1. Минское «Динамо» проиграло СКА в первом матче Кубка Гагарина
  2. Прививать всех желающих от COVID-19 начнут в апреле. Вакцина будет от белорусского предприятия
  3. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  4. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  5. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  6. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  7. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  8. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  9. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  10. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  11. Что известно о «собственной ракете для „Полонеза“», которую создали в Беларуси
  12. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  13. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходило 2 марта
  14. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  15. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  16. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  17. «Шахтер» впервые стал обладателем Суперкубка Беларуси, победный пенальти забил вратарь
  18. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  19. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  20. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  21. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  22. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  23. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  24. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  25. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  26. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже
  27. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  28. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  29. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  30. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным


/

Сергей и Инна 5 ноября должны были улететь из Ливии в Беларусь и даже купили билеты на самолет. Но руководство частной клиники, где они работали, отказалось выпускать их из страны. Дело дошло до МИД, ведомство направило ноту послу Ливии в Беларуси.

— Куда мы только не обращались: в полицию, прокуратуру, организацию для иностранцев, МИД, посольства в Египте, Тунисе. В Ливии добиться какого-то внятного ответа, почему у нас забрали паспорта, не можем, — рассказывает TUT.BY Инна.

Семь лет назад операционная сестра вместе с мужем-травматологом уехали работать в Ливию по приглашению Муаммара Каддафи. Пара устроилась в государственный госпиталь. Как признается Инна, зарплаты там существенно отличались от белорусских. Если дома она получала 200 долларов, то в Ливии ей сразу предложили тысячу, зарплата врачей доходила до 2−3 тысяч долларов.

— В основном здесь медицина держалась на иностранных специалистах, как такового медицинского образования в Ливии нет. Например, мой муж — хороший травматолог, отработал две войны, смог сделать себе имя в Ливии и заработать клиентуру. Отработали с Сергеем в государственном госпитале 6 лет и, как вся страна, столкнулись с послевоенными проблемами. Деньги снять в банке стало практически невозможно, зарплату задерживали, на руки выдавали не больше 200 долларов. Виртуально, в банке, мы были богатыми людьми, но в реальности не было налички, чтобы купить билеты на самолет. Конечно, можно было у кого-то взять взаймы, уехать на родину, но тогда пришлось бы распрощаться с 10 тысячами долларов, которые нам остались должны, — уточняет Инна.

Пока белорусы ждали полный расчет от государственного госпиталя, им предложили работу в частной клинике. Сначала они дали согласие на три месяца, но с выплатой зарплаты снова возникли проблемы.

— Мужа пытались уговорить заключить контракт на 5 лет, однако с учетом тяжелой ситуации в стране он отказался. В итоге договорились — работаем до 25 октября 2017 года, пока не закончится трудовая виза, и уезжаем в Беларусь, — продолжает рассказывать Инна. — Люди в Ливии сейчас так обнищали, что обращаются в частную клинику не так часто. В основном идут пациенты с огнестрельными ранениями, которым требуется серьезная операция. Ситуация все хуже и хуже, у многих на руках оружие, оставаться дальше уже небезопасно.

«В воюющей стране травматолог на вес золота»

Операционная сестра отмечает: они с мужем работали без контракта, договаривались на словах, несмотря на это, за месяц до окончания визы письменно сообщили руководству частной клиники, что останавливают работу и улетают на родину. Их не раз пытались уговорить изменить решение, обещали повысить зарплату, купить машину.

— В воюющей стране травматолог на вес золота, — говорит Инна. — Но мы были настроены категорично и даже купили билеты на самолет, 5 ноября с мужем должны были покинуть Ливию. И началось. На нас стали вызывать полицию, угрожать тюрьмой, приходили какие-то люди в военной форме и требовали подписать документы на арабском языке.

Чтобы уехать из Ливии, в паспортном столе необходимо поставить экзит-визу. Без этой отметки пересечь границу невозможно. Когда Инна и Сергей обратились в паспортный стол, им сказали, что у них нет вкладышей на эту визу, будут через неделю или две.

— Тогда мы пошли в полицию, вызывали наше руководство для разрешения конфликта. Под предлогом, что стикеры на выездную визу нам проставят в другом городе, полиция забрала паспорта и выписала соответствующую бумагу. И вот уже полтора месяца мы находимся без паспортов, причин никто не объясняет, ходим по замкнутому кругу, — говорит Инна.

Сейчас пара живет на квартире, которую еще год назад предоставила частная клиника. Работать Сергей и Инна не могут, рабочая виза окончена, если супруги выходят в магазин, их, уверяют, сопровождают «какие-то люди». По словам медсестры, покинуть город нереально: везде блокпосты, пару могут остановить и потребовать паспорта.

— Уже были случаи с украинскими медиками, которых потом выдавали за военных и снайперов, — вспоминает Инна. — Сейчас у нас вся надежда только на МИД.

«Решения в Ливии принимаются не на уровне официальных властей, а на уровне полевых командиров»

— Мы в курсе этой ситуации и занимаемся ею в меру имеющихся дипломатических возможностей. На уровне руководства консульско-правового управления МИД, которое занимается чрезвычайными ситуациями, поддерживается прямой контакт с нашими гражданами, — комментирует TUT.BY Дмитрий Мирончик, официальный представитель МИД. — По этому случаю была направлена нота в посольство Ливии в Беларуси, а также в посольство Ливии в Москве. При всех контактах, которые есть с ливийской стороной, эта тема поднимается. Однако пока без положительного результата. С нашей стороны рассматриваются разные варианты оказания помощи, есть возможность направить медикам свидетельства на возвращение, но, к сожалению, в ливийской ситуации это не решает проблему. При этом МИД использует каждую возможность поставить этот вопрос на политико-дипломатический уровень. И хоть ливийская сторона говорит, что помощь будет оказана, нужно понимать: итоговые решения принимаются там, в Ливии, не на уровне официальных властей, а на уровне полевых командиров.

В МИДе также уточнили, что у них есть канал экстренной связи с белорусскими медиками.

-15%
-30%
-10%
-20%
-40%
-30%
-30%
-10%
-55%
-35%
0072410