/ /

Сегодня в Новогрудке министр обороны Андрей Равков встретился с простыми людьми и представителями оппозиции. Более часа он отвечал на вопросы о дедовщине в армии, возможности отпускать солдат домой на выходные и перспективе размещения в Беларуси иностранных военных объектов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Министр обороны больше часа принимал людей в местном исполкоме.

— Во вторник в местной газете увидела объявление, что к нам приезжает министр. За 23 года, пока муж служил в армии, такого не было. Так почему не воспользоваться случаем? Вчера записалась, а сегодня уже тут, — рассказывает TUT.BY Ефросинья Николаевна.

В 11.00 на входе в Новогрудском исполкоме дежурят четыре милиционера. Перед ним — список из восьми человек, это все, кто записался на личный прием к министру обороны Андрею Равкову. За стеклянной дверью конференц-зала видно: во главе длинного стола сидит сам Андрей Алексеевич, справа и слева от него — подчиненные. На встречу с гражданами у министра есть час.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
На прием к министру обороны в исполком пришло восемь человек.

Борису Адамовичу 85 лет, в исполком он пришел нарядно одетый: строгий костюм, рубашка и галстук. Через 10 минут общения с министром Борис Адамович выходит в коридор довольный: говорит, его «выслушали по-человечески» и поблагодарили, что до сих пор беспокоится об армии.

— С чем приходил? Сказать, что нашей армии не хватает дисциплины! Я сужу по тому, как солдат выходит на улицу: расхлябанный, ремень висит на животе. Он же позорит военную одежду! Вот я и спросил у министра, к чему мы идем, — эмоционально говорит мужчина.

Когда-то Борис Адамович служил 3,5 года в Германии в инженерных войсках и «очень любил службу». С тех пор внимательно следит за тем, как выглядят военнослужащие. Десять лет назад с этим же вопросом он приходил к экс-министру Леониду Мальцеву.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Борис Адамович считает, что армии не хватает дисциплины.

— Та встреча мне не понравилась, а этот министр — молодчина! Я за то, чтобы у солдат была парадная форма, чтобы они в город могли выходить опрятными. Меня волновало, какие есть методы воздействия на нерадивых, — пересказывает TUT.BY диалог с министром обороны Борис Адамович. — Конечно, за полтора года в армии перевоспитать человека невозможно. Но мы сейчас бросились в такую демократию, что даже в детском садике воспитатель не может наказать ребенка.

Следующий собеседник оказался не таким разговорчивым, мужчина на все вопросы загадочно улыбался и неохотно отвечал.

— Не хочу придавать огласке, это был вопрос личного характера. Я когда-то служил в звании прапорщика, а ныне гражданский человек с вопросом. Министр мне дал ответ, теперь решение за мной, — ответил житель Новогрудка, который даже не рискнул назвать свое имя.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
На каждого посетителя у министра было 10 минут.

Зато историю Ефросиньи Николаевны присутствующие узнали еще до того, как женщина зашла в конференц-зал. В 1995 году у нее умер муж-военнослужащий, теперь женщина получает за него пенсию 200 рублей.

— Когда мне исполнилось 55 лет, стал вопрос, какую пенсию выбирать: свою гражданскую или мужа. Оказалась, его пенсия больше на 4 рубля, за год набегает нормальная сумма — 48 рублей. Вот я и выбрала пенсию супруга, — вспоминает Ефросинья Николаевна. — Но мне платят не всю пенсию, а 40%. Почему так мало? Разве нельзя отдать семье все деньги? Что такое 200 рублей в наши дни? Например, в этом месяце в нашем доме делали ремонт, выставили мне счет в 90 рублей, еще нужно было за газ, свет, телефон заплатить. На жизнь осталось 55 рублей.

Как признается женщина, она всю жизнь работала на невысоко оплачиваемых работах, как жена военного больше следила за домом и занималась воспитанием детей.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Ефросинья Николаевна считает, что ей платят слишком маленькую пенсию.

— В нашей семье будильник был заведен и на час ночи, и на два. Муж вставал и бежал проверять роту, чтобы не было никакой дедовщины, издевательств. В доме вся стена в грамотах. Но что мне сейчас от них? Лучше бы денег дали, — вздыхает женщина.

Андрей Равков пообещал Ефросинье Николаевне помочь решить этот вопрос и посоветовал обратиться к депутату. Уже самым последним в конференц-зал к министру обороны зашел лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько вместе со своей командой. В беседе с TUT.BY оппозиционер отметил, что встреча была конструктивной, министр не просто его слушал, а высказывал свое мнение, даже завязалась дискуссия.

— Мы прыехалi не дарэмна, гэта таго стоiла. У нас было 4 канкрэтныя пункты для абмеркавання. Па-першае, мы выказалi яшчэ раз занепакоеннасць праблемай дзедаўшчыны. Гэта не толькi праблема армii, але агульнаграмадзянская. Мiнiстр заўважыў, што яны атрымлiваюць ужо сфармiраванага чалавека, якога ўжо выхавала грамадства, — комментирует Анатолий Лебедько. — У нас ёсць пляцоўка «Еўрапейскi дыялог», у мiнулым годзе мы праводзiлi шэраг дыскусiй з экспертамi, тады Мiнiстэрства абароны не прыйшло. Таму зараз мы запрасiлi яшчэ раз на круглы стол, якi пройдзе ў сакавiку. Міністр адказаў: «Чаму i не?».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Анатолий Лебедько (слева) и Юрий Губаревич считают, что приехали в Новогрудок не зря.

Кроме того, Лебедько и его команда поднимали вопрос об изменении законодательства. Члены ОГП предложили новшества, которые бы сделали армию более открытой. Например, разрешить военнослужащим чаще бывать дома, в той же Литве солдат каждые выходные отпускают домой. Кроме того, стоит поддержать идею президента о том, что не стоит забирать в армию единственного сына в семье.

— Таксама ўздымалася пытанне перспектывы з’яўлення новых ваенных аб’ектаў замежных дзяржаў на тэрыторыi Беларусі. Цi ёсць на гэта падставы? На што быў атрыманы адказ — нiчога новага не плануецца. Чуткi не маюць пад сабой падстаў, — говорит Юрий Губаревич, председатель движения «За Свободу».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В итоге встреча министра обороны продлилась на 15 минут больше, чем была запланирована. Когда Андрей Алексеевич появился в коридоре, TUT.BY поинтересовался, как все прошло.

— Люди получили ответы или рекомендации на свои вопросы, кто-то еще получит письменный ответ, — отметил Равков. — Такие выездные встречи проходят каждый квартал, а каждый месяц личный прием в Доме офицеров. Это уже система.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-70%
-50%
-20%
-20%
-20%