/

Во время учебы в БГУ Светлана-Мария Здобникова увлеклась Германией. Настолько сильно, что за полтора года выучила немецкий язык, съездила на семестр по обмену в Бохум и продолжила свой образовательный путь в магистратуре старейшего университета Германии. Об учебе в стране, где стипендии хватает на комфортное проживание, страхе отвечать на парах и нюансах комфортной немецкой жизни Светлана рассказала TUT.BY.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

По информации посольства Федеративной Республики Германия в Минске, ежегодно визовый отдел выдает 150−200 национальных виз для учебы и прохождения языковых курсов в Германии.

— Когда уезжаю за пределы Германии и встречаю там немцев, нахожу в них что-то родное, — рассказывает девушка с необычным именем Светлана-Мария.

Второй год она учится в магистратуре университета Хайдельберга. Эйфория от страны, в которую она по взаимности влюбилась, давно улетучилась. Осталось лишь ощущение, что здесь она среди своих.

— Но в то же время, как бы комфортно мне ни было в немецком обществе, я осознаю, что мы росли на разном культурном бэкграунде. Культурный код страны мне близок, но я знаю о нем не все, — признается Светлана.

Оставаться в Германии она не планирует, но как сложится — не знает. В магистратуру поступила для того, чтобы расширить границы своих знаний и ответить для себя на вопрос: «Может, я не знаю о мире что-то важное?».

Фото: личный архив
Фото: личный архив

«Экзаменов нет. В прошлом семестре ходила на пары всего три дня»

— Официально магистратура длится 2 года, но по факту в университете Хайдельберга можно учиться так долго, как хочется. Главное — набрать в сумме 120 пунктов. При этом план занятий ты составляешь сама: можно выбирать курсы и проекты, которые нужны именно тебе, а не деканату. Помню, во время учебы в Бохуме меня это очень поразило, я не могла составить расписание, потому что хотелось взять все — так нравились описания предметов. Теперь к этому отношусь более спокойно — как к чему-то обыденному и само собой разумеющемуся.

Недавно, кстати, разговаривала со своим студенческим куратором. Он сказал: «Если ты не готова писать магистерскую работу, это окей. В 10-м семестре, возможно, я спрошу, все ли с тобой в порядке. А пока можешь учиться, сколько хочешь». Немцы говорят, что не знают таких студентов, которые бы окончили магистратуру за 4 семестра. Они наслаждаются учебой. Вот и я решила продлить обучение еще на семестр. Правда, стипендиальной поддержки уже не будет — придется самой себя обеспечивать.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

В университете я изучаю политологию и смежную специальность — в качестве нее я выбрала экономику, о чем, честно, жалею. Это очень тяжело, так как все курсы ориентированы на своих, а не студентов других специальностей, которые не так глубоко в теме. Тем не менее, по ней нужно обязательно набрать 20 «кредитов». В прошлом семестре я брала политическую экономику развития, сейчас — фискальную политику ЕС.

На политологии нет лекций, только семинары. Экзаменов тоже нет, вместо них — курсовые работы: за весь курс нужно написать четыре большие, четыре средние плюс одну для семинара по методам исследования. Загрузка в течение семестра небольшая — в основном приходится работать на каникулах. В первом семестре у меня было пять пар в неделю, в прошлом — всего один блоковый семинар на три дня по политологии и лекция по экономике. Остальное время было свободно.

Фото: личный архив
Кампус университета. Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив

Чем при этом занималась? Учила французский — с уровня А1 дошла до В2 (французский — пятый иностранный язык, который учит Светлана, — после польского, английского, немецкого и испанского. — Прим. TUT.BY). В данный момент прохожу практику. Группой из 4 человек мы делаем проект по киберконфликтам. Анализирую сайты ИТ-компаний, новостные ресурсы, документы, ищу киберконфликты с политической подоплекой или политизированные. После этого каждый найденный кейс мы кодируем. С февраля этого года занимаемся проектом уже как сотрудники университета — планируем работать один семестр, но, может, и дольше. Пока на часть ставки — 15 часов в месяц. С марта, надеюсь, объем увеличится — до 20−30.

