полную компенсацию ущерба, но и самого обвиняемого-хулигана. Ведь тот после добровольного погашения ущерба имел право заявить ходатайство о прекращении уголовного дела — и дальше отвечать по «административке». Но материалы уголовного дела следователь отправил в суд. Там обвиняемый З. пояснил: передал всю сумму ущерба, но «часть денег не дошла». Его обязали «повторно в зале суда» передать владельцам авто, по их словам, недостающую сумму — всего 850 рублей. При этом «учтенная» общая сумма компенсации вышла той же, о которой говорилось сначала у следователя — 3700 рублей.

З. все-таки ограничился административной ответственностью.

«В чем тогда логика? Если сын передал уголовное дело в суд — там все суммы все равно всплыли бы! Сам себя подставлял?» — рассуждает отец обвиняемого Геннадий Тябут.

Только потом следователям написали инструкцию

Мог ли следователь в принципе брать деньги в руки и хранить их в своем сейфе? Как должна была проходить передача денег от обвиняемого к потерпевшим по закону? Оказывается, служебной инструкции на этот счет как минимум в Полоцком межрайонном отделе СК тогда не было.

В суде руководители полоцкого отдела признались, что и раньше подчиненные иногда сами передавали деньги. В расписках не всегда указывали суммы — и это никого не смущало, закону не противоречило, материалы так и уходили в суд.

При этом, как говорили сотрудники РОСК в суде, добровольное возмещение ущерба и сроки расследования были одними из показателей работы следователя. Иначе премий могло лишиться все отделение.

Выходит, каждый поступал на свой страх и риск. Например, первый следователь по этому делу о хулиганстве, по его признанию, планировал собрать всех участников и лишь наблюдать за процессом передачи денег. А вот Тябут взял чужие деньги в руки — и позже настаивал в суде, что «запрета на соответствующие действия нигде не содержится».

«Мой сын с огромным опытом работы делал это автоматически, не задумываясь. Конечно, теперь-то все понимают, что нужно было сделать по-другому, чтобы себя подстраховать», — рассуждает отец Андрея Тябута.

После истории с Тябутом, в сентябре 2017-го, УСК по Витебской области разработало инструкцию для внутреннего пользования: в частности, следователей обязали прописывать переданную сумму.

«Отсутствие правового регулирования механизма действий следователей по возмещению ущерба по уголовным делам, (…) не исключает квалификацию его действий по ст. 426 УК (Превышение служебных полномочий)», — решил суд. Мол, следователь получил деньги, но передал их людям «не в полном объеме» (речь о хищении). При этом уговорил их написать и приобщил к делу расписки, что ущерб возмещен «в полном объеме». Все это он «не вправе был совершать, так же как и любое другое должностное лицо, поскольку ему было заведомо известно, что изложенная в документах информация о полном возмещении ущерба по делу является недостоверной» — а это повлекло ущерб интересам участников истории, решил суд.

Обвинение в процессе поддерживал представитель Генпрокуратуры. Хулиган З., передававший деньги, и потерпевший Р. просили суд следователя строго не наказывать. Потерпевшая С. оставила вопрос на усмотрение суда.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Сторона защиты обжаловала приговор

За хищение денег сотрудник СК был осужден на один год лишения свободы, а за превышение полномочий — на три с половиной.

«По совокупности преступлений (…) окончательно назначить Андрею Тябуту наказание в виде лишения свободы сроком на 3,5 года в исправительной колонии в условиях усиленного режима, (…) с лишением права занимать должности в правоохранительных органах на срок пять лет, с лишением звания», — вынес решение судья Партизанского района Минска Дмитрий Супрун (он же председательствовал в процессе по «делу ошмянских таможенников»).

В марте дело рассмотрит Минский городской суд: родные Андрея Тябута обжаловали приговор. Также они обратились в Администрацию президента с просьбой «разобраться».