/

Эллина Мурашкевич с детства мечтала открыть свою кондитерскую — с хорошим кофе, уютной атмосферой, дизайнерской мебелью и вкусной выпечкой собственного производства. Не сложилось. В 28 лет врачи поставили ей диагноз целиакия (непереносимость глютена — белков, которые есть в семенах злаковых растений, в особенности пшеницы, ржи и ячменя) и посоветовали забыть про хлеб, булочки, печенье и кондитерку. Эллина мечте не изменила. Вместе с будущим мужем она переехала в агрогородок Олтуш и открыла производство по выпуску безглютенового хлеба, сладостей и макарон. Чиновники смотрели на них с подозрением, местные — с улыбкой, друзья — с сожалением. Ребят отговаривали, просили «одуматься», «не ввязываться» и «не пускать деньги на ветер». А они уже шестой год выпускают безглютеновую продукцию для себя и тысяч людей из Беларуси, России и Казахстана: вегетарианцев, зожников и людей с целиакией.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Олтуш — небольшой агрогородок на белорусско-украинской границе. Самобытный, уютный, затерявшийся между озером и лесом.

Главная улица Советская пронизывает городок насквозь, вливается в трассу Р17 и упирается в пункт пропуска. На центральной магистрали жилые дома соседствуют с магазинами, участковой больницей, почтой, отделениями банков — всем, в общем, что нужно для неприхотливой повседневной жизни. За чем-то серьезным же здесь ездят в райцентр, до которого 10 км пути.

Посередине Советской стоит дом с вывеской «Хлебосолье». На первом этаже — магазин Брестской областной базы «Бакалея», на втором — офис и цеха частного предприятия «ЭлирПрима», которое занимается производством безглютеновой продукции. Полусемейный бизнес супругов Мурашкевичей для местных уже давно не экзотика — привыкли.

«Мы у них на глазах росли. Сначала на нас с жалостью смотрели. В магазин заходим — там все покупают мясо, а мы пачку овсянки и бутылку кефира. Думали, это мы от бедности. Сейчас видят, что у нас окна меняются, крыша делается. Удивляются: „Они ж два года назад еще нищие были“», — смеется Юрий Мурашкевич.

По специальности Юрий — инженер. По документам — на предприятии директор. По факту же — доморощенный технолог, бухгалтер, дизайнер, иногда и уборщик.

К своей многопрофильности он относится философски.

— Главное, что меня в университете научили учиться.

«В аптеку ходила, как в магазин: за макаронами, хлебом»

Эллина — учредитель предприятия, но так же, как и супруг, отвечает за все. Именно с нее начался их бизнес.

— Все началось с моей непереносимости глютена. Когда-то мне пришлось из-за этого диагноза распрощаться с мечтой о своей кондитерской. Вы же понимаете, что печь и не пробовать невозможно. Я представляла себе небольшое кафе с горячим кофе, пирожными собственного производства. В моей ситуации мечта казалась нереальной.

Эллина — армянка, которая родилась в Баку, училась в России, жила в Украине, а в сознательном возрасте уехала на работу в Италию. За три месяца сама выучила с нуля язык, нашла работу секретарем-референтом в фирме, бизнес которой был связан с Беларусью, и вечернюю подработку — официанткой в кафе. Там же, в Италии, в 28 лет она узнала свой диагноз — целиакия. Это наследственное заболевание, при котором организм не переносит глютен.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— У меня в уголках губ образовывались трещины — говорили, от нехватки железа. Это было регулярно. И как-то в Италии столкнулась со знакомым врачом как раз в тот период, когда у меня были трещинки. Он спросил, что у меня с губами. Я рассказала, что каждые 2−3 месяца приходится принимать препараты железа. На мое счастье, по специальности он оказался гастроэнтерологом и пригласил меня на прием. Я пришла, сдала кровь, «проглотила» зонд. (…) Когда были готовы результаты, мне сообщили диагноз, — рассказала Эллина.

В Неаполе Эллина провела 12 лет, а потом вместе с представителями фирмы приехала в Брест. Первое время было сложно: если в Италии проблем с безглютеновыми продуктами не было, то в Бресте их в магазинах было не найти.

— Я в аптеку ходила, как в магазин: за макаронами, хлебом.

Эллина не отчаялась и стала делать выпечку сама для себя. Кукурузную муку заказывала в интернет-магазине. Готовила, пробовала, экспериментировала, записывала рецепты. Со временем поняла, что идея открыть свою кондитерскую не такая нереальная, какой казалась ранее.

Домик из имбирных безглютеновых пряников
Домик из имбирных безглютеновых пряников

Итальянцы решили закрывать свой белорусский бизнес, и Эллина оказалась перед выбором: возвращаться в Неаполь или оставаться в Беларуси. К тому моменту она уже познакомилась с Юрием и рассказала будущему мужу о своей идее безглютенового производства. Пара начала искать в регионах подходящее здание под «мануфактурку». Желаемый объект нашелся в Олтуше. Эллина и Юрий продали все, что у них было, и сформировали стартовый капитал, на который купили оборудование и сырье. Первые полгода пекли, пробовали, дорабатывали рецептуры печенья и хлеба.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Эллина и Юрий

Первым клиентом безглютеновой мануфактуры из Олтуша стал вегетарианский интернет-магазин из Минска.

