/

Белорусы жалуются в милицию на ритуального агента: деньги взяла, а обещанных похорон и памятников нет. TUT.BY поговорил с пострадавшей, предпринимательницей, а также с милицией и государственной ритуальной службой.

Снимок использован для иллюстрации. Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Пострадавшие: «Обязательства не выполняет, похороны переносит»

Сестра Малгожаты Ворсанович умерла 4 августа, но родные смогли ее похоронить только 20 октября.

— Людмила жила в Молодечно одна. Когда все случилось, все похоронные дела пришлось разруливать самой, — рассказывает TUT.BY Малгожата Ворсанович. — Ритуальную службу «Интерзабота» мы нашли в интернете — позвонили по первому объявлению. В Молодечно приехала женщина на микроавтобусе, забрала покойницу. Мы оформили договор и сразу заплатили 1015 рублей. Сестру перевезли в Минск, кремировали, мы стали заказывать колумбарную ячейку (ниша, в которую помещают урну с прахом. — Прим. TUT.BY) на Восточном кладбище.

Заказы оформляла директор «Интерзаботы» Инесса К. За улучшенный дизайн колумбарной ячейки Малгожата Ворсанович заплатила ритуальному агенту еще 680 рублей.

— Потом она говорит, что мы с мужем люди в возрасте, можем забронировать рядом с ячейкой моей сестры еще две ячейки для себя. Объяснила, что так многие делают. Мы подумали, что никого у нас нет, — и согласились. Заказали еще две ячейки для себя.

Эти две ячейки про запас потянули еще на 620 рублей. Малгожата Ворсанович говорит, что не чувствовала подвоха, потому что договор составляли, квитанции выдавались.

— Потом мне уже сказали, что с этими документами я не могу обратиться в общество по защите прав потребителей: там не указаны сроки исполнения.

Сначала Инесса К. назначила похороны на 19 августа.

— Съехались на похороны… Родственники приехали из Москвы, а К. звонит и говорит, что похорон не будет, не успевает. Мол, мы заказали зеленый гранит, а его из Финляндии не успели привезти, так что придется подождать. В общем, все расстроились, я еще и получила на орехи от родственников, которых созвала, — говорит сестра умершей Людмилы.

Похороны, припоминает Малгожата Ворсанович, ритуальный агент меняла не меньше трех раз.

— Я ей говорю: да не нужен мне этот зеленый гранит, давайте уже обычный, раз это так сложно. А она: ничего уже нельзя поменять, деньги уплачены. Последний раз она мне писала, что фирма организует захоронение 29 сентября, но потом снова все отложила на неопределенное время. Я не выдержала и поехала в крематорий. А там — урну не отдают! Оказалось, сдавал ее какой-то шофер, мы с трудом его нашли. В ожидании похорон урна с прахом сестры болталась на складе месяца два.

Сестру Малгожата Ворсанович похоронила 20 октября, с помощью Спецкомбината КБО, государственной компании. На предпринимательницу Инессу К. написала заявление в милицию. Женщина подсчитывает, что ритуальный агент осталась ей должна 2020 рублей.

Колумбарная стена на минском кладбище. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— К. выполнила по договору три пункта: транспортировку, кремацию, урну для праха купила. Но ни ячейки для сестры, ни забронированных ячеек для нас — ничего не сделала. За это время она присылала мне 200 рублей «в качестве моральной компенсации». Долг обещала вернуть сначала 24 октября, потом 13 ноября — ссылалась на то, что ее счета арестованы. С тех пор и денег нет, и на связь не выходит.

Из Фрунзенского РУВД Минска пришел ответ — возбуждать уголовное дело по статье «Мошенничество» не стали. Милиция порекомендовала обращаться в суд или в прокуратуру.

— Мне ответили, что в ее действиях не усматривается мошенничества, поскольку она говорит, что не отказывается возвращать деньги, ссылается на сложную жизненную ситуацию.

Сейчас Малгожата Ворсанович пытается обжаловать отказ милиции в прокуратуре Фрунзенского района. На днях из прокуратуры женщине пришел ответ: материалы направили на дополнительную проверку.

— В состоянии стресса я наломала дров, — сокрушается собеседница. — Дамы из крематория рассказали мне, что мой случай не первый.

Помимо Малгожаты Ворсанович с претензиями к «Интерзаботе» обращалась в редакцию еще одна пользовательница TUT.BY. У девушки умерла мать, ее кремировали, но похорон праха, заказанных у Инессы К., пришлось ждать четыре месяца. Спустя это время с похоронами помогли все в том же Спецкомбинате КБО. Правда, позже девушка отказалась рассказывать в СМИ свою историю — предпринимательница вернула долг.

