/

Гданьск — это профсоюз «Солидарность», Лех Валенса, запах моря, средневековые улочки и готические костелы. А еще тысячи туристов, которые приезжают сюда со всех уголков мира. Аэропорт города, население которого 500 тысяч человек, в прошлом году обслужил более 4 миллионов пассажиров. Но так было не всегда. О том, как Гданьск стал популярным, и что надо сделать, чтобы Беларусь стала привлекательной для европейского туриста, TUT.BY поговорил с мэром этого польского города Павлом Адамовичем.

Фото: polska-kaliningrad.ru

В Польше городского главу называют Prezydent miasta. И в этом есть свой смысл. В польских городах с 1990 года развивается самоуправление, то есть местная власть сама решает свои проблемы, зарабатывает деньги и тратит их по своему усмотрению. В общем, города, как и гмины (наименьшая административная единица Польши. — Прим. TUT.BY), действуют самостоятельно, не оглядываясь на центральную власть. В Гданьске, например, Павел Адамович отказался декоммунизировать названия улиц, несмотря на то, что президент Польши подписал соответствующий указ. Мэр мотивировал свое решение тем, что данный указ нарушает принцип самоуправления.

«Если бы я встретил Лукашенко, то посоветовал, как начать реформу самоуправления»

— Самоуправление в Польше действует на основании Европейской хартии самоуправления. Местный орган самоуправления должен иметь юридическое лицо, которое осуществляет хозяйственную деятельность, независимые доходы, а также независимый административный суд. Например, если я недоволен работой воеводы (губернатора области (воеводства). — Прим. TUT.BY), то я подаю заявление в суд, который разбирается, кто прав. Орган самоуправления должен иметь свою собственность. Это может быть земля, школы, парки, дома. Город может что-то построить, продать или инвестировать свои средства. Органы местной власти выбираются демократическим путем. У вас ведь не так?

— Нет.

— Я бы посоветовал вашему президенту начать уже сейчас реформу самоуправления. Потому что это важно для развития городов. Но сейчас у вас такой практики нет. Лукашенко мог бы взять в качестве основы Российскую империю, которая в XIX веке стала возвращать самоуправление. Если бы я встретил Лукашенко, то я бы ему посоветовал, как это надо делать, — улыбается Павел Адамович и рассказывает, как формируется бюджет города:

— Например, половина подоходного налога физических лиц остается в городе, половина уходит в Варшаву. 20% такого же налога юридических лиц также остается у нас. За счет бюджета финансируются социальные объекты. Бюджет города — примерно 800 миллионов евро. Сейчас мы наблюдаем легкий дефицит, но несколько лет подряд он был профицитным. В прошлом году мы вышли на плюс, в этом пока на минус. Мы занимаем деньги — но только на какие-то инвестиционные программы. Выбираем европейские банки — это дешевле, чем брать заем в польских.

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

Гданьск — шестой город по количеству населения в Польше. В 1308−1466 и 1793−1945 гг. назывался Данциг. Вместе с соседними Сопотом и Гдыней образует агломерацию Труймясто — «Трехградье» с общим населением свыше миллиона человек. Это крупный порт, а также промышленный центр.

Только не надо думать, что Гданьск — эдакий идеальный городок, в котором нет проблем, просит мэр. Есть — «как и во всех других городах».

— Нам надо отремонтировать дороги, построить новые социальные дома. Общеевропейская проблема — нация стареет. Собственно, все. Экологических проблем у нас нет, безработицы — тоже. Средняя зарплата — около тысячи евро. Разбежка в заработке, как и везде: больше всего получают программисты, менеджеры, меньше всего — люди простых профессий.

— Как власть взаимодействует с жителями города?

— Мы открыты для любых контактов. Активны в социальных сетях. Например, вот у меня есть страничка в фейсбуке. Там 18 тысяч подписчиков, — показывает Павел Адамович на телефоне свой профиль. — Люди мне пишут в мессенджер, оставляют комментарии на стене. Просьбы разные: где-то дорогу починить, кто-то просит денег на жизнь, кто-то жалуется на соседа, который, якобы, хочет всех отравить, кто-то зовет в гости.

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

Немцы приезжают ностальгировать, шведы — к косметологам и пластическим хирургам

— Гданьск — туристический центр, но так было не всегда. Как сейчас развивается туристическая сфера и с чего все началось?

