Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Ольга Давидовская,

В семейных архивах многих витеблян хранятся старые фотографии прабабушек и прадедушек, сделанные сто и более лет назад в ателье Витебска и других городов. Эти снимки совсем не похожи на современные: фотоотпечатки на пожелтевшей бумаге наклеены на художественно оформленные картонные бланки. Вот благородная дама, застывшая в грациозной позе, а это — статный кавалер, элегантно держащий в руке трость… Каждая такая фотография — часть семейной истории, которая передается от поколения к поколению.

Предлагаем в эти добрые рождественские вечера полистать свои семейные альбомы, а с помощью снимков из фондов областного краеведческого музея «посетить» витебские фотоателье начала ХХ века и взглянуть на тех, кто делал там кадры на долгую память.

Портрет молодой женщины в интерьере фотоателье З. Шусера. Витебск, начало ХХ века. Фото из фондов областного краеведческого музея

Дагерротип на память

Официальной датой изобретения фотографии считается 7 января 1839 года. В этот день на заседании Парижской академии наук представили дагерротипию — разработанную Луи Дагером технологию получения изображения предметов на металлической пластине, покрытой слоем серебра. Портреты, выполненные таким образом, быстро завоевывали популярность во всем мире.

Уже через 5 (!) лет дагерротип со своим изображением можно было заказать и в Витебске. Однако из-за чрезвычайной дороговизны сделать это могли немногие.

Портрет девочки. Дагерротип. Европа, 1840 год. Фото: antik-war.com

Со временем технологии совершенствовались, и соответственно удешевлялись и фотосъемка, и фотоотпечаток. Фотография становилась более доступной — и для мастеров, и для их клиентов.

Фотографы переезжали или имели студии в нескольких городах

Во второй половине 1850-х годов в Витебске появились первые фотографические заведения — аналоги современных фотоателье. Их было немного, и, как правило, проработав несколько лет, они закрывались или меняли владельцев. Связано это было в первую очередь с нехваткой средств на длительное содержание студий.

Некоторые фотографы не задерживались долго на одном месте, переезжали из одного города в другой в поисках наиболее выгодного заработка. Например, витебское фотоателье Александра Брааца, известное с конца 1890-х годов, в начале 1900-х сменило владельца — им стал М. Рейзенман. Находилось заведение на улице Вокзальной у Двинского моста (современные улица Кирова и Кировский мост).

Портрет молодого мужчины. Фотоателье Александра Брааца. Витебск, конец 1890-х годов. Фото из фондов областного краеведческого музея

Были в Витебске и фотостудии-долгожители. В течение 35 (!) лет на улице Замковой работало ателье Сигизмунда Юрковского. На той же улице в течение двух десятилетий принимало клиентов фотографическое заведение Абрама Гершевича.

Известны фотографы, имевшие студии сразу в нескольких городах: Илья Серебрин — в Витебске, Вильно и Смоленске, Абрам Гершевич — в Витебске, Невеле, Могилеве и Смоленске.

Дети витебского архитектора Тихона Кибардина в фотоателье Сигизмунда Юрковского. Витебск, 1890-е годы. Фото из фондов областного краеведческого музея

С 1850-х до 1910-х годов в Витебске действовало более 20 фотографических заведений. Количество ателье, одновременно работавших в городе, постоянно менялось. Так, в 1865 году их было только три, в 1902-м — шесть, в 1904-м — семь, а в 1907-м — девять.

Фотостудии находились в основном в центре города. Так, на Замковой улице живописные вывески приглашали горожан посетить ателье А. Гершевича, А. Арцишевского, И. Серебрина, С. Юрковского.

На Смоленской (современная улица Ленина) располагались фотозаведения братьев Блюминых, А. Маковского, М. Перльштейна. На Вокзальной можно было зайти в ателье Р. Кунца, А. Мещанинова, М. Тевелева, М. Рейзенмана, братьев Дижбак.

В самом начале улицы Задуновской (сейчас проспект Фрунзе) работала фотостудия В. Островского, а в Задвинье, на улице Нижне-Петровской (современная Комсомольская), — З. Шусера.

Художественная фотография А. Маковского в доме Виттенберга на улице Смоленской (современная улица Ленина). Открытка начала ХХ века. Фото: «Таямніцы Віцебска»
Гимназисты. Фото А. Маковского. Витебск, начало ХХ века. Фото из фондов областного краеведческого музея

К началу ХХ века фотография в Витебске, как и в других городах, стала очень популярной. Заниматься ею мог любой желающий. В магазинах города можно было приобрести все необходимые принадлежности.

