Вероника Гришина / /

Жители Минска за зимний день выбрасывают 6−8 тысяч кубов (это около двух тысяч тонн мусора). В проекте «Вторая жизнь» движение «Цель 99» и TUT.BY продолжают рассказывать о том, что происходит с отходами, и о важности их сортировки. В этот раз мы съездили на полигон «Тростенецкий». Его первую половину заполняли мусором 10 лет, вторую — за полтора года «засыпали» наполовину. О темпах роста отходов, а также об их вреде для экологии мы спросили у специалистов.

На полигон у Минска свозят все, что жители столицы выбрасывают дома, на работе и на улице в урны для смешанного мусора — то есть то, что не отсортировали в специальные контейнеры для пластика, стекла и бумаги. Когда мы подъезжаем, у рампы к полигону оказывается очередь из пяти мусоровозов.

— Машины идут ежедневно с восьми утра до восьми вечера, — рассказывает начальник цеха обезвреживания отходов предприятия «Экорес» Руслан Хурсик, встречая нас у входа. — Здесь транспорт взвешивается, все данные фиксируются в электронный журнал. Контролер проверяет документы и сопроводительные паспорта — сверяет тип отходов, указанный в них, с тем мусором, который привезли по факту.

Зимой за день сюда привозят 6−8 тысяч кубов мусора. В привычной нам системе исчисления это около двух тысяч тонн. Весной и летом количество отходов доходит до 12−15 тысяч кубов, что больше уже четырех тысяч тонн. Чтобы узнать, куда все это попадает, идем по дороге вслед за машинами. Оказываемся на площадке для выгрузки.

«Меньше захороним — дольше сможем поработать»

— Полигон — это специальное место, куда отходы поступают на вечное хранение, — объясняет по пути специалист. — Те, что неопасны, иногда привозят смешанными с опасными отходами производства, поэтому весь мусор, который сюда свозится, надо проверять. То, что можно захоранивать, остается здесь. Основная цель полигона — изолировать отходы от окружающей среды.

Полигон «Тростенецкий» открыли в 2008 году, когда закрылся соседний «Тростенец». Площадь нового — 32 гектара — поделена пополам на две рабочие зоны («карты») для захоранивания отходов. Под ними — котлован на 15 метров глубиной. Одну «карту» уже полностью заполнили — это та самая горка на 15 метров вверх, которую видно при въезде. То есть всего под ней скрыт 30-метровый слой мусора. Теперь отходами заполняют вторую рабочую зону полигона.

— Первую половину мы заполняли десять лет. Вторую — заполняем полтора года, уже вышли на нулевую отметку. Еще лет пять — и все, не будет места, — прикидывает Руслан. — С каждым годом количество отходов увеличивается, что еще быстрее сокращает срок службы полигона. При этом резервной площади здесь нет.

Огибаем высокий земляной вал и вдалеке видим значительно меньшую горку из мусора. Ее формируют машины, которые выгружают в центр площадки только что привезенные отходы. В поступающем сюда мусоре все еще остается много вторсырья — пластика, бумаги, стекла. Их люди выбрасывают вперемешку с «обычным» мусором, поэтому привезенные отходы приходится разбирать сотням людей. За неделю они извлекают около 80 тонн вторсырья.

— Пока не все жители собирают раздельно бытовые отходы, поэтому мы наняли людей, которые сортируют мусор прямо здесь, доставая ПЭТ-бутылки, бумагу, стекло. За такую работу мы платим деньги. И пусть небольшая, но часть отходов все же идет на переработку, — рассказывает начальник цеха обезвреживания отходов. — Здесь плюс не только в переработке: чем меньше захороним, тем дольше проработает наш полигон, а значит, не придется вскоре строить новый.

Ручным трудом разбирают только отходы, которые лежат на поверхности. Из отходов, уже попавших на полигон, вторую жизнь в итоге получает не больше одного процента.

— Как только началась эра упаковки, количество мусора увеличилось в десятки раз — в год привозят около миллиона тонн отходов. Раньше все было или в бумаге, или в стеклянной бутылке, а теперь на каждый товар или вещь — отдельный тип упаковки. Не каждая организация возьмет в переработку уже попавший к нам пакетик. Мусор загрязнен органикой, а затраты для его очистки не оправдаются. Древесина тоже не вся идет на переработку. Попадается, например, крупногабаритная мебель, которую никто не разбирает. Единственный выход в таком случае — захоронение, — поясняет Руслан.

Слоеный пирожок, который «растет, растет и растет»

Все, что остается на полигоне, укатывается сверху бульдозером или компактором. Он уплотняет отходы. Как только слой мусора достигает трех метров, он пересыпается землей сверху.

— Если разрезать это все, получается слоеный пирожок, — шутит Руслан. — С каждым годом он растет, растет и растет.

Хранилища мусора, где нет защитных сооружений, могут стать источником загрязнения грунтовых вод и воздуха.

— Полигон — огромная толща отходов, где много органических веществ. Под землей они разлагаются под воздействием давления и высокой температуры, — подключается к разговору старший научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории экологии ландшафтов географического факультета БГУ Александр Демидов.

Александр Демидов

— Кроме уплотнения, внутри происходят разные химические реакции. Выжимается влага — и появляется высококонцентрированное вещество темного цвета, которое называется фильтратом. Он постепенно скапливается внизу, а затем уходит в землю.