 — Гданьск и раньше привлекал туристов из разных стран своей самобытной архитектурой и историей: начало Второй мировой войны, вспыхнувшие десятилетия спустя забастовки на судоверфях, которые привели к краху коммунистического режима в Польше. Но активное развитие туризма у нас началось в 2012 году. Тогда мы сдали в эксплуатацию стадион в Гданьске, и здесь прошли финальные игры кубка Европы по футболу. И с того момента мы стали популярными. До этого времени Гданьск был известен как город «Солидарности». Или как место, где началась война, — но старшего поколения, которому все это было интересно и которое помнило все эти события, становится меньше. Поэтому большое спортивное событие очень позитивно повлияло на имидж Гданьска, на его узнавание за границей. Кроме прочего, мы активно рекламировали и рекламируем Гданьск в странах Западной и Восточной Европы.

— Туристы, которые приезжают в Гданьск, — кто они?

— Наибольшее количество туристов — немцы. Потом скандинавы — норвежцы, шведы. Скандинавы видят, что наш город динамично развивается, он безопасен, есть хорошие рестораны и отели. Норвежки приезжают к нашим косметологам, парикмахерам, пластическим хирургам и стоматологам. У нас дешевле. Когда российский рубль был стабильным, приезжали «на закупы» из России. У них были свои любимые локации для шопинга. Потом кризис — и россиян стало меньше. Повлиял на количество российских туристов и конфликт в отношениях этой страны с Украиной. Позже россияне ликвидировали безвизовое малое приграничное движение. Это также имело, пусть и несущественное, но значение. В то же время увеличилось количество испанцев, итальянцев, японцев, американцев. Это отличный пример того, как хорошее авиасообщение привлекло туристов. Как следствие — за последнее время у нас значительно выросло количество отелей.

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

 — Сколько их в Гданьске?

— Более 200 и строятся новые. Многие из них открываются благодаря банковским кредитам: банки видят, что Гданьск имеет хороший туристический потенциал. Я сейчас говорю не только об отелях, но и хостелах. В то же время на рынке появляется много предложений о сдаче частных квартир. У нас есть отели для богатых людей, для среднего класса, для студентов и частные квартиры. Но развитая инфраструктура — это еще не все. Кроме достопримечательностей и атмосферы, нужны какие-то аттракции. В последнее время у нас появилось три важных культурных объекта: музей Солидарности, который каждый год посещает два миллиона человек; открылся музей Второй мировой войны — ручаюсь, таких музеев больше нет нигде в мире; театр Шекспира, который, например, посещали Кейт Миддлтон и принц Уильям. Кстати, пьесы Шекспира играли в Гданьске еще при его жизни.

Кроме этого, у нас есть развитая сеть велодорожек, пляжи. Конечно, очень хорошее географическое положение — есть море, пляжи, на Кашубах — озера, но залог успешного туризма состоит в том, чтобы думать не только о массовом туристе, но и об индивидуальном. Например, к нам приезжают люди, которые любят наблюдать за птицами. Им надо тоже что-то предложить.

— Сколько туристов за год посещает город?

— Речь идет о миллионах людей. Важно понимать, что туристы, которые остановились в городе на одну ночь, — это одна статистика. Те, кто приехал на один день, — другая. Самый ценный для нас турист — который провел в городе как минимум одну ночь в отеле или хостеле. В эту статистику не входят те, кто останавливается на ночлег в квартирах.

 — А сколько к вам приезжает белорусов?

— Сколько точно к нам приезжает россиян, белорусов или украинцев, сказать трудно. С последними, кстати, несколько другая ситуация. В первую очередь это трудовая миграция, а не туризм. Сейчас в Польше работает около миллиона украинцев. И они нам нужны, потому что около двух миллионов поляков выехало в страны Западной Европы на заработки. Много польских предприятий и фирм, кстати, думают, как привлечь сюда белорусов. Но, наверное, белорусы менее мобильны и у них меньше проблем, а жизнь лучше, чем в Украине, поэтому их у нас не так много.

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

«Первые, кому интересна Беларусь, — поляки»

— Сотрудничает ли Гданьск с Беларусью в туристических или культурных проектах?

