Андрей Григорьев /

Похоже, что из всех квестов страны на первое место окончательно и бесповоротно вышел один — «Угадай, зачем мы это придумали» под эгидой Министерства образования. Я бы уже присудил Минобру первую премию за умение запрятывать отгадки так далеко, что порой сами создатели не помнят, где лежит тот заветный ключ, которым ларчик открывается. Что уж говорить о простых гражданах? Стоят в темноте, беспомощно разводят руками и жалобно просят подсказку. Давайте, наконец, попробуем разобраться в том, что происходит, и как поскорее выбраться на поверхность.

Андрей Григорьев, педагог в третьем поколении, репетитор с многолетним опытом работы в белорусской школе и опытом работы в Англии
Андрей Григорьев, педагог в третьем поколении, репетитор с многолетним опытом работы в белорусской школе и опытом работы в Англии

Начнем с главного: реорганизация гимназий. Для чего? Нам объясняют: чтобы дать детям равные возможности получать образование. Как оказалось, этот ответ многих не устраивает. Не устраивает именно потому, что формулировка сама по себе довольно размыта и непонятна.

Оппоненты утверждают, что равных возможностей в получении образования быть не может, поскольку изначально мы все разные, в том числе и интеллектуально. И с этим нельзя не согласиться. Второе возражение заключается в том, что таким образом перекрывается дорога более мотивированным к учебе детям. Вот здесь я бы на минутку задержался. Количество мотивированных к учебе детей проверяется очень легко. Это те, кто самостоятельно поступил на бюджет, ключевое слово «самостоятельно». Сам набрал необходимые баллы, другими словами, прилежно и старательно работал с материалом.

Если же ребенок нуждается в дополнительном стимуле в виде репетитора или учебного заведения с особым статусом, то с мотивацией дела обстоят не так радужно, как представляется родителям. Мотивация бывает двух видов: внутренняя и внешняя. Первая — осознанная необходимость. Так, к примеру, именно она заставляет эмигрантов поскорее осваивать язык страны. Вторая — возникает в результате сторонних факторов, например экзаменов, которые необходимо сдать. Надо ли говорить, что в школе мы чаще всего сталкиваемся со второй, поскольку современные дети, независимо от своего социального положения и происхождения, почти поголовно страдают ее отсутствием. Им попросту непонятно, зачем они учатся. Это осознание действительно приходит намного позже, в этом Минобр прав. А вот внешний фактор в виде экзамена очень хороший стимул. Здесь мы подходим к объяснению того, почему гимназии необходимо реорганизовать.

После девятого класса у нас вводится общенациональный экзамен. Это логичный шаг, заслуживающий всяческой похвалы. Это поможет детям 5−9-х классов хоть немного понять, в чем смысл учебы и какие дополнительные бонусы можно из этого извлечь (как

то поступление в гимназию на профильное обучение). А внешняя мотивация, в свою очередь, начнет оказывать влияние на внутреннюю: что мне нравится больше всего? Что интересно? Чем я хочу заниматься в будущем? Так вот, именно введение общенационального экзамена и является тем фактором, который заставляет реорганизовывать гимназии. Потому что если этого не сделать, то обычные школьники изначально будут поставлены в неравные условия с гимназистами. Программа должна быть единой для всех.

Фото: Александр Чугуев
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Александр Чугуев TUT.BY

Мне могут возразить, что есть дети, способности которых проявляются намного раньше. Это справедливо. Но означает ли это, что ребенок обладает мотивацией к учебе? Или ему, в силу его исключительности, просто легко дается усвоение материала? Иными словами, насколько хорошо он понимает, что сделать с полученными знаниями? Сколько раз мы слышим и говорим «способный, но ленивый»? На этом фоне отмена экзаменов в пятый класс тоже выглядит вполне логичной. Давайте будем честны сами с собой: действительно, решение принимают родители. Действительно, существуют негласные расценки (вспомним, хотя бы, не столь давний процесс над директором одного весьма популярного и уважаемого учебного заведения — спрос рождает предложение), действительно, не все, кто попадает в гимназии, достаточно хорошо учатся. Наконец, далеко не все гимназии, а вернее, лишь небольшой их процент, заслуживают этого названия в полной мере.

Бояться предлагаемых перемен стоит только в одном случае: если дальше не будет продолжено выстраивание логики процесса. И здесь хочется спросить министерство: «Есть ли у вас план, мистер Фикс?» И если есть, а он должен быть, то огласите, пожалуйста, весь список.

Конечно, дальнейшая работа по совершенствованию системы, безусловно, требует четкой картины. Пока же снова возникают вопросы. Например, мне лично непонятно, зачем озвучено предложение создавать на базе школ «гимназические» классы. Мы уже это проходили, это во-первых. Во-вторых, это сводит на нет всю предыдущую работу и объяснение о равенстве. Уж если вы говорите «а», то скажите и «б». С логичной точки зрения было бы разумно вместо этого все школы в 10−11-х классах перевести на уровень гимназий, раз уж детей собираются учить по одинаковым программам. Пока же картина выглядит размытой. И более всего интересует построение профильного обучения. Как оно будет выглядеть? Опять же, уместным и разумным выглядит стопроцентный профиль. Что это такое? Это возможность изучать только 3−4 выбранных предмета на повышенном уровне в течение двух последних лет. Таким образом, исключается волнение родителей о дополнительных часах по предметам в 5−9-х классах, поскольку количество часов можно увеличить не на 2−3, как это происходит сейчас, а в два-три раза. Снижается предметная нагрузка на детей, что повышает внутреннюю мотивацию: я изучаю те предметы, которые меня интересуют, в которых я добиваюсь результатов, от процесса изучения меня не мутит. Ну и вопрос с репетиторами отпадает сам собой за ненадобностью. Более того, подобное решение качественно подняло бы уровень абитуриентов, открыв дорогу к наведению порядка в высшей школе.

Также хотелось бы подробностей об экзамене после 9-го класса. Как он будет организован? Если его оставят в школе, то весь смысл нововведений будет равен практически нулю. Школы должны быть полностью исключены из экзаменационного процесса, думаю, не стоит говорить почему. У нас есть хорошо работающая система ЦТ. Вот и общенациональный экзамен необходимо организовать по этому принципу.

Теперь, когда с технической стороной вопроса все более-менее ясно, осталось добавить одно. Все проблемы и ошибки министерства произрастают из-за того, что до сих пор подвешенными в воздухе остаются конечные цели школы. Нельзя написать хороший учебник, если мы не знаем, для кого мы его пишем. Равно как и нельзя разработать качественную программу, слабо представляя, что мы хотим получить в результате. Предлагаю быть реалистами и остановиться на воспитании хорошего специалиста, именно их нам не хватает, и именно их мы можем получить, если продолжим действовать логично, а не на уровне интуиции и эмоций.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-25%
-20%
-15%
-18%
-30%
-52%
-30%
-71%
-20%
-30%