108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  2. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  3. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  4. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  5. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  6. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  7. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  8. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  9. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  10. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  11. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  12. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  13. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  14. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  15. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  16. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  17. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  18. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  19. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  20. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  21. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  22. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  23. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  24. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  25. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  26. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  27. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  28. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  29. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  30. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе


/ /

Суд Новобелицкого района Гомеля начал рассматривать уголовное дело в отношении 29-летнего гомельчанина Александра Сапеги. Его обвиняют в смерти пятилетнего сына Вани.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Трагедия произошла в июле в одном из частных подворий в Новобелице. Подвыпивший глава семейства поскандалил с домашними, уселся в рабочий грузовой рефрижератор Iveco и задним ходом начал таранить ворота. Как раз в этом месте находились жена и его пятилетний сын. Малыш погиб на месте, его маму в тяжелом состоянии увезла скорая, женщину удалось спасти.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Мужчину обвиняют сразу по трем статьям — «Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения», «Умышленное уничтожение имущества, повлекшее смерть малолетнего», «Насилие в отношении лица, выполняющего общественный долг». Ранее он уже был неоднократно судим за хулиганство и кражи.

«Пускай вменяют что хотят! Я просто хочу, чтобы это быстрее закончилось!»

Потерпевшими в деле признаны трое — мать Александра Тамара, его супруга Ольга и случайный прохожий, который задерживал обвиняемого, Юрий. Все они сидят на разных скамьях, между собой не общаются. Позже станет ясно почему.

Прокурор спросил, чем занимался обвиняемый 30 июля, в день трагедии, а также накануне. Оказалось, что все это время Александр пил сначала пиво, затем водку. Объемы выпитого назвать не смог.

— 29-го июля конфликт с родными у вас был? — обращается к обвиняемому гособвинитель.

— Нет, явного не было.

— Что это значит?

— Это значит, что наш конфликт длится не один, не два и не три дня. Упреки со стороны матери были постоянными. Она была недовольна, что потребляю алкоголь, — объясняет Александр.

За три недели до трагедии он, жена Ольга и двое детей съехали со съемной квартиры, которую снимали в Зябровке, к матери Александра в частный дом в Новобелице. Долго вместе жить не планировали — переехали, чтобы сэкономить деньги на арендное жилье, которым планировали в ближайшем будущем обзавестись. Отношения не складывались с первых дней совместного проживания.

Со слов Александра, мама постоянно высказывала свое недовольство то невесткой, то его чрезмерным употреблением алкоголя. Возникали скандалы и стычки. 30 июля конфликт перешел в активную стадию. Сын не один раз замахивался на мать, затем, чтобы отомстить за обидные слова в свой адрес, решил снести ворота.

— Зачем повреждали ворота? — спрашивает адвокат.

— Я сам три года назад ставил эти ворота. Хотел, чтобы никому не досталось.

— Вы хотели повредить в этом доме все, что принадлежало вам?

— Да.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Постепенно у обвиняемого возникает раздражение. Ему не нравятся вопросы адвоката. Особенно те, которые касаются причинения телесных повреждений матери.

— Так вы признаете себя виновным по 149-й статье (Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения. — Прим. TUT.BY)?

— Пускай вменяют что хотят! Я просто хочу, чтобы это быстрее закончилось! — повышает голос обвиняемый. — А я могу от вас вообще отказаться? — неожиданно обращается он к защите.

«Ванечка лежит весь в крови на дорожке, а Оля — под воротами»

Второй в суде выступила мать обвиняемого. Судья предупредил пенсионерку, что на правах родственницы она имеет право отказаться от показаний.

— Нет! Буду говорить! — непреклонна пенсионерка. И тут же начинает рассказ.

Ее отношения с сыном испортились после того, как он женился. По ее словам, невестка настраивала Александра против матери, выпивала, за что ее даже уволили с работы.

— Да говори ты правду! — не выдерживает обвиняемый. Но женщина не реагирует на выпад сына и продолжает.

— За день до этого Саша был дома с детьми. Все было нормально. Тут в два часа приходит его жена с работы и приносит две двухлитровые бутылки пива. Они пили до ночи, и она не раз еще бегала за добавкой. Я неоднократно делала замечания. Утром 30 июля выхожу — снова сидят во дворе и пьют. Говорю: «Саша, ты бы вместо того, чтобы деньги на это тратить, долг мне вернул». Он еще раньше 140 рублей у меня брал. Но они как сидели, так и сидят. В часов 10 выхожу — они опять пьют. Я говорю: «Тебе на погрузку завтра (обвиняемый работал водителем-экспедитором в одной из частных фирм. — Прим. TUT.BY), и тебе ведь, Оля, говорю, на работу».

Эти рекомендации вскоре сыграли с женщиной злую шутку. Через какое-то время сын ушел с соседом выпить, а когда вернулся, зачем-то решил разрушить дом. Для этого пытался завести рабочий фургон. Когда мать забрала ключи, начал ее избивать. Через какое-то время нашел запасные ключи и прыгнул в авто.