— На уровне местной власти у нас есть общение, но совместных проектов нет. Но все возможно, и все всегда зависит от людей. Если бы в Гродно или Минске была бы какая-то организация, которая могла стать нашим партнером, то все могло бы получиться.
У нас все просто: действуют Поморская туристическая организация и туристическая организация Гданьска. Это общественные объединения, куда входят музеи, сети такси, отели. Одним словом, те, кто работает на туриста. Членство в организации не обязательно. Мы, как городская власть, уже год являемся членом Поморской туристической организации. Существование такого НГО важно для продвижения и разработки туристического продукта. Город является лишь соорганизатором мероприятий и проектов, а развитием туризма занимается в первую очередь бизнес. Проблема в том, что в Беларуси такой организации нет. Если бы я был министром по туризму вашей страны, то сделал бы ставку на сентиментальный туризм поляков. Можно раскрутить места, где родился Адам Мицкевич или где разворачивались события романа Генрика Сенкевича «Огнем и мечом». Не стоит приватизировать историю, как это делают, например, литовцы. У нас, в Гданьске, нет проблем показать немецкую историю города. Мы спокойно говорим слово «Данциг» и при оформлении информационных стендов или табличек с названием улиц используем немецкий язык.

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

 — Кому была бы интересна Беларусь?

— В первую очередь — полякам. Например, часть моей семьи из Сморгони. И мне было бы интересно навестить те места. Если бы в Беларуси была организация, которая подготовила бы проект на польском языке, где было бы расписано, что и где можно было посмотреть в том же Новогрудке, где жил Адам Мицкевич, — я бы приехал. По-хорошему, каждый польский ученик, чтобы лучше понять наших классиков, должен увидеть те места. Но на месте его должны встретить польскоговорящий гид, там должны быть гостиницы, кафе… Важно помнить, что сейчас в туристической отрасли большая конкуренция. Тот же молодой человек может поехать на какую-нибудь Ибицу. Да куда угодно. Важно ответить на вопрос — зачем ему ехать в Беларусь? Культура, история, чистый воздух (Беларусь можно рекламировать, например, как самую чистую страну Европы)? Но кто-то должен инвестировать в инфраструктуру: строить отели, хостелы, бары и рестораны, открывать новые авиалинии и аэропорты, потому что единственный в Минске — это мало. Вы — большой потенциальный туристический рынок. Но это все пока в теории.

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

«Гданьску, конечно, повезло. История дала нам шанс»

— Как Гданьск стал таким популярным у туристов?

— Гданьску, конечно, повезло. Здесь в 1980 году началась «Солидарность». И эта была очень хорошая бесплатная реклама. Мы были в прайм-тайме ведущих мировых агентств несколько недель, а то и месяцев. Когда в Америке через несколько лет после всех этих событий у меня спрашивали, откуда я, то при упоминании Гданьска люди говорили: «О, „Солидарность“, Лех Валенса». История дала нам шанс. Но это слава уже заканчивается, и надо думать о новых идеях, идти вперед. Для этого важно развивать спорт, организовывать фестивали и различные культурные мероприятия. Словом, все то, что будет привлекать туристов. Сейчас у бизнеса уже нет тех налоговых льгот, которые были раньше. Они уже просто не имеют смысла — все как-то крутится само. К нам приходят как польские, так и иностранные туристы. Еще один важный момент — это иностранные языки. Надо стараться, чтобы как можно больше людей знали английский язык. В обслуживающей сфере это очень важно.

 — Гданьск привлекает туристов своими средневековыми улочками. Но старый город был разрушен во время войны. Большинство зданий было восстановлено, но и теперь в центре города идет строительство. Как это происходит сейчас?

— Да, во время войны было уничтожено порядка 90% зданий. Они были отстроены в первые 20 лет мирной жизни. Но остались пустыри, которые сейчас активно застраиваются более современной архитектурой. По поводу того, как должен выглядеть центр в итоге, у нас давно идут дискуссии. Мы придерживаемся такого мнения, что копии — это, конечно, хорошо, можно восстановить одну или две улицы, но все реконструировать нет смысла. Тем не менее, современная архитектура вписывается по колористике, форме и контексту в исторический центр.

Но это не должны быть копии. Например, есть в Гданьске полные копии старых улиц. Еще лет 20 назад они выглядели новоделом. Конечно, есть историки, которые говорят, что в Гданьске надо строить только копии старинных зданий, есть те, которые за современную архитектуру.

 — К чьему мнению прислушивается мэрия?

— Городской совет утверждает городские планы. Но там не написано, как точно должны выглядеть новые дома. Там есть определения только высоты и ширины домов, но как будет выглядеть здание — решает застройщик. Мы объективно оцениваем проект и не можем просто сказать — нам он нравится или нет. Есть правила, которые соблюдаем и мы, и инвестор. Власть не может запретить что-то просто так. Здесь, как и в других сферах, действует либеральная система.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-55%
-15%
-20%
-17%
-20%
-10%
-80%