/ /

В Минске открылась школа патронажного ухода, которая учит сиделок работать профессиональнее. Заодно тут подыскивают специалистов по уходу или консультируют тех, кто сам ухаживает за близкими — тяжелобольными, людьми с инвалидностью и пожилыми людьми. TUT.BY расспросил, как не допустить ошибок, если в доме появился человек, которому нужна особая забота.

Фото: Reuters

Кому нужен особенный уход?

— Уход может понадобиться тяжелобольным людям, людям с инвалидностью. Требуют присмотра и ухода люди со старческим слабоумием — деменцией. Те, кто может выйти на улицу и потеряться, включить газ и забыть его отключить — такие подопечные у нас тоже есть, — рассказывает тренер и руководитель службы подбора сиделок школы патронажного ухода «Азбука заботы» Татьяна Крупская.

Тут подбирают собственный штат сиделок и консультируют любого, кому это нужно.

— У нас такой менталитет, что люди часто сами заботятся о своих близких, которые заболели, ослабли. Но профессиональная подсказка все равно важна, — рассуждает Татьяна Крупская. — Если не знать, как правильно переместить лежачего человека, который весит 120−150 килограммов, можно серьезно навредить себе.

Люди просят подобрать сиделку на работу по ночам или вообще с проживанием — таких услуг у государственных центров нет.

— Хочется повысить статус работы сиделки в обществе. Это серьезная работа, которую надо выполнять хорошо. Если сиделка пришла к подопечному, она должна провести гигиенические мероприятия, противопролежневую профилактику, плюс просто с ним пообщаться. Это может быть сложно психологически. Мы готовим сиделок быть мудрыми, — говорит Татьяна Крупская.

Повернуть, накормить, вымыть — вовремя, но без гиперопеки

Сможет ли семья сама заботиться о близком, который тяжело болен, зависит от степени заболевания и от того, насколько члены семьи заняты работой и готовы учиться правильному уходу.

— Если говорить об уходе за лежачим человеком, то тут ключевое слово — вовремя. Я бы начинала с того, что его нужно вовремя вымыть, переместить, повернуть, накормить, напоить, — дает совет тренер школы.

Фото: Reuters

В то же время специалисты предостерегают людей от гиперопеки — она делает только хуже.

— Ухаживающему человеку нельзя делать за подопечного то, что тот может сделать сам. Если он может сам немного приподняться — не надо делать это за него. Если долго выговаривает: «Мммм…», — не предугадывайте: «Молока?». Надо набраться терпения, если он сам может выговорить слово. Иначе организм человека перестанет трудиться и будет деградировать, — объясняет Татьяна Крупская. — То же самое с движением. Давайте человеку довести до конца мероприятие, которое он запланировал. Пусть он возьмет ложку или вилку, если он может это сделать — хоть и медленно и долго. Такой подход подчеркнет, что человек — личность, что он не беспомощен.

Здороваться за плечо, все свои действия проговаривать

Руководитель школы патронажного ухода Елена Моригеровская объясняет, как правильно здороваться с человеком, который лежит.

— За плечо. Это такое нейтральное место, касание к которому не напрягает, но в то же время позволяет вас чувствовать. За руку с лежачими больными здороваться не стоит, это вмешательство в личное пространство.

Татьяна Крупская добавляет еще одно правило тактичной заботы: каждое свое действие в отношении больного надо проговаривать.

— Даже если он не общается с вами вербально, никак не общается. Мы ведь не знаем, что на самом деле происходит в памяти и восприятии человека, за которым ухаживаем. Обязательно здороваемся: «Здравствуйте, Виктор Павлович». «Сейчас мы повернем вам голову, разрешите, пожалуйста», «Я сейчас сниму с вас одеяло, и мы повернемся».

Беспомощного человека не стоит обнажать целиком — так он будет чувствовать себя еще более беззащитным, униженным. Даже проводя туалет, туловище сверху можно укрыть покрывалом.

— Если у человека шевелится рука, вполне может быть, что он сможет интимные места помыть себе сам. Если не может толком этого сделать, наденьте перчатку или воспользуйтесь губкой — и его же рукой там проведите. Важно проявлять уважение к его личности, — отмечает Татьяна Крупская.

Знать хитрости для ухода

Специалисты школы рассказывают, что есть мелочи, которые упрощают уход.

— Когда человек очень тяжелый, его гораздо проще перемещать, устраняя излишнее трение. Это можно сделать с помощью специальных скользящих поверхностей, — приводит пример Елена Моригеровская. — Всего лишь скользящая ткань — и намного проще становится переодевать, изменять положение человека вверх-вниз, слева-направо или вообще снять его с кровати. Мы закупаем такие ткани за рубежом. Но предприимчивые белорусы нашли альтернативу: некоторые семьи используют большие пакеты для мусора с той же целью. Таких хитростей немало.

