/

Суд Гомеля оправдал и признал невиновным Жолана Вийо, пытавшегося провезти патрон через белорусско-украинскую границу. Общаясь с журналистами, француз сказал, что не планирует требовать у белорусского государства компенсации за, считай, два месяца в гомельском СИЗО. Как объяснил TUT.BY адвокат, который работал с оправдательными приговорами, у мужчины есть три года, чтобы передумать.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— Жолан Вийо может претендовать на возмещение физического, материального и морального вреда, — поясняет известный белорусский адвокат, который попросил не называть его имени. — Этот порядок установлен УПК — Уголовно-процессуальным кодексом. Требования о возмещении могут быть предъявлены в течение трех лет.

По словам специалиста, с заявлением о возмещении француз может обратиться в суд, как только оправдательный приговор вступит в законную силу.

— Как правило, в таких ситуациях человек пишет в тот суд, который рассматривал его уголовное дело, — продолжает адвокат. — Оставаться для этого в нашей стране француз не обязан. Его право — подать документы и уехать. Или выдать кому-то, кто находится в Беларуси, доверенность на представление своих интересов.

Сумму возможной компенсации собеседник не назвал. Лишь уточнил: у нас она не такая большая, как на Западе.

— В нашем законе сумма компенсации не прописана, — объясняет специалист. — Думаю, это где-то до 10 тысяч долларов. Столько смог взыскать с государства один из моих клиентов. Правда, случилось это семь лет назад и под стражей он находился два года.

Специалист говорит, что сумма компенсации зависит от многих факторов. Это и обстоятельства дела, и то, сколько человек находился под стражей, болел ли он, сколько денег потерял.

Исходя из своей практики, адвокат поясняет: каждый из этих факторов нужно обосновывать отдельно. Проще всего при этом дела обстоят с суммой морального вреда — его подтверждать не нужно. Достаточно объяснить, в чем заключались нравственные страдания человека.

— Физический вред получится взыскать, если во время содержания человек, например, болел, — перечисляет собеседник. — Материальный — если потерял доход, предположим, зарплату, или с его бизнесом что-то случилось. Но, сразу скажу, на оправдательном приговоре в Беларуси особо не разбогатеешь.

— Почему? Сложно доказать?

— Нет, доказать несложно, но у нашего государства много не возьмешь.

— Но что-то все-таки заплатят?

— Да, деньги выплачивают исправно. Вообще с государства взыскать проще, чем, например, с юридического лица.

По словам адвоката, ситуации, когда человек после оправдательного приговора обращается в суд, в Беларуси случаются нечасто. Объяснить это просто — оправдательные приговоры в нашей стране выносят редко.

— За первые шесть месяцев 2017 года по уголовным делам в Беларуси вынесли около 20 тысяч приговоров, из них оправдали только 36 человек, — переходит к цифрам собеседник. — Большинство из них связаны с менее тяжкими преступлениями, где люди могли и не сидеть. А в этом случае получить компенсацию сложнее. Кстати, знаю случай из практики, когда человека незаконно судили за убийство. Затем признали невиновным, но во взыскании морального и материального вреда ему отказали.

— Почему?

— Потому что на стадии следствия он вроде как признал вину. В итоге суд ему отказал.

Напомним, что чуть более трех месяцев назад 24-летний француз отправился в путешествие по Европе: Испании, Италии, Словении, Хорватии, Венгрии, Австрии, Словакии. А 21 сентября Вийо задержали при выезде из Беларуси в Украину при прохождении таможенного контроля по «красному коридору»: среди его вещей был обнаружен патрон, который, как утверждает иностранец, ему на память подарил его друг-поляк.

Экспертиза показала, что патрон рабочий и может использоваться в качестве боеприпаса. Так Вийо оказался за решеткой. Он обвинялся сразу по двум статьям, связанным с незаконными действиями в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ и незаконным перемещением их через границу.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-20%
-10%
-20%
-20%
-50%
-20%