/ /

«Если ты меня не любишь, то я тоже нет», — звучит в холле одного из ночников Минска. Песня играет в небольшом розовом павильоне нейл-бара, где работает мастер по маникюру. Он же — бывший сварщик Павел, который 6 лет делал татуировки футбольным фанатам. Как мужчину занесло в женскую профессию, сколько ему оставляют чаевых и как он реагирует на шутки про ориентацию — в материале TUT.BY.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Мальчиков-маникюристов мало — „фишка“!»

Мы приходим на сеанс к Павлу в нейл-бар в один из торговых центров. Выглядит мастер по маникюру брутально — широкоплечий, в татуировках и пирсинге. Павлу 33 года, он называет себя «маникюрист» и говорит, что занимается ногтями с этого лета. Мужчина работает за небольшой розовой стойкой, а за его спиной на стеллаже в ряд выставлены флаконы с лаком для ногтей. На фоне играет русская попса.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В детстве Павел занимался борьбой и любил рисовать, но со спортивной карьерой не сложилось, и он отучился на сварщика. Потом 6 лет работал тату-мастером.

— Там, где мы арендовали помещение и делали тату, девушки спрашивали, почему у нас нельзя и ногти сделать. Рынок тату-мастеров перенасыщен, а мальчиков-маникюристов мало — фишка! Ну, я об этом подумал и пошел учиться к Змитровичу.

Учиться на курсах среди девушек было непросто, вспоминает мастер. Женские колкости очень ощущались.

— Бывало и в спину толкали во время работы, как бы нечаянно, и жидкость проливали на меня. Их злило, что у меня получается, а у них — нет. Они об этом в открытую говорили.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Павел рассказывает, что в Минске в маникюрном деле работают только трое мужчин. Но пол и внешний вид — еще не повод, чтобы толпой пошли клиенты. Поэтому пока по заработку выходит не так хорошо, как было с татуировками.

— Нет такого, что ты пришел «в ногти» — и свалилась манна небесная. Клиентская база тоже не сразу нарабатывается, но если дело пойдет хорошо, то все попадет в нужное русло. Мне очень нравится этим заниматься, и я хочу развиваться дальше.

«Были и такие клиентки, кто заигрывал»

За несколько месяцев работы в нейл-баре у Павла уже появились постоянные клиенты. Работает и сарафанное радио. Например, перед нами приходила девушка по рекомендации своей мамы.

— Девочки приходят, и, увидев меня, у них округляются глаза. Когда видят мои татуировки говорят: «Круто! Ничего себе!». Просят иногда что-то показать, спрашивают, где сделать тату. Некоторые боятся и спрашивают: «Вы меня не порежете?». Но уходят все с улыбкой. Оставляют чаевые. Кто 5 рублей, кто 6. Максимум — 8 рублей.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Павел говорит, что, возможно, так клиентки хотят показать, что он им понравился. При этом некоторые дамы даже своим парням предпочитают не рассказывать, что их мастер — мужчина.

— Были и такие, кто заигрывал, да. Иногда, когда делаю массаж рук, кольцо снимаю, и они просто думают «ага, свободный» — и начинается. А я уже спешно ищу свое кольцо.

Жена Павла работает юристом. К работе мужа она относится хорошо и поддерживала его с самого начала больше всех.

— Жена нормально относится к тому, что я с девушками работаю — все-таки и татуировки иногда на интимных местах делают. Но раньше она, конечно, не думала, что муж будет заниматься маникюром. Зато у нее теперь постоянно есть маникюр и педикюр.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Но поначалу супруги даже ругались, когда надо было что-то купить.

— Повезли собирать ребенка в школу — ребенка собрали на 60 рублей, а мне для работы блесточки на ногти купили на 80 рублей. Она говорила: «Посмотри, мы тратим такие деньги!». Но я ее успокаиваю тем, что все отобьется.

«У нас считают: если мальчик в маникюре, то он нетрадиционной ориентации»

Павел говорит, что пока искал место работы, столкнулся с определенными трудностями. Его или воспринимали как экзотического попугая, который должен привлекать внимание, или относились слишком несерьезно.

— Некоторые поднимали трубку и просто смеялись: «Ой, мальчик, маникюр — ахаха». Я просто бросал трубку. Мне даже было какое-то время обидно, что меня не воспринимали. У нас же считают: если мальчик в маникюре, то он нетрадиционной ориентации. Нет, я натурал! Самый настоящий — на 220%.

Друзья, как признается Павел, тоже сначала подкалывали. Но мужчина понимает, что это всего лишь стереотипы.

— Никто не ожидал, ведь я был весь такой брутальный. И тут хоп — маникюр. Но с другой стороны, деньги-то не пахнут. Главное, чтобы все честно было. Парни, конечно, считают, что это не мужское занятие.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Основными клиентами Павла по татуировкам были футбольные фанаты. Они до сих пор спрашивают: «Паш, ну как так?».

— Может быть, они и хотели бы мне что-то сказать, но все понимают и молчат.

Мастер говорит, что среди его знакомых есть и такой круг людей, которые это точно никогда не смогут принять.

— Они спрашивают, не поменял ли я еще ориентацию. Но если я бы не отучился и не взглянул на маникюрное дело по-новому, я бы думал так же, как и они — то есть негативно.

В ночнике, где Павел работает, тоже случаются разные ситуации. Молодые люди часто останавливаются, чтобы похвалить и сказать, что это круто и смело.

— А старшие могут подойти, кто уже в некондиции. Мужчины под 40 открыто негативно относятся ко мне. Подойдет и говорит: «Че, педика сделаешь?».

Павел на это реагирует спокойно и отвечает, чем занимается на самом деле. До реальных конфликтов дело не доходило.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Заканчивая наш сеанс массажем рук, мастер рассуждает о смелом решении по смене профессии.

— Люди еще все же не готовы принимать таких брутальных людей в женских профессиях. У нас вообще все новое очень долго приживается. Но как говорит мой наставник: «Мы эту профессию у них отожмем».

-10%
-13%
-20%
-10%
-30%
-20%
-50%
0066856