/ /

В Светлогорске часть жителей, активно выступающих против нового завода беленой целлюлозы, добилась встречи с руководством предприятия и местной властью. У людей, наконец, появилась возможность напрямую задать волнующие их вопросы о выбросах комбината в атмосферу и испорченном воздухе в городе и пригороде. Вышло, правда, не совсем то, чего ожидали. Впрочем, кое-что выяснить все-таки удалось: к примеру, чем же все-таки так дурно здесь пахнет.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Встречу горожан с руководством района и завода решено было проводить на территории предприятия. На нее заявились 12 членов инициативной группы. Они же просили допустить на встречу представителей различных СМИ — в том числе и портала TUT.BY. В итоге же никого из заявленных активистами журналистов не пустили, мотивировав это тем, что их фамилий в списках не значится, а на заводе действует пропускной режим.

— Но в списке, который мы вам подавали, были перечислены все представители прессы с именами и фамилиями, и даже отчествами, — объясняла людям на проходной активистка инициативной группы Елена Маслюкова.

— В обращении была просьба о заявленной встрече инициативной группы из 11 человек, и мы эту просьбу удовлетворили. И пресса, кстати, тоже есть. Вот — «Светлагорскiя навiны» и «Ранак», все, как вы просили, — улыбается в ответ начальник отдела по работе с обращениями граждан Светлогорского райисполкома Елена Швец.

— Но мы не просили присутствия местных СМИ, мы других журналистов заявляли, — недоумевает Маслюкова.

— Ну вот, смотрите, в списке приглашенных представители райисполкома, ЦКК, инспекции природных ресурсов и СМИ — все, как вы просили, — стоит на своем чиновница.

— У вас же написано — представители СМИ! Так впустите журналистов, списки которых мы вам подавали, ведь местную прессу вы пропустили, — предпринимает очередную попытку активистка, но все тщетно. Указание чужих не впускать работница райисполкома выполняет на «отлично».

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Елена Швец уверяет, что в ее списках журналистов TUT.BY нет. Активисты инициативной группы по вопросам экологии недоумевают.

Но не пускать кого-то куда-то в век информационных технологий — просто смешно (слышите, чиновники?): несколько активистов вели трансляцию встречи в фейсбуке. А потому мы, хоть физически и находились по ту сторону проходной завода, без проблем могли следить за происходящим.

Директор предприятия Юрий Крук в очередной раз заверил присутствующих: никакого форс-мажора в городе и на предприятии нет, подобные этапы проходили все мировые производители целлюлозы. «Даже заводы в Германии и Австрии!» — акцентировал внимание руководитель ЦКК. Более того, по его словам, на многих аналогичных российских производствах содорегенерационные котлы, которые должны устранять эти дурнопахнущие выбросы, вообще отсутствуют — и тем не менее заводы эти работают. Производство же в Светлогорске его директор назвал «современным и соответствующим самым высоким мировым стандартам экологической безопасности».

Юрий Крук в очередной раз заверил: неприятный запах безвреден — об этом свидетельствуют регулярные замеры.

— Завод постоянно контролирует Светлогорский зональный центр гигиены и эпидемиологии. Они независимо от нас проводят свои испытания. Нет ни одного анализа, результаты которого показали бы превышение норм предельно допустимой концентрации!

— Все результаты лабораторных исследований еженедельно отправляются в Госконтроль и прокуратуру — их фальсификация невозможна! — заверил горожан председатель Светлогорского райисполкома Дмитрий Алейник.

Однако у активистов инициативной группы другая информация.

— Сейчас инспекция по охране и защите природы, санстанция, стационарные пункты по мониторингу воздуха ведут контроль по тем вредным веществам, которые велись и до пуска этого завода. А именно: берут данные по сероводороду, оксиду серы, фенолам, формальдегиду, оксиду азота. Все эти данные действительно публикуются, и там написано, что превышений концентрации вредных веществ нет. Но почему никто не говорит о главном — о меркаптанах, тех самых газах со специфическим запахом, который чувствуют все в городе? — задает вопрос член инициативной группы Юрий Ляшенко.

По его словам, именно меркаптаны обладают резким, неприятным запахом гнилой капусты, ощутимым даже при ничтожно малых концентрациях в воздухе.

Меркаптаны — производные углеводородов. Обнаруживаются в воздухе предприятий при производстве целлюлозы, переработке сернистой нефти, при использовании горючих газов. Токсическое действие меркаптанов сходно с действием сероводорода. Они проникают в организм через органы дыхания и кожу. В ничтожных концентрациях вызывают головную боль, тошноту, рвоту. В высоких концентрациях поражают центральную нервную систему, вызывая судороги, параличи, коллапс; смерть — от остановки дыхания.

