1. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  2. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  3. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  4. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  5. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  6. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  7. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  8. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  9. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  10. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  11. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  12. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  13. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  14. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  15. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  16. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  17. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  18. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  19. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  20. Один из главных претендентов на «Оскар» и еще пять премьер марта. Что идет в кино в этом месяце?
  21. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  22. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  23. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  24. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  25. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  26. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  27. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  28. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  29. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  30. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят


/

За год официальное расследование смерти Павла Шеремета, которое ведется в Украине, не принесло результатов. Нет конкретных подозреваемых, никому не предъявили обвинение в убийстве журналиста. В Минске выступил журналист, который вел собственное расследование по заказу Комитета по защите журналистов. К каким выводам он пришел — в материале.

Фото: Радио Свобода

Спецдоклад CPJ (международного Комитета по защите журналистов) по ситуации с убийством Павла Шеремета был опубликован еще в июле 2017 года. В документе отмечается, что, по заявлениям властей, главным подозреваемым является Россия, но Комитет по защите журналистов отметил отсутствие прогресса в расследовании дела и наличия доказательств, указывающих на возможную причастность Украины. По мнению авторов журналистского исследования, все это ослабляет доверие к Киеву, необходимо независимое расследование.

Кристофер Миллер — журналист «Радио Свобода» в Украине. Он вел по заказу Комитета по защите журналистов свое расследование убийства коллеги. Ему помогали несколько украинских журналистов, имена которых не называются в целях их личной безопасности.

Кристофер Миллер рассказал, что знал лично Павла Шеремета. Познакомились в конце 2013 года на Евромайдане, наутро после ожесточенных столкновений. В последний раз журналисты виделись за шесть недель до убийства Павла, на ежегодной пресс-конференции президента Украины Петра Порошенко.

— Убийство Павла очень напугало журналистское сообщество в Киеве, особенно тот факт, что до сих пор не известно, кто это сделал, — рассказывает Кристофер Миллер. — Когда Павла убили, многие надеялись, что прогресс в расследовании будет очень быстрый. Но к январю 2017 года вообще никакого прогресса не было. Тогда со мной связались представители CPJ и попросили провести собственное расследование. Подход состоял не в том, чтобы раскрыть дело или найти людей, которые убили Павла. Передо мной стояла задача расследовать действия украинского следствия. Для меня это было как вскрыть тело и понять, что пошло не так.

Кристофер выяснял, кто конкретно из представителей украинских властей занимался расследованием, и связывался с ними. Общался с журналистами, которые тоже изучали дело Павла, а также с близкими и родственниками убитого.

— Я рассмотрел по отдельности каждую из трех теорий убийства, о которых говорили украинские власти: украинский след, российский и белорусский. В то время не было никаких данных, которые бы свидетельствовали в пользу какого-нибудь из них… У Павла была очень интересная, сложная, неоднозначная жизнь. Он стал мишенью трех стран, в которых отношение к журналистам часто очень плохое.

Миллер не может сказать, что полиция, Служба безопасности Украины и другие структуры, которые занимаются расследованием, шли ему навстречу.

— Очень быстро я обнаружил, что нет какой-то единой теории. Каждая из силовых структур рассматривала свою основную теорию убийства Павла. Они все хотели найти какие-то связи с Москвой, какой-то организацией в России, но у них не было никаких доказательств этой связи. Я не говорю о том, что Россия не принимала участия в этом преступлении, но и у нас нет никаких доказательств этого.

Журналист отмечает: единственное, что не допускают структуры, которые занимаются расследованием, — это участие представителей украинских властей.

— Я сделал вывод, что это было похоже не на объективное расследование, а на политические игры. Потому что в отсутствие доказательств они пытались навесить это убийство на удобного для них врага. Не думаю, что следователи должны так поступать, — считает Кристофер Миллер.

Журналист отмечает, что интервьюировал в том числе руководителя Национальной полиции Украины Сергея Князева. От него удалось узнать, что у полиции есть четкое изображение лица женщины с видео, которая, вероятно, и заложила взрывное устройство. Миллеру непонятно, почему четкая картинка до сих пор не опубликована.

— Это было в марте-апреле, почти через девять месяцев после убийства Павла. Я говорил ему (Сергею Князеву. — Прим. TUT.BY), что в других странах, в том числе в США, откуда я, правоохранительные органы публикуют такие фотографии и просят общественность оказать помощь в идентификации человека. Это происходит, когда следствие тормозится. Он мне ответил, что если это фото опубликуют, это может поставить ее под угрозу или вынудить покинуть страну. Не мне вам говорить, насколько это глупо звучит.

