В большом интервью «Радыё Свабода» теперь уже экс-главный редактор «СБ Беларусь Сегодня» Павел Якубович рассказал об обязательных публикациях, которые поступали из «государственных инстанций». А также признался, что Ксенофонт Суперфосфатов — это был его творческий псевдоним.

Фото: www.svaboda.org
Фото: www.svaboda.org

Среди обязательных материалов, поступивших в редакцию, вспоминает Якубович, был разворот, посвященный событиям протестной площади 19 декабря 2010 года.

— Надо было пойти в отставку и собирать тюльпаны или опубликовать то, что поступило из государственных инстанций. Там есть конкретный автор, который получил за это гонорар. Отказаться от этого редактору нельзя было. А то, что я писал, за все несу ответственность. Это я не писал, — отметил Якубович.

Что же касается публикаций по делу «Белого легиона», то, как отметил экс-главред, у него не было оснований не верить государственному телевидению.

— Я смотрю по телевизору разговор про фрау А. Я ее придумал? Нет. Я увидел какие-то пулеметы, автоматы, пистолеты. Это же не оппозиционная газета, чтобы сомневаться, что этого не было, докажите. Это государственная газета, которая обязана реагировать. Тут уже разговор про объективность не идет.

Вспомнил Павел Якубович еще одну громкую публикацию прошлых лет — фельетон «Много у нас диковин, каждый чудак — Бетховен!», подписанный Ксенофонтом Суперфосфатовым. Журналист признается — это был его псевдоним, который ему очень нравился.

После появления фельетона в «СБ Беларусь Сегодня», покончила жизнь самоубийством солигорская правозащитница Яна Полякова. Павел Якубович говорит, что его вины в этом не было — соответствующую проверку проводила прокуратура Минской области.

— В журналистике так бывает. Совпадение. Прокурорская проверка установила, что публикация в газете и суицид Поляковой не имеют ничего общего. Я впервые про это говорю. Все время молчал. У меня даже справка есть. Я был очень обеспокоен, разочарован. Но так не бывает у нас, чтобы человек покончил жизнь самоубийством из-за упоминания в газете, иначе трупы были бы везде. Я написал сотни фельетонов. И тут было такое трагическое, ужасное совпадение.

Павел Якубович также отметил, что ему, как главному редактору, часто приходилось стоять перед выбором, но он всегда «однозначно был на стороне добра».

— Я для себя отвоевал большие возможности действовать самостоятельно там, где это возможно было. Там, где этого было нельзя… Каждый редактор, корреспондент всегда чем-то ограничен. Есть самоцензура, есть обстоятельства, есть прямые указания. Это во всех СМИ без исключения.

По словам экс-главного редактора, у него нет хором в Дроздах, а только небольшой лесной домик в Ждановичах. Его семья — жена, взрослый сын и внуки.

— Так, та формула — посадил дерево, вырастил сына, построил дом — к вам применима. Что бы вы еще сюда добавили?

— И не посадил друга. Друзей я не сажал, наоборот, по мере возможностей старался им помогать.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-70%
-10%
-12%
-10%
-30%
0063042