Газета «Витебские губернские ведомости» приглашала посетить магазин Е. Мендельсона на Замковой. Здесь предлагали «новейшие фотографические аппараты от 2 рублей, объективы „Герца“, „Фохтлендера“, „Буша“, „Фоса“ и др., камеры разные, штативы, пластинки заграничные и русские, все фотохимические продукты». Можно было приобрести также стереоскопы (аппараты для просмотра стереофотографий) и «стереоскопические карточки, бумажные и стеклянные».

Для сравнения: фунт хлеба в то время стоил 2−2 1/5 копейки, а фунт хорошего мяса — 12−13 копеек.

Витебск, улица Замковая. Открытка начала ХХ века. Фото: «Таямніцы Віцебска»
Портрет Елизаветы Кибардиной, супруги витебского архитектора Тихона Кибардина. Витебск, конец 1890-х годов. Фото из фондов областного краеведческого музея

Первый белорусский фотокружок возник в Витебске

В 1901 году в Витебске организовали фотографический кружок — первый на территории современной Беларуси. Его членами могли стать как любители, так и профессионалы, представители разных профессий и сословий. Причем не только жители Витебска, но и жители других городов. Например, в него входил известный минский фотограф Лев Эпштейн.

Кружковцы регулярно проводили собрания, посвященные беседам по фотографии и практическим занятиям, а также устраивали курсы светописи, живописи и рисования, экскурсии, экспозиции и конкурсы.

Витебские фотографы периодически участвовали в городских благотворительных выставках. Так, с 11 по 25 марта 1901 года в доме купчихи Ханы Гуревич на улице Смоленской (напротив гостиницы «Брози») прошла выставка «произведений фотографов-любителей, произведений скульптуры, резьбы и выжигания по дереву, художников-любителей и гальванопластики». Вход на выставку составлял 20 копеек, доход перечислили в пользу Витебского благотворительного общества. К сожалению, имена участников выставки неизвестны.

Витебск. Общий вид. Открытка начала ХХ века. Фото: «Таямніцы Віцебска»

За качественными, художественно оформленными снимками большинство витеблян шло к профессионалам. А таких в Витебске было немало. Это подтверждается наличием у мастеров всевозможных наград.

Известнейший витебский мастер Сигизмунд Юрковский обладал двумя бронзовыми медалями и похвальными отзывами за участие в выставках в Москве и Санкт-Петербурге в 1891, 1892, 1898 годах. Илья Серебрин в 1898 году за свои работы получил высочайшую благодарность великого князя Владимира Александровича и серебряную медаль «За усердие». А братьям Дижбак в 1910 году на императорской выставке в Санкт-Петербурге вручили сразу две медали — золотую и серебряную.

Паспарту фотографии, выполненной в фотоателье братьев Дижбак. Витебск, 1910−1917 годы. Фото из фондов областного краеведческого музея

Паспарту — фирменный знак фотографа

Среди фотографов существовала достаточно большая конкуренция. Поэтому они не скупились на рекламу и предлагали клиентам ряд услуг. Например, при «артистической фотографии» Я. Блюмина действовало «специальное отделение для увеличения портретов от самой маленькой величины до натуральной».

Ателье М. Рейзенмана принимало «самые разнообразные заказы: снимки отдельных лиц, групп, видов наружных и внутренних и животных». Здесь делали диапозитивы, производили печать на фарфоре, шелке и металле, изготавливали «портреты акварельными красками и без оных до натуральной величины».

Портрет молодой женщины. Витебск, фотостудия М. Рейзенмана (бывшая Брааца). Начало ХХ века. Фото из фондов областного краеведческого музея

Для рекламы в витринах фотоателье выставляли наиболее удачные портреты красавцев-мужчин, нежных барышень, снимки образцовых семейств, зажиточных горожан.

Своеобразной визитной карточкой владельца студии являлось паспарту — картонный бланк, отпечатанный в литографии, на который наклеивали фотографический отпечаток. На паспарту мастера указывали свои адрес, имя, почетные звания, помещали изображения медалей, полученных на выставках.