Александр с коллегами проводил исследования состава такого фильтрата.

— В нем содержатся азотные соединения — это производные от органики, — поясняет специалист. — Когда фильтрат попадает в подземные воды, там образуется азотный нитрат. В последнее время в некоторых колодцах мы наблюдаем высокую концентрацию нитрата — пить воду из таких источников нельзя. Я не буду утверждать, что есть прямая зависимость между порчей колодцев и мусором, но полигон дает этот нитрат в том числе. Опасность представляет и высокая концентрация некоторых металлов — кадмия, цинка.

В какой мере загрязняются грунтовые воды, зависит от того, как глубоко они находятся и какой состав пород под конкретным полигоном.

— Если это суглинок или глина, то фильтрация происходит медленно. Наши грунты имеют такое свойство, как буферность — способность к самоочищению. Происходит преобразование химических веществ, и на выходе через почву при попадании в грунтовые воды это уже не настолько сильный концентрат, который был в фильтрате.

Опасность представляют и выбросы в атмосферу — свалочный газ, который вырабатывается от отходов. Но это в основном происходит там, где слой отходов больше 10 метров.

— Свалочный газ — на процентов 90 смесь метана и углекислого газа. Они вызывают парниковый эффект в атмосфере. Есть еще несколько процентов газов, которые могут быть высокотоксичными. Все зависит от того, что именно попало на полигон и какая химическая реакция произошла. Особо опасные газы могут возникать, когда происходит какое-то возгорание. А на полигонах это часто происходит, потому что внутри него температура высока. Если нет полива, в жаркую погоду часто горят пластмассы. Кроме того, метан может быть причиной самовозгорания отходов на полигоне, так как при взаимодействии этого газа с воздухом создаются горючие и взрывоопасные смеси.

«Старый полигон сел на 25 метров — из него выкачали газ»

Чтобы не допустить загрязнения, полигон должен быть оборудован несколькими сложными и дорогостоящими защитными сооружениями.

— Раньше на старых полигонах укладывали 50-сантиметровый слой глины, который и служил защитой. Теперь для этого есть гидроизолирующий экран — толстая пленка у основания котлована и у бортов, которая предотвращает попадание фильтрата в подземные воды, — рассказывает Руслан. — Наш полигон оборудован им и двумя колодцами для наблюдения за уровнем фильтрата.

— Уровень фильтрата над изоляционным экраном не должен превышать 20 сантиметров, — уточняет Александр. — Если поднимается выше, его нужно откачивать насосом. Но это когда все хорошо. Процентов 80 полигонов у нас построены давно и не оборудованы защитным экраном. Фильтрат уходит в грунты.

— Хорошо, что есть экран и колодцы, но, как показала практика по закрытому полигону «Северный», все равно фильтрата образуется больше, и он поднимается выше уровня земли, — добавляет Руслан. — Поэтому мы копаем вокруг полигона водоотводный канал для сбора фильтрата. Сюда же попадет все, что вымоется дождевой водой.

На «Тростенецком» также есть шесть наблюдательных скважин, чтобы раз в квартал делать анализы грунтовых вод и отреагировать, если там обнаружатся вредные вещества. Ежедневно убирают санитарно-защитную зону рядом с полигоном. При необходимости там выставляется сетчатое ограждение, чтобы мусор не разносило ветром. Раз в полгода с каждой стороны полигона делаются замеры воздуха, а также отбор почв. Оборудована система, которая позволяет отобрать 60−70% образующегося газа.

— Этот биогаз сжигается и перерабатывается в электроэнергию — рядом со старым полигоном «Тростенец» построена небольшая станция, — рассказывает Руслан Хурсик. — Это очень эффективно. Десять лет назад мы со дна котлована здесь видели соседний полигон. Теперь мы, находясь на нулевой отметке — то есть на 15 метров выше, чем тогда, — его не видим, потому что он уже сел на 20−25 метров. Просто потому, что из него выкачали газ.

Но это один из немногих крупных полигонов в стране, оборудованных такой системой. Всего в Беларуси действуют 162 полигона и более 1300 мини-полигонов, которые находятся рядом с небольшими населенными пунктами.

— Темпы ввода новых площадей отстают от потребностей, поэтому приходится использовать старые полигоны, построенные давно и не оборудованными всеми защитными сооружениями, — комментирует начальник управления по координации деятельности в сфере обращения со вторичными материальными ресурсами ГУ «Оператор вторичных материальных ресурсов» Анатолий Шагун. — Тема безопасного захоронения отходов рассматривается комплексно и на государственном уровне. Уже принята Национальная стратегия по обращению с твердыми коммунальными отходами и вторичными материальными ресурсами, по которой до 2035 года планируется сократить количество захораниваемых отходов до 50% (от сегодняшнего числа) за счет увеличения их использования в качестве вторичных материальных ресурсов или топлива. Количество полигонов к тому же году можно сократить в 3−5 раз, а от мини-полигонов и вовсе отказаться.

Партнер проекта:


Движение «Цель 99» инициировано учреждением «Оператор вторичных материальных ресурсов». «Цель 99» − стремление перерабатывать максимум бытовых отходов в Беларуси. Собирайте раздельно отходы! Маленькое усилие каждого из нас — большой эффект для страны.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-20%
-20%
-45%
-10%
-30%
-50%