(Из медицинской энциклопедии)

Возможно, концентрации вредных газов в атмосфере Светлогорска и в самом деле ничтожно малы, согласились активисты, — и попросили специалистов назвать цифры.

Но оказалось, что таких данных нет. Пока завод не разработал методику определения концентрации этих газов, да и необходимое приборное оборудование для измерения ничтожных концентраций меркаптана в Беларуси пока отсутствует, признались на предприятии. Правда, вскоре обещали закупить все необходимое для этого — но и сроков закупки пока не назвали.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Вместе с нами на собрание не попал и Николай Морозов — житель Якимовой Слободы, деревни, расположенной в 500 метрах от завода, которая больше всех сейчас страдает от его неприятных запахов и выбросов. Пенсионер говорит, что подавал заявку на участие в собрании, но в райисполкомовских списках его также не оказалось. По этому поводу мужчина сильно расстроился: говорит, в Якимовой Слободе он живет столько, сколько себя помнит, и будущее деревни ему небезразлично.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Николай Морозов, житель Якимовой Слободы

— С самых первых дней строительства этого завода нам говорят — «допустимые нормы». А кто их разрабатывал, покажите этого человека, который на себе испытывал эти «допустимые нормы»? Даже если поверить в то, что этот запах не несет вреда, — как с ним жить? Да, в коровнике тоже «экологично» воняет, но ведь никому не придет в голову поставить там кресло, сесть и кофе пить, или жить? А мы так и живем — так почему в нашей деревне это возможно? Такой запах по округе — до рвоты у людей. Как же оно не вредно, если человека рвет? — задает вопрос местный житель.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

В качестве доказательства слободчанин предлагает посетить его родную деревню — мы в ней, кстати, уже были. «Да каждый первый вам там скажет — жить невозможно», — уверяет Николай Морозов. Его родную Слободу долго искать не нужно, она вот прямо здесь — за бетонным забором завода с яркими иероглифами и дымящими трубами.

Петр Алексеевич — едва ли не самый близкий сосед предприятия, но и в дальнем конце деревни не любят, когда дует западный ветер. Значит, снова жди на завтрак «тухлые яйца с капустой» — именно так, по наблюдениям местных, пахнет в воздухе от китайского завода.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

  Как ветер оттуда, ой, дышать няма чым. Я уже с утра сразу на трубу гляжу, куда дым идет. Если к нам — лучше не выходи. Сегодня мороз да штиль, так нету запаха. А то как-то на днях надышался, так нехорошо было, подташнивало сильно весь день, как будто отравился чем.

У молодой мамы Оксаны огород с видом на новый завод, и для нее, признается местная жительница, самое страшное — это даже не запах, а неизвестность, в которой пребывают люди.

— В пять утра запах всегда чувствуется. Кто-то рассказывает, что его тошнит. Нас не тошнит, но у сына кашель не проходит уже несколько месяцев. Не знаю, связано ли это с заводом. Но что мы вообще об этом знаем? Разве нам что-то рассказывают?

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— А знаете, как они меряют? — вступает в беседу ее односельчанка. — Как ветер на город, они к нам с приборами, только ветер сюда — они в городе меряют. Это мне уже 67, ну еще лет пять — и помру, а молодым как тут жить?

Напомним, на заводе ситуацию с неприятным запахом называют временной и объясняют ее тем, что сейчас идут пусконаладочные работы. Говорят, когда все линии будут работать на полную мощность, проблема уйдет — проектом предусмотрена утилизация дурнопахнущих газов с помощью содорегенерационного котла. Но пока котел не работает, так как рассчитан на бо́льшую загрузку. Жители Якимовой Слободы на встрече в очередной раз задали чиновникам вопрос, когда же завод заработает на полную мощность (ранее обещали, что это произойдет к концу января), но конкретные сроки им не назвали: «Председатель исполкома сказал, что ставится задача остановить выбросы газов как можно быстрее».

Завод по производству сульфатной беленой целлюлозы построили на базе ОАО «Светлогорский ЦКК». Проект реализовали по белорусско-китайскому инвестиционному договору общей стоимостью более 850 млн долларов. Генподрядчиком выступала китайская корпорация САМСЕ. На заводе мощностью 400 тысяч тонн предусмотрена переработка как лиственной, так и хвойной древесины. Планируется, что большая часть продукции будет реализовываться на экспорт.

 

Больше видео вы найдете TUT и на нашем канале на YouTube. Подписывайтесь, это бесплатно!

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-25%
-10%
-10%
-20%