опубликовано: 
обновлено: 
/

В среду, 10 января, суд Заводского района Минска продолжил рассматривать уголовное дело в отношении минчанина, который организовывал прыжки с высоты. Отец погибшего в Соснах роупджампера предъявил предпринимателю иск в 100 тысяч рублей.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Обвиняемый 27-летний Алексей Никитченко не признает вину. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Бизнес организатора прыжков с высоты остановился после трагедии 18 июня 2017 года. В тот день Евгений Лапанович приехал в Минск из Солигорска, чтобы прыгнуть по подарочному сертификату. Молодой человек разбился на глазах у десятка людей.

Во время допроса в суде обвиняемый не мог детально вспомнить день, когда погиб Евгений Лапанович. На вопросы он часто отвечал: «Не помню, полагаю, не могу точно сказать».

Известно, что в день трагедии первым прыгнул с вышки сам организатор прыжков, потом его будущая жена.

— До Лапановича прыгнули не менее шести человек, были и парни, и девушки, — рассказывает в суде обвиняемый.

Конструкция в тот день не регулировалась в зависимости от того, кто прыгал. По мнению Никитченко, она могла выдержать человека весом до 140 килограммов. Тормозную систему он регулировал визуально, полагаясь на собственное ощущение, так, чтобы после прыжка человек завис в воздухе на расстоянии 20 метров от земли.

Фото: прислано очевидцем
Та самая труба, с которой в Соснах прыгали роупджамперы. Фото: прислано очевидцем

За 40 минут до приезда в Сосны Евгения Лапановича организатор прыжков отлучался с площадки, отвозил кого-то на остановку. Затем вернулся к трубе. Как он отмечает, пока его не было, прыжки не проводились. Впервые Евгения Лапановича он увидел, когда парень взошел на мостик трубы. Снаряжение на Евгения надевала невеста обвиняемого, на мостике с ним находился помощник Никитченко. На вопрос, чем был занят сам организатор, он ответил:

— Сначала натянул тормозную систему, а затем готовил квадрокоптер. Он должен был снять прыжок Лапановича. Его девушка сказала, что он пришел по подарочному сертификату. В таких случаях съемка прыжка была как бонус, чтобы осталась память.

— Кто проводил инструктаж с Лапановичем перед прыжком? — уточнил прокурор.

— Полагаю, мой помощник наверху, — отвечает Никитченко.

— Почему не вы?

— Я не должен проводить инструктаж. Это нигде не прописано. С чего я должен это делать? — вопросом на вопрос отвечает обвиняемый. — У человека, находящегося на земле, всплеск адреналина, он ничего не слышит. Поэтому с ним говорят наверху, я так думаю.

— Так организатор прыжков вы, — напомнила судья Анжела Костюкевич.

— Я ему доверял.

Никитченко в суде заявил, что не знал ни вес Лапановича, ни то, были ли у него противопоказания к прыжку с высоты в 70 метров. В том, что молодого человека на земле к прыжку готовила будущая жена обвиняемого, Никитченко не видит проблемы.

— Это типичная обвязка, в инструкции к страховочному поясу не указано, что этим должен заниматься человек со специальными знаниями, — объяснил во время допроса фигурант.

О событиях 18 июня он рассказывает так: «Лапанович прыгнул и долетел до земли».

— Не сработала тормозная система? — уточнила судья.

— Не знаю. Я первым подбежал к Лапановичу, на ходу крикнул, чтобы вызывали скорую. Сразу отстегнул Лапановича, перевернул, снял каску, он подавал признаки жизни, — вспоминает Алексей Никитченко. — Мне показалось, ему было тяжело дышать, поэтому отстегнул обвязку на груди, но легче потерпевшему не стало (…). По телефону мы пытались объяснить скорой, как доехать до места (труба находится в лесу в Соснах. — Прим.TUT.BY). Все были в шоковом состоянии и не могли объяснить врачам дорогу. А до этого нам говорили, что скорая не обслуживает этот район, говорили перезвонить по другому телефону, потом все-таки вызов приняли. Я был возле Лапановича минут 20, потом он перестал дышать, скорой долго не было. Для меня было важно, чтобы врачи приехали быстро.

Когда на место ЧП приехала бригада скорой, она констатировала смерть Евгения Лапановича. Врачи сразу вызвали милицию. Организатора прыжков задержали на 3 дня, а потом отпустили под подписку о невыезде.