— Слышу, заводится машина и на резких газах едет в калитку, раздался сильный стук. Потом второй раз. Стены начали дрожать. Я за Машку и бегом в спальню. Позже выскакиваю на улицу, фургон стоит около 76-го дома. Ванечка лежит весь в крови на дорожке, а Оля — под воротами, — вытирает слезы Тамара Ивановна.

В качестве гражданского иска мать обвиняемого просит возместить средства, которые она потратила на ремонт и установку ворот.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Вторая потерпевшая — жена Александра Ольга — трагические события конца июля вспоминает по-своему.

«Мы сидели во дворе, рассуждали, общались. Мама, муж, дети…»

Женщина не скрывает, в тот день и накануне они действительно пили пиво.

— Муж звонит на работу: «Оля, меня угостили рыбой, давай попьем пива». Мы решили отдохнуть. У него был тяжелый график, он не высыпался, постоянно работал. Мы сидели во дворе, рассуждали, общались. Мама, муж, дети… Конфликта не было, но были постоянные упреки. В основном из-за денег. Когда у Тамары Ивановны нет денег — все плохие… Я просила — пожалуйста, Тамара Ивановна, не трогайте его в таком состоянии, зачем сейчас выяснять отношения?

Ольга утверждает, она не видела ударов, которые Александр наносил матери. Зато слышала постоянные оскорбления женщины в адрес мужа.

— Саша пришел, они снова сцепились в коридоре. Я просила, пожалуйста, хватит, дети в доме. Говорила, Тамара Ивановна, вы — взрослый человек, он пьяный, не надо его трогать.

Потом, по словам Ольги, ей позвонила тетя, она разговаривала с ней, вышла во двор, увидела, что в заборе дыра (в порыве Александр выломал лист металлопрофиля), пыталась ее закрыть. В этот момент муж и совершил на нее наезд.

— Вы видели, что машина двигается задним ходом?

— Я разговаривала по телефону, видно, отвлеклась. Думала, что проскочу между калиткой и автомобилем, но не успела. Автомобиль ударил, я упала. Потом был второй наезд в столб калитки. Я в это время лежала под машиной. Было очень больно.

— Где в этот момент находился ваш ребенок?

— Я думала, в доме. Оказалось, что был рядом. Получается, что я была со стороны улицы, а Ваня — во дворе, видимо, выбежал из дома.

Напомним, на пятилетнего Ваню упал столб, который Александр снес грузовиком. В итоге малыш получил травмы, несовместимые с жизнью, и умер на месте.

—  Саша никак не мог меня видеть, — акцентирует внимание суда женщина.

Кстати, от подачи гражданского иска она отказалась. Сказала, что сейчас чувствует себя хорошо и последствий травм, полученных 30 июля, не ощущает. Вместе с тем в результате наезда, согласно медицинскому заключению, у женщины были порваны связки на ногах, повреждены сухожилия на пальце руки, выбиты четыре зуба.

После показаний Ольга попросила отпустить ее из зала суда. На прощание женщина подбадривающе моргнула в сторону клетки с обвиняемым.

«На меня вывалился человек в шортах, с голым торсом, в руках у него — торцовый ключ»

Также сегодня суд заслушал показания еще одного потерпевшего — случайно оказавшегося в тот день рядом с местом трагедии гомельчанина Юрия. Мужчина ехал на автомобиле по своим делам и стал невольным свидетелем происходящего. Он же позже и задержал обвиняемого.

— Я ехал по Урицкого, дорогу перегородил грузовой фургон. Подумал еще, что кто-то паркуется. Остановился и жду. Но неожиданно машина тронулась назад, прямо на человека. Я стал сигналить и показывать водителю жестами, что он не туда едет, но он уже ударил в ворота. Потом отъехал вперед на несколько метров, взял разгон и снова стал двигаться в сторону ворот. Потом был третий удар. Я вышел из машины и побежал к водителю, стал открывать водительскую дверь. На меня вываливается человек в шортах, с голым торсом, в руках у него — торцовый ключ. Я схватился за ключ, чтобы он не ударил. Между нами завязалась борьба. Мы катались по земле метров двадцать. Никто на помощь не пришел, все просто смотрели. Наконец подбежал, как я понял, сосед, что-то сказал ему — и только тогда он успокоился. В этот момент уже и милицейская машина подъехала.

Материальных претензий у Юрия к обвиняемому нет и вообще пострадавшей стороной мужчина себя не считает. Говорит, что его пару ссадин и царапин, которые он получил во время задержания обвиняемого, — ничто по сравнению с тем ужасом, который пережили другие участники трагедии.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

В четверг в суде Новобелицкого района очередное заседание. Будут заслушаны показания свидетелей.

-11%
-15%
-25%
-30%
-10%
-20%
-60%
-10%
-10%
-20%