Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Налибокская пуща — самый обширный сплошной равнинный лес в Европе. Часть пущи относится к заказнику. TUT.BY узнал, как на этой охраняемой территории разводят животных и зарабатывают на них деньги.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Благородные олени в загоне заказника «Налибокский». 20 животных поймали в пуще и собираются продать Чаусскому лесхозу — там будут создавать новую популяцию

Олени — на разведение в другие лесхозы и на мясо

Девять оленей сгрудились в самом углу загона. Они озираются на людей с фотоаппаратами — боятся. Несколько дней назад их поймали, сейчас животные на карантине. Потом у них возьмут анализ крови на инфекции и, если болезней не найдут, отправят туда, где оленей не хватает.

20 благородных оленей из заказника «Налибокский» через полторы недели продадут в Чаусский лесхоз — там будут создавать новую популяцию.

Директор заказника «Налибокский» Василий Гурков говорит: в Налибокской пуще оленей хватает — по последним подсчетам, их тут 900.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Директор заказника «Налибокский» Василий Гурков

— Один олень стоит около тысячи долларов: бык дороже, сеголеток (животное, рожденное в текущем году. — Прим. TUT.BY) дешевле.

Олени для Чаусов — первый для заказника опыт продажи этих животных. У «Налибокского» уже есть заявки на оленей от туристического комплекса «Красный бор», от лесхозов Гродненской и Могилевской областей.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Кормушка для крупных животных

Василий Гурков оленей из заказника нахваливает: и ростом вышли, и весом, и к жизни в дикой природе приспособлены.

— Несколько лет назад наши лесхозы закупали оленей в Литве, Латвии. Они не так приспособлены к жизни в нашем климате — более суровом. И ученые говорят, и я вам скажу: перспективнее создавать популяции из аборигенных видов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

А вот на то, что оленей из Беларуси будут покупать наши западные соседи, надеяться пока не приходится.

— Например, популяция благородного оленя в Германии — больше миллиона голов, в Польше — около 400 тысяч голов. А в Беларуси их пока не больше 24 тысяч. Как видим, для наших соседей расселение оленей неактуально, — отмечает Василий Гурков.

Есть еще один способ заработать на копытных — продавать животных на мясо. Заказник «Налибокский» второй год подряд заказывает партии тушенки из мяса оленя и лося. Продают ее прямо в заказнике, по 7 рублей за банку. Этот проект тут назвали «Кухня охотника».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Глухариный питомник: пока идея не сработала, но есть надежда на будущий год

В заказнике мечтают когда-нибудь начать продавать за границу глухарей: в Литве и Польше западноевропейский подвид глухаря практически исчез. Но пока это и у нас редкая птица. В попытке помочь дикой популяции глухаря заказник в 2016 году открыл питомник.

Вообще глухарей на всю страну немало — 7,5−8 тысяч. Но в основном это северорусский глухарь, а вот западноевропейский, глухарь Майера, встречается реже: на всю Беларусь их около 400. Причем примерно 160 птиц живут в Налибокской пуще. Для устойчивой популяции только здесь должны жить 400 глухарей.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Один из пойманных глухарей. Осторожная в природе, в неволе птица мечется, когда приближается человек

Основную сумму на глухариный питомник выделил Евросоюз — 118 тысяч евро, добавлял деньги заказник «Налибокский» и Минлесхоз. Задумка такая: в пуще отлавливают глухарей, а потом разводят птенцов в неволе. После того как самки обучат их премудростям жизни в дикой природе, птенцов выпускают навсегда. Но пока из питомника ни один глухарь пущу не пополнил.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Пойманные в прошлом году две самки и два самца не смогли дать потомство — сейчас они живут в вольерах.

— Хотя по весне два самца два месяца токовали (ток — особое брачное поведение птиц. — Прим. TUT.BY). Но самки, к сожалению, не отозвались, — рассказывает Василий Гурков. — Видно, на них сильнее действует стресс от содержания в неволе.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Вольер для глухарей

Весной 2017 года заказник поймал еще 22 птицы, но лишь две из них оказались самками. На них повесили радиометрические датчики — чтобы потом найти кладки яиц. Одну птицу убил ястреб-тетеревятник, от второй нашли девять яиц.

— Из них смогли получить три цыпленка, но, к большому сожалению, остался в живых только один. Не получилось остальных вырастить. Видно, не выдержали режим в брудере (специальные камеры, в которых цыплята обсыхают после того, как вылупились в инкубаторе. — Прим. TUT.BY). Это новое дело, и мы еще не знаем всех нюансов. А те двадцать самцов отпустили в дикую природу, потому что они нам не нужны для питомника.

Чтобы не повторить ошибку в следующем году, зимой заказник будет отрабатывать процесс на яйцах фазана.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Василий Гурков показывает брудеры, специальные камеры, в которых цыплята обсыхают после того, как вылупились в инкубаторе.