Фото: личный архив
Такой выбор спортивных занятий бесплатно предлагает университет. Фото: личный архив

Вначале у меня были проблемы с участием в дискуссиях на семинарах. В первую очередь, языковые. Боялась, что скажу что-то не так, что мои мысли будут звучать косноязычно. От этого меня «заткнуло» на пару месяцев, хотя уровень языка был неплохой — С1. Когда ты слышишь, что люди вокруг говорят дельные вещи, то думаешь, что твои мысли не так глубоки и интересны. Все мои однокурсники казались такими умными! Что в итоге раскрепостило? Со временем стала более уверенной в предмете и начала проще относиться ко всему, перестала считать, что это нечто заоблачное. Поэтому теперь свободно дискутирую с коллегами, преподавателями и пишу научные работы.

С преподавателями отношения складываются по-разному. Все они, безусловно, очень дружелюбные. Но многие не сильно заинтересованы в аудиторной работе. Они заняты исследованиями, им некогда обращать внимание на студентов. Это проблема многих исследовательских университетов. Хотя был один прекрасный семинар по теориям Латинской Америки, его вели сразу два преподавателя. Они были очень приятные, на первом занятии предложили обращаться друг к другу на ты. На последнем отвели нас пить кофе, заплатили за всех студентов.

Для подготовки к семинарам нужно читать много научной литературы, статей. В начале каждого преподаватели предлагают план, какие темы будут затронуты, сколько времени уделят каждой. Это классно. Иногда этот план обсуждается со студентами и изменяется согласно их пожеланиям. Хотя так бывает не всегда, из-за чего мои немецкие одногруппники бывают недовольны. Высказывать свое мнение они не стесняются, говорят прямо в лоб: «Мне это занятие ничего не дало, лучше бы остался дома». И преподаватели учитывают эти мнения.

Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив

«Апартаменты в новом общежитии стоят 500 евро»

— До отлета в Германию оставалась неделя, а я еще не знала, где буду жить. Спрос на жилье в Хайдельберге очень высокий. В университете учится около 30 тысяч человек, еще 12 тысяч — в педагогическом институте.

Сперва я рассчитывала либо на общежитие, либо на WG (Wohngemeinschaft — подобие коммуналки с 5−10 комнатами и общими кухней, ванной. — Прим. TUT.BY). Многие WG получают по 30−50 заявок на свободную комнату и устраивают потенциальным соседям собеседование, которое напоминает устройство на работу. Причем жилье довольно дорогое. Постоянно строят новое, но его по-прежнему не хватает.

Фото: личный архив
Так общежитие выглядит снаружи. Фото: личный архив

В итоге нашла жилье через внутренний список предложений для иностранных студентов, который мне прислал университет. Еще отсюда, из Беларуси, позвонила женщине, и она согласилась меня принять. Дистанционно оформили договор, и я внесла залог — полную стоимость проживания за месяц.

То жилье стоило мало — 350 евро. Для сравнения, апартаменты в новом частном общежитии стоят 500 евро. Сейчас я живу в государственном, оно обходится мне в 285 евро. Это очень выгодный вариант. В моем распоряжении — уютная 20-метровая комната, ванная и маленькая кухня.

Фото: личный архив
Фото: личный архив
Комната в общежитии. Фото: личный архив

В первые месяцы ушло немало денег на то, чтобы обустроиться. Минимум 250 евро, я думаю. Ведь нужно было купить подушку и одеяло, постельное белье, кастрюли, сковородки, тарелки и кружки, утюг, лампы, ковер и т.д. Я очень просто относилась к переезду, взяла с собой самое необходимое, потому что понимала, что еду не в пустыню. Хотя некоторые везут с собой одеяла и утюги.