В связи с противоречиями во время допроса Алексея Никитченко на суде было принято решение зачитать его показания во время предварительного расследования. 18 июня 2017 года он рассказал следователю, что Евгений Лапанович позвонил ему по дороге в Сосны, сообщил, что весит более 100 килограммов. Поэтому организатор отрегулировал веревки, провел с парнем инструктаж и экипировал его перед прыжком.

— По какой причине веревки растянулись и молодой человек ударился о землю, не знаю, — говорил Никитченко.

В суде он не смог объяснить, почему после трагедии рассказывал одну версию, а сейчас — другую.

На конструкции было написано: ограничение в 30 килограммов

Во время расследования уголовного дела проводился следственный эксперимент. Однако обвиняемый не согласился с выводами следователей.

— Эксперимент проводился моим снаряжением, но к тому моменту прошло пять месяцев. Меня не устроило, как хранилось снаряжение, возникло сомнение в его пригодности, узлы на веревках не были развязаны, — говорит в суде Никитченко.

Во время эксперимента было смоделировано две ситуации. Первую выстроил сам обвиняемый, натянув веревки так, как, по его мнению, они были натянуты 18 июня 2017 года. Манекен при падении с высоты не ударился о землю, завис над землей. А затем веревки натянули по другой схеме.

Видео следственного эксперимента СК:

— Я был не согласен с этим и отказался участвовать в следственном эксперименте. Это было неправомерно. К тому же сомнения вызывают весы, на которых был взвешен манекен, есть основания не доверять, — считает Никитченко.

В суде выяснилось, что на конструкции было написано «ограничение в 30 килограммов». Как пояснил обвиняемый, это сделал его друг «ради шутки, чтобы люди видели это и боялись, что их не выдержат веревки».

В материалах уголовного дела упоминается о внештатном случае, который произошел во время прыжка в Ждановичах.

— Я такого не припомню, — отметил обвиняемый.

После этого судья сообщил, что очевидец этого ЧП уже вызван в суд в качестве свидетеля и скоро даст показания.

Уже после трагедии ИП Никитченко проверяла налоговая инспекция, она пришла к выводу, что он занимался не промышленным альпинизмом, как было указано в лицензии, и оштрафовала его. С июля 2017 года в документах уже было указано «прочая деятельность по организации отдыха и развлечений».

На вопрос, сколько обвиняемый заработал на прыжках, он не смог ответить, сославшись на то, что люди ему давали пожертвования, а на жизнь он зарабатывал промышленным альпинизмом в России. Например, за вахту получал тысячу долларов и потом жил на эту сумму 5 месяцев. Однако молодой человек не смог вспомнить в суде, когда выезжал в Россию и в каких организациях работал.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

После смерти Евгения Лапановича организатор прыжка лично не звонил его родным, в конце июня он попросил своего отца, чтобы тот связался с отцом погибшего и договорился о встрече.

— Александр Лапанович ответил, что он в подавленном состоянии, что он человек обеспеченный и ему ничего не нужно, — отмечает в суде Никитченко.

«Не могу оценить страдания»

Уже в суде Заводского района Минска потерпевший, отец погибшего роупджампера, заявил два иска: 100 тысяч рублей в качестве моральной компенсации и 6625 рублей — имущественный вред.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Отец погибшего Александр Лапанович. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Сумма для меня неподъемная и достаточно большая. Я согласен что-то платить в течение трудовой деятельности, — говорит обвиняемый.

— Сколько вы готовы заплатить? — уточняет судья.

— У меня есть сбережения в 2 тысячи долларов, их готов заплатить. Я не могу оценить страдания. У меня нет сына, и я его не терял, — отвечает Алексей Никитченко.

— Вы не согласны заплатить 100 тысяч. По-вашему, потеря близкого человека стоит дешевле? — задает вопрос судья.

— Да. Я также не согласен с суммой имущественного вреда. Не согласен оплачивать столовую, она не относится к обязательному во время похорон, и не согласен оплатить услуги адвоката потерпевшей стороны.

Напомним, в июне прошлого года в поселке Сосны в результате прыжка с площадки трубы котельной, расположенной на высоте 70 метров, погиб молодой человек. Как сообщила официальный представитель СК Юлия Гончарова, около 16 часов роупджампер упал на землю на глазах у очевидцев.

По версии следствия, организатор прыжка не зафиксировал веревку, не следил постоянно за безопасностью конструкции и не использовал дополнительные методы для подстраховки. Сам же обвиняемый свою вину не признал. В отношении него было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 144 (Причинение смерти по неосторожности) Уголовного кодекса РБ. Санкция статьи предусматривает до трех лет лишения свободы.