Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Наша машина замедляет ход. Солнечное декабрьское утро. Из окна виден новый китайский завод беленой целлюлозы в Светлогорске. Еще секунда — и салон заполняет запах, напоминающий гнилую кислую капусту, начинает тошнить, дышать удается ртом, при этом плотно заткнув шапкой нос. Запах уходит, как только мы отъезжаем от завода по направлению к деревне Якимова Слобода. Но местные жители уверяют, что это только благодаря тому, что сегодня ветер дует в другую сторону. «Вы почувствовали, какими ароматами мы дышим. Травят, как в газовой камере. Но правды мы не добьемся», — обреченно говорят они.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Сказали, что экологическую безопасность обеспечат. Это так ее обеспечили?»

Деревня Якимова Слобода находится в двух километрах от Светлогорска. Но расстояние стирается, потому что деревня фактически прилегает к Светлогорскому целлюлозно-картонному комбинату. Завод по производству сульфатной беленой целлюлозы построили на базе комбината. Это проект по белорусско-китайскому инвестиционному договору. Генподрядчик — китайская корпорация САМСЕ.

Завод на базе Светлогорского ЦКК должны были построить еще в 2015 году. В 2017-м после продолжительных споров китайские подрядные организации начали замену забракованной кабельной продукции.

На 7 ноября наметили открытие завода. В ноябре два раза появлялась неофициальная информация, что предприятие посетит Александр Лукашенко. Однако этого не произошло. О запуске нового завода в Светлогорске Китай отрапортовал в декабре.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Жители Якимовой Слободы рассказывают, что страдают от вони

На заводе при производстве должен использоваться диоксид хлора, что беспокоит в числе прочих и многих экологов. Они считают технологию отбеливания с использованием диоксида хлора вредной и устаревшей. Однако еще в 2013 году суд Светлогорского района вынес решение по иску о строительстве завода. В нем говорится, что использование при производстве диоксида хлора не противоречит закону «Об охране окружающей среды».

В начале недели на сайте телеканала «Белсат» появилось видео с собрания, как жители деревни Якимова Слобода жалуются на вонь, которая уже не первый день стоит в деревне. По словам местных, на собрании было минимум 165 человек, к некоторым, кого удалось на видео распознать, уже приходил участковый. Именно поэтому 27 декабря, когда в деревню приехали журналисты TUT.BY, они не захотели называть своих имен.

— Этот запах у нас почти каждую ночь. Когда ветер дует на Слободу — идет запах, — говорит одна из женщин.

Рассказать о наболевшем пришло человек 20, несмотря на то, что, пока шла встреча, их снимали на видео несколько незнакомых молодых мужчин крепкого, спортивного телосложения.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
В 2012 году против строительства завода люди собрали более 10 тысяч подписей

Жители Якимовой Слободы говорят, что одни чувствуют запах тухлой кислой капусты, другие — хлора, что из-за вони им тяжело дышать, жжет в носу, начинается рвота. Люди стараются не открывать форточки, но запах все равно проникает в дома.

— Дети погуляют по улице — и кровь из носа идет, — говорит одна из пришедших женщин.

Местному детскому садику из-за жалоб родителей разрешили, если есть запах, не выводить детей на прогулку. Однако на сайте Светлогорского зонального центра гигиены и эпидемиологии есть информация о том, что 12 декабря их специалисты провели отбор воздуха у детского сада. И превышений концентрации загрязняющих веществ не установили.

Видео: Вадим Замировский, Сандра Бушик, TUT.BY

 

Больше видео вы найдете TUT и на нашем канале на YouTube. Подписывайтесь, это бесплатно!

— На стену хочется лезть, понимаете? — не скрывает своих эмоций мужчина. — В дом заходишь — воняет!

— Когда проект по строительству этого завода защищали, нам сказали, что экологическую безопасность обеспечат. Это так нам ее обеспечили? Таким способом? — задается вопросом еще одна жительница деревни. — Газообразное облако оседает прямо на наш поселок, мы слышим удушливый запах хлора. Мы не против, что завод построили — так обеспечьте нам экологическую безопасность. Мы же не подопытные кролики!

Одна из местных жительниц вспоминает, что когда их собирали по поводу строительства завода, обещали, что «все будет чистенько, все будут ходить в белых тапочках».

— Они, наверное, хотели сказать «лежать», а не ходить в белых тапочках, — иронично замечает еще одна женщина.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Люди отмечают, что сейчас им сложно продать свои дома в этой деревне, чтобы куда-то переехать — чаще всего их не хотят покупать, а если и хотят, то предлагают небольшие суммы. По словам местных, раньше иметь дом в их деревне было престижно. Во-первых, населенный пункт прилегает к городу, во-вторых, здесь есть лес, речка, школа, детский сад.

— Раньше кирпичный дом в этой деревне стоил около 30 тысяч долларов, сейчас пять-восемь. Столько же стоят малосемейки в городе.

В 2012 году против строительства завода собрали более 10 тысяч подписей. Это притом что, по словам местных, в деревне сейчас живет около 1500 человек, а в городе — примерно 68,5 тысячи.