Не шуметь и не мельтешить

В школе патронажного ухода вспоминают: когда проводили курсы для сотрудников территориальных центров социальной защиты населения, проводили интересный эксперимент, который помогает почувствовать себя в роли подопечного.

— Кого-нибудь из зала кладут на кровать, его задание — лежать. А нескольким другим людям дается задание, о чем говорить. О колготках, помаде, кто-то рассказывает вчерашние новости, кто-то планирует поменять подгузник, кто-то — подергивает одеяло лежащего человека. И весь этот рой вокруг него движется. Потом у того, кто лежал, спрашивают, что он чувствовал. Так вот, он говорил, что у него появилось ощущение сумасшествия, — рассказывает Татьяна Крупская. — Такая «карусель» для болящего тяжела.

С человеком, который и так отрезан от мира, советуют обсуждать дела, события напрямую. Именно ему оказывать внимание. Стараться обсуждать какие-то второстепенные вопросы между собой, выходя из комнаты.

Говорить о настоящем и о прошлом, понимать «странности»

— У нас психологи советуют вообще тему будущего не затрагивать, а говорить о настоящем. И создавать ту обстановку, которая ему была благоприятна до болезни, — говорит Татьяна Крупская. — Любил человек заниматься баскетболом — дайте ему мячик побросать. Любил рисовать — пусть рисует в том объеме, в котором может. Любил слушать музыку — включите ненавязчиво. Если тяжелобольной раньше любил петь — пойте ему. Даже если вам кажется, что он ничего не слышит и не видит.

Со старыми людьми советуют говорить о прошлом. Это позволяет раскрыться и показывает человеку, что он ценен, он — личность.

— Почему-то к старости мы всегда относимся как к чему-то негативному, на самом деле нужно понимать, что это физиологический процесс, что он необратим, как молодость, как зрелость. Старость — нормальное состояние живого существа, — рассуждает Татьяна Крупская.

— Очень часто возникают у людей с возрастом такие состояния, когда присущие их личности черты начинают очень ярко проявляться, — добавляет PR-менеджер школы Ольга Михед. — Если к этому отнестись, не заглядывая в глубину ситуации, это может вызвать раздражение. Например, бабулечка в июне надевает свою шубу и идет в ней гулять. С одной стороны, это шокирует, а с другой — если вспомнить, что всю жизнь она была модницей и эту шубу очень любила, то все объясняется. Она демонстрирует то, что у нее осталось в уголках памяти. Если бабушка любила краситься всю жизнь, то, когда у нее будут проблемы с памятью, она может накраситься так, что у нее будут фиолетовые глаза. К этому надо относиться с пониманием.

Забота о себе — не равнодушие

В школе патронажного ухода отмечают, что равнодушных родственников, конечно, хватает.

— Бывает, что родственники не задают вопросы, ничем не интересуются. Нанял сиделку и забыл. Через неделю могут и не позвонить, пока сиделка сама не напомнит, что заканчиваются продукты, что медикаменты какие-то нужны, давление поднималось или какие-то изменения на коже появились. Но бывает, что, наоборот, ставят в квартире видеонаблюдение, чтобы понимать, какой уход ведется за больным. Но наши специалисты к таким камерам совершенно спокойно относятся. Это не является каким-то гипернаблюдением за ними, — говорит Татьяна Крупская.

— Наблюдаю, что ситуация в семье зависит не от ее социального статуса, — добавляет Елена Моригеровская. — Бывает, что в семьях с очень высоким статусом люди абсолютно холодные и безразличные друг к другу. Скорее зависит от взаимоотношений, которые были заложены в детях родителями. У нас бывало такое, что дети нанимали сиделку, чтобы она заботилась об их пожилой маме, которая заботится о пожилом папе.

Эмоционально выгорают даже сиделки, которые живут вместе с тяжелобольным человеком. Поэтому лучше, говорят в школе патронажного ухода, чтобы они работали вахтами по несколько недель. Но в то же время, чтобы не было слишком быстрой сменяемости тех, кто ухаживает.

Фото: Reuters

Родным, которые заботятся о тяжелобольных или пожилых людях, о людях с инвалидностью, надо уметь давать передышку себе.

— Нужно понимать: когда эмоционально родственник выгорит, он не сможет помогать своему близкому человеку. Он станет раздражительным, плаксивым, не отдохнувшим внутри. Ему надо подарить передышку себе, чтобы снова начать дарить добро близкому человеку, — рассказывает Елена Моригеровская. — Знаете, тут сразу вспоминается добрый анекдот про еврейскую маму. Дети играют, а мама закрылась в другой комнате и кушает конфеты. Дети стучат: «Мама, открой, что ты там делаешь?». А мама говорит: «Дети, я вам готовлю хорошую добрую маму». Отдохните — и придете к близкому человеку соскучившимся, свежим и добрым.

{banner_819}{banner_825}
-11%
-40%
-20%
-20%
-10%
-30%
-20%
-15%
-50%