Учащиеся Полоцкого женского духовного училища. Фото Я. Блюмина. Витебск, 1910-е годы. Фото из фондов областного краеведческого музея
Оборотная сторона паспарту фотографии, выполненной в ателье Я. Блюмина. Витебск, 1913 год. Дарственная надпись, сделанная выпускницами училища и адресованная воспитательнице: «На долгую и добрую память дорогой Татьяне Васильевне от ее ребят шальных. Не поминайте лихом. 30/V-1913 г.». Фото из фондов областного краеведческого музея

Некоторые фотографы на оборотной стороне бланка печатали расценки на свои услуги. Они зависели от размера снимка и количества отпечатков.

Наиболее популярными были «визит-портреты» (снимки размером 5,5×9 см) и «кабинет-портреты» (11×16 см). Интересно, что количество снимков в одном заказе, как правило, было стандартным — 12 или 6.

«Кабинет-портрет», выполненный в фотоателье А. Мещанинова. Витебск, начало ХХ века. Фото из фондов областного краеведческого музея

В 1880-х годах дюжина «визитных» портретов стоила рубль, а столько же «кабинетных» обходилось клиенту в 3 рубля.

К фотографу надевали лучшее платье

Поход к фотографу тогда был целым событием! К съемке относились серьезно, как к особому случаю — официальному и торжественному. Люди старательно готовились, надевали свои лучшие платья и костюмы, тщательно подбирали прическу. Визит в ателье занимал немало времени, особенно если сфотографироваться хотела целая семья.

«Визит-портрет», выполненный в фотоателье Р. Кунце. Витебск, конец XIX — начало ХХ веков. Фото из фондов областного краеведческого музея

Одни горожане шли в ателье поближе к дому, другие выбирали мастера по совету знакомых или родственников, третьи учитывали опыт работы и «наградной список» фотографа.

Мастер тщательно обустраивал павильон своей студии. Фоном для снимка традиционно служили декорации с видами пейзажей, архитектурных сооружений, стилизованных фрагментов жилого интерьера. Композиции часто дополнялись изображениями растений или животных.

В интерьере присутствовали предметы мебели: столы, стулья с высокими спинками и подлокотниками. Часто использовали перила, вазы, портьеры, а также аксессуары — картонные камни, лодки, балюстрады.

Преподавательницы одного из учебных заведений Витебска. Фотостудия В. Островского. Начало ХХ века. Фото из фондов областного краеведческого музея
Семейный портрет в интерьере фотостудии С. Арцишевского. Витебск, начало ХХ века. Фото из фондов областного краеведческого музея

Иногда люди приносили из дома небольшие предметы интерьера, чтобы чувствовать себя перед камерой более непринужденно.

Почему на ретроснимках люди не улыбаются?

Фотографы старались выполнить все пожелания заказчиков. Но от клиентов требовалось внимание и исполнение необходимых условий: «не говорить, не двигаться, не улыбаться».

И действительно, на старых карточках практически нет улыбающихся лиц! В большинстве случаев люди выглядят строгими и сосредоточенными. Как мы уже говорили выше, поход к фотографу считался делом серьезным и официальным, к нему не относились как к развлечению.

К тому же в начале ХХ века считалось, что улыбка на портрете — удел бедных, детей или простаков, а для высших сословий этикет предписывал плотно сжимать губы и смотреть в камеру серьезно.

И фотограф, и позирующий стремились сделать «красивое лицо». Какие-то недостатки и дефекты исправляли специально продуманной позой, постановкой света, ретушью.

Семейный портрет в интерьере фотостудии З. Шусера. Витебск, начало ХХ века. Фото из фондов областного краеведческого музея

Большую семейную группу в студии размещали по определенным правилам. В центре кадра находились старейшины рода — бабушка и дедушка. Остальные располагались вокруг — мужчины стоя, женщины сидя. На переднем плане в центре — дети. Снять большую семью так, чтобы никто не моргнул и каждый «хорошо получился», было сложно. Как, впрочем, и в наши дни.

Ретрофотографии вызывают особые чувства, ведь в них — память о нескольких поколениях одной семьи, представители которой однажды замерли перед объективом старого фотоаппарата.

Семейный портрет жителей Витебска. В центре — Агафья Гулид. Рядом с ней справа и слева — ее дочери Мария, Матрена, Александра с детьми. Стоят — зятья Кузьма Пантелеев, Игнат Сахонов, Яков Шмер. Фотограф неизвестен. Начало ХХ века. Фото из фондов областного краеведческого музея