«Стипендии хватает, деньги даже остаются»

— Стипендия DAAD, которую я получаю, равна 750 евро. Фонд покрывает медицинскую страховку, еще 40 евро доплачивает за общежитие. То есть на карточку приходит 790. 285 уходит на жилье, 25 — на мобильный телефон.

На проживание остается 480 евро. Этой суммы хватает на то, чтобы комфортно себя чувствовать. Часто деньги даже остаются. Поэтому родители мне ничего не присылают — делать это просто незачем.

На продукты уходит евро 200 — может, меньше, но вряд ли больше. Обед в столовой стоит 3−5 евро, в кафе-«закусочной» — 5−10 евро (иногда хожу между занятиями, если столовки рядом нет или не хочу туда), в кафе-ресторане — 15−25 евро (хожу редко, когда есть какой-нибудь особый случай).

Фото: личный архив
Столовая. Фото: личный архив

В Германии у меня сильно изменилась диета. Перестала есть мясо, не покупаю сладкое, мучное, рис и картошку. Стараюсь готовить простую еду. Люблю замачивать и проращивать зеленую гречку, чечевицу, орехи.

Полуфабрикаты не покупаю, мясное, естественно, тоже. Для вегетарианцев, кстати, есть куча отдельных полок с заменителями (типа веганской ветчины, сосисок и т.д.), но я этого не понимаю. Нравится, что можно купить киноа, амарант, семена чиа и зеленую гречку в любом магазине. А еще хумус, вкуснейший сыр и цельнозерновой хлеб. Но некоторых вещей недостает: кефир не везде найдешь, а о морской капусте или сыре сулугуни, например, тут никогда не слышали.

Фото: личный архив
Хайдельберг. Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив

Метро в Хайдельберге нет, город маленький. Большинство людей (не только студенты, но и те, кто работает) ездят на велосипедах. Одноразовый проездной билет на автобус, трамвай, S-Bahn (городская электричка. — Прим. TUT.BY) стоит 2,5 евро. Доехать до Маннхайма (15−20 мин. на поезде или S-Bahn'е) обойдется в 5,60 евро. В Бохуме я платила взнос за учебу — около 250 евро, который включал бесплатный проездной по всей Северной Рейн-Вестфалии. В Баден-Вюртемберге система другая: можно купить билет на семестр за 160 сверх платы за учебу, но по нему далеко не уедешь.

Для поездок по городу я купила себе велосипед, уже второй. Быстро, удобно, безопасно. Полезно.

Поездка домой обходится в 100−300 евро. Езжу примерно два раза в год. По Европе можно путешествовать очень дешево. Благодаря Flixbus’у, например, или лоукостам. От меня недалеко много аэропортов. Особенно удобны два: Frankfurt International, откуда летает много рейсов, и Frankfurt Hahn — там приземляются лоукосты.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

До нынешнего семестра я еще не работала. Но планирую попробовать себя в качестве Wissenschaftliche Hilfskraft (научный ассистент. — Прим. TUT.BY) в политологическом институте. Кроме работы в универе, можно, конечно, в каких-то магазинах, ресторанах подрабатывать. Платят 9−14 евро в час. Но я хочу сконцентрироваться на своем направлении, а не распыляться.

Важной частью моей жизни в Германии стала активность в молодежных организациях — AEGEE и JEF. Мне хотелось социализироваться, но сделать это с упором на область, которую я изучаю. Организации дают возможность участвовать в мероприятиях по всей Европе и быть активным как на локальном, так и на европейском уровне. Сейчас на локальном уровне в AEGEE я «работаю» вице-президентом по организации мероприятий (раньше занималась европейскими делами). В JEF собираюсь учредить пост ассистента по отношениям с другими (про)европейскими организациями, так как успела набраться в этом опыта. Все это развивает твои soft skills, создает широкую сеть контактов. Да и в принципе, быть во что-то вовлеченным — это норма для Германии с сильным гражданским обществом.

Фото: личный архив
Фото: личный архив