На сайтах с отзывами о работе минских предприятий можно найти немало отрицательных отзывов по работе того же ритуального агента. Что-то касается переноса даты похорон, что-то — претензий по памятникам. Причем комментаторы предупреждают друг друга: до «Интерзаботы» ритуальная служба Инессы К. называлась «Исток и С».

Во Фрунзенском РУВД, куда обращалась Малгожата Ворсанович, ситуацию с жалобами на ритуального агента TUT.BY не прокомментировали.

А вот в Октябрьском РУВД (этот отдел милиции упоминается в отзывах на работу ритуального агента в интернете) комментируют: в этом районе Минска написали заявления на Инессу К. около десяти потерпевших.

— По работе предпринимательницы проводили проверку, ее материалы направили в Следственный комитет, где им должны дать правовую оценку, — отмечают в Октябрьском РУВД.

По информации столичной милиции, заявления на эту предпринимательницу поступали не только в Октябрьское РУВД Минска, но в другие отделения милиции Минска и республики — их около двадцати.

Ритуальный агент: «Кремацией больше не занимаюсь»

TUT.BY дозвонился директору «Интерзаботы». Она говорит, что не может вернуть деньги своей бывшей клиентке Малгожате Ворсанович, потому что «счета до сих пор арестованы».

Снимок использован для иллюстрации. Фото: TUT.BY

— У меня был клиент, которому я практически все услуги выполнила, но ему не понравилась плита… Он подождал какое-то время и подал в суд. Это парализовало работу предприятия, счета арестовали. Я планирую вернуть деньги Малгожате 18 декабря, когда у меня закончатся все мои споры.

Инесса К. рассказывает, что по искам от клиентов у нее уже было девять судов.

— К сожалению, я во всех судах проиграла.

— Сколько вы должны вернуть денег по решению судов?

— С учетом очень больших моральных ущербов и просрочки — где-то 22 тысячи… Послушайте, если у меня есть деньги — я их перечисляю. Перечисляла Малгожате 200 рублей. Но у меня сейчас нету возможности платить. Проценты: день просрочки — 1%, за месяц — 30%, за три месяца набегает 100%.

 — Как много людей, с которыми вы уже рассчитались? По судебным решениям или в частном порядке?

— 12 человек.

— Сколько еще тех, с кем надо решить вопрос?

— Шесть, наверное… Послушайте, я даже квартиру продала, чтобы решить эти вопросы. У меня была квартира в Минске. Сейчас живу в Гродненской области. Я планирую продать единственное жилье, чтобы рассчитаться с долгами. Я понимаю, я стараюсь, но вот и эти отзывы в интернете не дают возможности… Люди прочитали и перестали обращаться.

Предпринимательница признает, что бизнес по установке памятников и по услугам кремации у нее не удался.

— Потому что я непрофессионал в плане выпуска памятников. Я специалист в оказании услуг сиделки. Занялась памятниками, потому что мне казалось, что я все знаю, но потом всплыло много нюансов. Сейчас я очень раскаиваюсь и переживаю, что этим занялась. Сейчас я кремацию убрала… Я похороны в землю провожу — люди у меня довольны похоронами. Еще я специалист в оказании услуг сиделки — люди довольны.

Спецкомбинат КБО: «Мы не можем контролировать порядочность предпринимателей»

Минский крематорий относится к Спецкомбинату КБО. Там родственникам умерших рассказывают, что делать, чтобы избежать проблем.

—  Крематорий — это вообще единственное предприятие в Беларуси, которое занимается кремацией умерших, — отмечают на предприятии. — Все услуги, связанные с погребением, стоит оформлять прямо на комбинате.

Минский крематорий. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Человек, который не является родственником покойного, может взять на себя роль посредника и работать с вами?

— Похоронами могут заниматься родственники и свойственники человека. Свойственники — это отношения вроде «теща — зять». Бывает, занимаются организацией похорон и соседи, и предприятия. В таком случае они являются волеизъявителями умершего. То есть родственники должны понимать, что в случае проблем они будут предъявлять претензии к самим себе и к тем людям, которым доверились.

О проблемах, которые возникают с частными ритуальными агентами, на Спецкомбинате КБО слышали, но считают, что это случаи «единичные».

— Мы советуем обратиться в правоохранительные органы. Мы не можем контролировать порядочность предпринимателей, которые оказывают эти услуги.

На Спецкомбинате КБО напоминают, что в Минске работает круглосуточный номер похоронной службы — 173. Если человек умирает в другом регионе Беларуси и его собираются кремировать, то за консультацией тоже стоит обращаться в минский крематорий.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-10%
-30%
-30%
-20%
-10%
-31%
-25%