— Но кто нас послушал? Писали и в Администрацию президента, но чем это закончилось? Сами видите…

Люди сетуют на нехватку информации по поводу того, что сейчас происходит на заводе.

— Нет прозрачности, если и дают информацию, то говорят, что все нормально, ПДК (предельно допустимая концентрация вредных веществ. — Прим. TUT.BY) нормальная. Собрали бы людей и рассказали все, — предлагает один из пришедших мужчин.

Позиция завода: запахи не вредны, и это вопрос времени

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На заводе ситуацию с неприятным запахом называют временной и объясняют ее тем, что сейчас идут пусконаладочные работы. Говорят, что в течение января, когда планируется, что все линии будут работать на полную мощность, вопросы отпадут. Также там заверяют, что запах не вредит здоровью и не возникнуть в ситуации пробного производства он просто не мог.

— Завод по производству сульфатной беленой целлюлозы построен по самым последним современным технологиям. По ним работает вся Европа. Сегодня идет процесс пробного производства. Он сопровождается наладкой технологического оборудования. Одно дело оборудование смонтировать, другое — наладить производство, — объясняет Анатолий Бахов, заместитель начальника управления строительством на предприятии. — У нас есть линия волокна. На этой линии производят беленую сульфатную целлюлозу. А есть линия регенерации химикатов. Она позволяет регенерировать химикаты в процентном соотношении 98%, это очень высокий процент.

Простыми словами, именно линия регенерации химикатов и должна поглощать неприятные запахи. Сейчас эта линия в процессе отладки. И из-за особенностей работы австрийского оборудования Andritz система безопасности котла не позволяет сжигать дурнопахнущие газы до тех пор, пока котел не наберет определенную мощность.

Анатолий Бахов объясняет, что запах, который беспокоит людей, это «дурнопахнущие газы большого объема, но низкой концентрации».

— Низкоконцентрированные дурнопахнущие газы на старых предприятиях, которые есть, наверное, во всем мире, раньше не собирались и выходили в атмосферу. От них никто не умирал, никакого глобального вреда они не наносят, — замечает он.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Анатолий Бахов, заместитель начальника управления строительством (слева), и Юрий Бердович, заместитель генерального директора по экономическим вопросам Светлогорского целлюлозно-картонного комбината

По его словам, завод постоянно контролирует Светлогорский зональный центр гигиены и эпидемиологии.

— Они независимо от нас проводят свои испытания. Ни одного анализа, который бы превышал нормы ПДК, нет. Надеемся на то, что к концу января закончим работы, и после этого запаха не будет. Но на территории комбината этот запах есть около определенных цехов, локально, если отойдете от цеха — он уже не чувствуется.

Юрий Бердович, заместитель генерального директора по экономическим вопросам Светлогорского целлюлозно-картонного комбината, отмечает, что «запахи не вредны», а все пусконаладочные работы проводят специалисты австрийской компании Andritz, AKZO-NOBEL и китайской корпорации САМСЭ.

— Пусконаладку не ведут наши специалисты, они участвуют в обучении, — говорит он.

Райисполком: по-другому там невозможно запустить производство

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Александр Магазинщиков, заместитель председателя Светлогорского райисполкома

В райисполкоме также надеются, что когда завод заработает на полную мощность, запахов не будет. Александр Магазинщиков, заместитель председателя Светлогорского райисполкома, рассказывает, что санитарно-эпидемиологические службы города ведут мониторинг ситуации каждые четыре часа — превышений по вредным веществам нет.

— Единственное, сам по себе этот запах неприятный, — говорит собеседник.

— Насколько вредны для здоровья эти выбросы?

— Специалисты нашей экологической службы и санэпидемстанция заверяют, что эти запахи не вредны. Они неприятны, но не вредны.

— Но что делать людям? Они говорят, что даже если окна не открывают, этот запах проникает в дома…

— Сложно сказать. К сожалению, ситуация такая, по-другому там невозможно запустить производство.

Собеседник отмечает, что завод беленой целлюлозы важное предприятие не только для их города, но и всей страны.

— Это импортозамещающий проект. Сейчас эту целлюлозу мы завозим по импорту, и для нас это будет продукция с высокой добавленной стоимостью, пользующаяся большим спросом, — отмечает он.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В деревне Якимова Слобода рядом с новым заводом находится овощная фабрика. Ее директор Виталий Кравцов заметил, что первые овощи они начнут выращивать весной, и сейчас невозможно сказать, отразится ли на их производстве соседство с заводом.

При этом в райисполкоме считают, что, наоборот, на выращивании овощей это должно сказаться позитивно.

— В Европе много таких заводов. Только в Австрии их около пяти. И наш завод один из самых маленьких — мощностью 400 тыс. тонн в год. Такие заводы строятся на
— 1-2 млн тонн. И там, наоборот, возле таких заводов строят овощные фабрики, потому что в процессе производства вырабатывается избыток тепла. А это дешевая энергия, которая позволяет получать дешевую продукцию. Это нормально, — говорит Александр Магазинщиков.