Кристофер Миллер отмечает: шеф украинской полиции рассказал, что изображение с видео было сопоставлено с изображением женщины с некой другой фотографии, но так и не идентифицировано.

— Я спросил, откуда это, другое, фото: из базы данных преступников, соцсетей, открытых источников? Но ответа я не получил.

Кристофер напомнил о расследовании Громадского «Слідство.Інфо» и представителей международной сети журналистов-расследователей OCCRP. Благодаря ему стало известно, что в ночь убийства Павла перед его домом находился представитель Службы безопасности Украины. Позже в СБУ заявили, что этот сотрудник был уволен в 2014 году.
Журналист добавляет, что некоторые доказательства были потеряны или уничтожены.

— Результатом нашего отчета было одно обещание Петра Порошенко — пригласить представителя международной организации, который будет работать вместе с украинскими следователями… Однако он до сих пор этого не сделал. Когда я в прошлом месяце у него спросил почему, он сказал: «Я жду, когда вы мне порекомендуете человека».

По мнению Кристофера Миллера, на несерьезность ведения расследования в Украине указывает и то, что нет сведений, чтобы следователи общались с коллегами и друзьями Павла Шеремета в Беларуси, России.

Мама Павла Шеремета рассказала про ответ следователей по поводу того, что надо бы опросить российских друзей Павла — возможно, им есть что рассказать.

— Мне сказали: ну у нас же сейчас такие отношения с Россией, может быть, когда-нибудь потом, — добавила в Пресс-клубе Людмила Шеремет.

Среди прочего, Кристофера Миллера на встрече в Минске спросили о том, правдива ли, на его взгляд, информация о некоей личной неприязни между Павлом Шереметом и министром внутренних дел Украины Арсеном Аваковым.

— Я ничего не знаю об отношении его (Авакова. — Прим. TUT.BY) личном к Павлу. Не хотел бы опускаться до конспирологических теорий, но знаю, что у Павла были связи с батальоном «Азов», и они очень тесно связаны с министром Аваковым. Возможно, существовали какие-то трения между людьми, но информацией конкретной об этом не обладаю, — отметил Кристофер Миллер. — Вообще Арсен Аваков не тот человек, которого бы я описал как любителя независимой журналистики. Он очень критично относится к журналистам, которые независимы в освещении действий украинских властей.

— И очень жаль, когда наделенные властью люди пытаются совершать нападки на журналистов, а другие люди, наделенные властью, не становятся на их защиту. В такой атмосфере убийство Павла произошло, и сейчас она сохранилась, — добавил Кристофер Миллер.

— Верите ли вы, что бомба в автомобиле Павла была предназначена не ему, а владельцу автомобиля? — спросили присутствующие еще об одной версии. Напомним: автомобиль принадлежал Алене Притуле, руководителю издания «Украинская правда», с которой жил Павел Шеремет.

— Нет, это было не случайно, это было очень тщательно спланировано. Я считаю, что целью этого нападения был Павел. Было очевидно из опубликованного видео, что мужчина и женщина следили за его квартирой несколько дней. Еще я думаю, что целью был не только Павел, но и его партнерша Алена Притула, газета «Украинская правда» и журналистское сообщество в целом. Не считаю, что это была личная месть, думаю, это что-то более масштабное. Точно об этом можно сказать, только когда будешь обладать большим количеством фактов.

Фото: Радио Свобода

20 июля 2016 года автомобиль, за рулем которого находился Шеремет, был взорван в центре Киева.

Как известно, Павлу Шеремету подложили взрывчатку под автомобиль. Следствие склоняется к версии о профессиональных мотивах убийства, но ни организаторов, ни исполнителей взрыва не установило.

Журналисты «Слідство.Інфо» в документальном фильме «Убийство Павла», опираясь на записи камер наблюдения в районе взрыва, установили: взрывчатку ночью заложила под авто женщина, ее прикрывал мужчина — они находились рядом с местом взрыва и утром 20 июля.

Кроме того, в ту ночь под домом, где жил Шеремет, стояли подозрительные автомобили — красный Mercedes и серая Skoda, водитель последней Игорь Устименко оказался бывшим сотрудником СБУ. В Службе безопасности заявили, что он не выполнял задач ведомства. 15 мая Устименко допросили.

В полиции признали, что допустили ошибки при расследовании убийства Шеремета.

-5%
-10%
-20%
-30%
-33%
-10%
-10%
-70%
-40%
0072407