— Мы у них купили муку для разработки рецептур. Они загорелись — сами вегетарианцы — позвали нас, порасспрашивали и сказали, что заинтересованы в реализации нашей продукции. Мы сразу уточнили, что муку у них брать не будем потому, что дорогая, а вот продукцию поставлять готовы… Отвезли им первую продукцию и предложили бесплатно раздать людям, чтобы попробовали. Но через полчаса они перезвонили и сказали, что продукция воняет бензином. Мы опешили! А оказалось, что выпечка впитала запах свежей краски, которой мы покрасили помещения, — улыбается Эллина. Так, вспоминают ребята, вначале сотрудничества не вышло.

Первый опыт продажи безглютенового хлеба и печенья в Олтуше был более удачным.

— Вышел на улицу со столом. Был март, холодно. Я сел возле кафе и продавал. Наторговали где-то на 300 тысяч (неденоминированных рублей. — Прим. TUT.BY), — вспоминает Юрий.

— Покупали, скорее, из любопытства — чтобы узнать, чем же мы тут занимаемся. Наша продукция дороже, чем обычный хлеб. Местным не было смысла у нас покупать, если можно купить дешевле в магазине. Это нишевый продукт для людей с особыми потребностями. Вот вы попробуйте объясните ребенку с целиакией, что ему нельзя печеньку в школу, — добавила супруга.

— Они пару дней покупали, а дальше ничего уже не продавалось. Говорили: «Вкусно, но дорого», — объяснил директор.

«Мучные долгоносики»

Супруги позже все-таки продолжили сотрудничество с минским интернет-магазином: отгружали в столицу одну коробку в две недели. Отслеживали, какая продукция идет лучше, и со временем отказались от выпечки с лактозой, зато разработали безбелковые рецепты для людей с фенилкетонурией.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Как вспоминает Эллина, самый сложный период наступил на второй-третий год развития бизнеса — из-за трудностей с реализацией продукции.

— Не было отдачи, будущее было размытым, не знали, чем наша авантюра закончится, — вздохнула Эллина.

— Мы в Бресте себе киоск купили — для поддержки штанов. Я каждое утро в 5.00 садился в поезд, приезжал в Брест, сидел в киоске, продавал сигареты и жвачки, чтобы хоть как-то продержаться на плаву и не закрыть производство, — рассказывает Юрий.

И им воздалось: к минскому дистрибьютеру, который занимается реализацией продукции в Беларуси, вскоре добавился российский. Компаньон с востока отгружает безглютеновый товар из Олтуша в Москву и Санкт-Петербург. На очереди — Казахстан.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Когда появился новый партнер, супругам потребовалась мука для разработки новых рецептов. Сырье привезли в соседнее украинское село. Через границу мешки с мукой Юрий и Эллина переносили сами. Приходилось делать несколько «ходок», чтобы не нарушить таможенные нормы.

— Из-за этого нас здесь стали называть «мучные долгоносики» — муку долго носили, — смеется Юрий.

Сейчас на предприятии в среднем в день производят 25−35 кг продукции: хлеб, выпечка, шоколадные, ванильные пряники, мятное, имбирное, шоколадное печенье. Практически все — без продуктов животного происхождения. Из новинок — макароны на кукурузной муке, на разработку рецепта которых ушло около года. В планах на будущее — наладить производство безглютеновых пельменей.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Здесь, помимо супругов, уже появилось семь наемных работников.

— Эллина мне наконец-то смогла объяснить, что успевать будешь только в том случае, если будешь покупать время других, — признает Юрий.

— Никак не могла уговорить нанять кого-то! — смеется Эллина. — Все сам!

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Если есть идея, ее надо воплощать на 100 процентов»

Эллина и Юрий говорят, что на работе практически живут, но тот энтузиазм, с которым начинали, еще не растеряли. Себя они в шутку сравнивают с «Машей и медведем» из одноименного мультфильма: Эллина выступает в роли гиперактивной взбалмошной девочки, которой не сидится на месте, а Юрий — умудренного опытом медведя, которому хочется покоя.

За пять лет работы предприятия супруги не построили себе шикарный коттедж, не купили дорогой кроссовер. Вот и сегодня на работу они добирались на маршрутке из Малориты, где оставили на ремонт свою старенькую иномарку.

— Вкладываемся только в бизнес, — объяснила Эллина.

— Мы можем непрезентабельно одеваться, ездить на старом автомобиле, зато у нас в производстве все вертится. Остальное — мелочи, — добавил директор.

«Маша и медведь» уверяют — ни о чем не жалеют.

— Если есть идея, ее надо воплощать на 100 процентов. И чем раньше, тем лучше. Удобного момента никогда не будет. Вечно чего-то не хватает. Надо начать. А потом поймешь, что когда-то ты лежал на лопатках без сил и надежды — а сейчас все в кайф, — заключила Эллина.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-15%
-33%
-20%
-20%
-27%
0063042