— Мы рассчитываем, что опыт этого года позволит нам в 2018 году получить потомство и полностью укомплектовать наш питомник самками. Следующая большая задача — как птиц, полученных в вольере, адаптировать для жизни в дикой природе. Подходы и задумки есть: я думаю, что нам это по силам.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
В вольерах, где живут пять глухарей, установлены камеры видеонаблюдения. Они помогают следить, чтобы к птицам не пробрались хищники, и понять, какой корм они предпочитают

В Беларуси на глухарей можно охотиться. Научный руководитель питомника Татьяна Павлющик не раз высказывалась, что западноевропейский подвид глухаря надо бы включить в Красную книгу. Охота на токующих самцов легкая, поэтому выходит, что люди отстреливают самых сильных птиц — это мешает популяции расти.

Директор заказника согласен, что глухарь Майера очень редкий вид, но считает, что Красная книга — не панацея.

—  К тому же у нас в пуще охота на глухаря не проводится и не будет проводиться никогда, потому что не та популяция и не та численность.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Прибыль от охоты в пять раз больше прибыли от экотуризма

— Охота нас пока кормит, — признается Василий Гурков. — Охота и разведение дичи дают деньги на содержание всего заказника, на развитие экотуризма. В прошлом году разведение дичи дало 70 тысяч деноминированных рублей. Доходы от экотуризма — 12,6 тысячи. И примерно 60 тысяч рублей дала охота. В этом году от охоты мы уже получили больше 90 тысяч рублей. Рассчитываем, что от разведения дичи получим снова тысяч 70, плюс 18−20 тысяч за экотуризм.

Директор заказника рассказывает, что в этом году на охоту приезжали три группы иностранных туристов: две из России и одна из Германии.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Их интересуют в основном лось и олень. Наш олень отличается от их оленей и по размерам, и по трофейным качествам. Но самое главное, наша охота не с вышки, а с подхода к животному — более трудоемкая, тяжелая.

Сам Василий Гурков — заядлый охотник. В зоозащитных кругах в конце прошлого года разгорелись горячие споры по поводу заявления директора заказника «Налибокский», что «охотники — авангард белорусских экологов».

Экотуризм: почти две экотропы, три веломаршрута

В заказнике есть одна экотропа «Сябринский перекресток» длиной 960 метров — на нее в основном приезжают экскурсии из школ. Сейчас тропу реконструируют (обновляют деревянный помост и строят наблюдательные вышки), а к 15 декабря ждут школьников на новогоднюю программу.

Вторая экотропа будет длиной 1296 метров. Это будет первая в Беларуси экотропа, приспособленная для людей с инвалидностью. Вдоль нее — беседки с пандусами, туалеты, в которые сможет заехать инвалидная коляска. Обещают, что информационные стенды будут со шрифтом брайля — для слабовидящих.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BYФото: Ольга Шукайло, TUT.BYФото: Ольга Шукайло, TUT.BYФото: Ольга Шукайло, TUT.BYФото: Ольга Шукайло, TUT.BYФото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В заказнике промаркированы три веломаршрута, оборудованы стоянки для двух байдарочных. Тут рассказывают, что иногда байдарочники просят у заказника подвести к месту стоянки мобильную баню — это тоже приносит деньги. Василий Гурков добавляет, что в следующем году собираются открыть в заказнике прокат велосипедов и байдарок.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Ислочь — одна из основных рек, которые текут по заказнику «Налибокский»

Основательно понаблюдать за животными в дикой природе в заказнике сегодня можно.

— Для этого нужен автомобиль, услуги егеря и время — как правило, лучше всего наблюдать зимой, когда животные вылезают из болот на сухие места. В машине собирается 5 человек обычно, с каждого — по 70 рублей. Такая экскурсия примерно день занимает, — рассказывает Василий Гурков.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Статистику по зарубежным туристам заказник «Налибокский» не ведет, но в год приезжает около сотни человек. Основные страны — Германия, Польша, Израиль, Великобритания. Переводчика или туристы привозят с собой, или сам заказник привлекает со стороны.

— Приезжают поснимать дикую природу фотографы. Если просто хотят фотографировать на гону оленя или лося, то мы им говорим, где они могут это делать, и вообще не берем денег. Если нужно подвести к глухарю на току — то с человека 50 рублей за вечер-утро. В этом году фотографы интересовались глухарем, хищными птицами, лосем и оленем в период гона, зимой — зубрами, — добавляет директор заказника.

Пешие маршруты в «Налибокском» пока не маркировали, подробных карт местности, которые можно было бы выдавать самостоятельным туристам, готовым погулять по пуще, пока тоже нет. Но подумать над такими удобствами пообещали.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY