/

Пятница, 17.00. 39-летняя инвалид первой группы Анна Бахур из Ивацевичей заканчивает уборку квартиры, расставляет детские игрушки в гостиной, загружает посудомойку, включает мультиварку, одевается и выходит в детский сад за своим сыном Костей. 2 года назад врачи говорили Анне, что ни она, ни ее муж Анатолий, у которого ДЦП, из-за инвалидности не могут заботиться о своем сыне. Но Анна с Анатолием смогли — и счастливы.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Напомним, Костя Бахур появился на свет 21 июля 2015 года. Роды прошли успешно, мальчик родился здоровым и крепким. Около недели мама с малышом провели в брестском роддоме. Там ей с мужем и сообщили, что Костю у них могут забрать. Основание — постановление Минздрава, в котором перечислены заболевания, при которых родители не могут выполнять родительские обязанности. Под этот перечень попали Анна и ее супруг Анатолий. Месяц после рождения Кости мама с ребенком провели в небольшой палате Ивацевичской центральной районной больницы. Все это время решался вопрос, что делать с ребенком. 5 августа врачебно-консультационная комиссия на основании постановления Минздрава выдала заключение о том, что Анна и ее супруг Анатолий, у которых первая группа инвалидности, не в состоянии выполнять родительские обязанности.

Мама не сдавалась, писала обращения, но ее не слышали, а ребенку подбирали опекуна. Ситуация изменилась 19 августа, когда к Ане приехала Марианна Щеткина, которая в то время была министром соцзащиты. Она стала на сторону матери и сказала, что нужно сделать все, чтобы ребенок остался в семье. Два дня спустя женщину посетили специалисты из Минска, а затем заключение врачебно-консультационной комиссии было отменено — и ребенка оставили с родителями. 1 сентября Анна и Костик переехали из больницы домой.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

С тех пор прошло два года. И сегодня Аня, как и тысячи других белорусских мам, выходит из квартиры на улицу, чтобы идти за сыном в сад. Перед домом — просторный огороженный забором двор. За ним — детский сад Костика. Мальчику 2,2 года. Он ходит в младшую группу «Ромашка», что по соседству с «Елочкой». Садик хороший, обустроенный. Один недостаток — площадка группы Костика находится в дальнем конце дворика, и от дома Анны ее не видно.

— Я когда в первый день отвела Костика в садик, себе места не находила: все, у меня его забрали. Не знала, что делать, куда себя деть. Пришла домой и кофе пью одну чашку за другой. Звонила воспитательнице. В первый раз он и не понял, куда попал: вокруг дети, игрушки. У него счастье, радость. Мама не нужна была. В первый день даже остался обедать. На второй уже и спать остался. Вроде бы все нормально было. А на третий день — уже слезы. Держал меня за шею, плакал. Месяц где-то так было. Я сама чуть-чуть в группе оставалась с ним, принесла несколько его игрушек. Только пойдет в группу, я выхожу — и слышу его крик. Боже… Думала, что пойду и заберу. Через минуту прислушаюсь — уже все прошло, не плачет: бегает по группе, хохочет, говорит что-то деткам.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Мы заходим в группу, Анна открывает дверь — и Костик бежит на руки к маме. Хватает пластмассовый грузовичок и усаживается на скамейку возле своего шкафчика, а мама пристраивается рядышком.

Возле входа на стеллаже лежат детские поделки из пластилина. Возле бумажки с надписью «Константин Бахур» — аккуратная морковка.

— Костик когда меня из садика встречает, всегда «обнимашки». Сегодня без проблем маму отпустил и махал ручкой: мол, все, иди. Я аж удивилась: «Ну, раз не нужна, то пока», — смеется Анна.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
На крыльце для Костика слишком высокие ступеньки, поэтому мама сносит его вниз на руках

Костик сидит на скамеечке, а мама его переодевает: разувает, снимает носки, штанишки.

— Теперь мы сами все делаем. Сами спать укладываем, поднимаем, сажаем на горшок, умываемся, моемся, собираемся. За 30−40 минут после пробуждения без спешки полностью готовы к выходу в садик. Все проходит спокойно, без суеты. Выходим и идем в садик. Он любит меня под ручку брать. Я ему: «Сынок» — а он, хоп, и взял.

Мальчик выходит с мамой из группы и несется по детской площадке. Походил по квадратам «классиков», поднял с газона желтый листик, потыкал пальчиком в радугу на небе и в цифры на асфальте, пролез под скобами, взял маму за руку и забежал на мостик, потом запрыгнул в машинку, из машинки — в паровозик, из паровозика — на качели.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Я его учила кататься на качелях. Садились с ним вместе, и я показывала, как ножками нужно топать, — объясняет Анна, садится на соседние качели и показывает Костику, как раскачиваться.

За забором садика Костик усаживается на свой детский велосипед. Анна везет сына домой.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Глянь! — Анна показывает, как Костик самостоятельно налегает на педали велосипеда. — Молодец. Давай-давай. Знаешь, время летит, он так растет, а у меня ощущение, что еще не успела натешиться.

Но о пополнении в семье даже не думают, говорит Аня.

— Второго такого стресса с больницей я уже не выдержу. Нет, нет и нет. Мне тогда хватило. Как вспомню — крыша едет. Достаточно.

«На еду хватает, на сына хватает, на кофе хватает»

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Первое время после рождения малыша семье Бахур помогали две няни из территориального центра соцобслуживания. Они приходили два раза на день: утром и вечером. Когда Костик пошел в садик, необходимость в услугах няни отпала. Теперь Анна и Анатолий воспитывают сына одни.

Живут на «детские» и пенсию по инвалидности — по 224 рубля на человека.

— Мы ж не курим, не пьем. На еду хватает, на сына хватает, на кофе хватает. Даже отложить получается на черный день. Мало ли что случится (…) Я Костика прокормлю, вот с одеждой сложнее. Весной купила обувь на осень — осенью уже вырос, — смеется Анна.

Еще Анна с Анатолием занимаются росписью кружек, чтобы немного заработать. В рамках социального проекта они собрали через краудфандинговую платформу средства для закупки оборудования. Сейчас собирают заказы на сувенирные кружки с работами Анны. Картин достойных хватает — Анна с детства увлекается живописью. Многие из ее работ — в частных коллекциях за рубежом. Однако пока заказов мало.

— Может быть, в большом городе кружки бы лучше покупали, — предполагает Аня.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Я не буду никому жаловаться»

Мы приходим домой. Костик забегает на кухню, уплетает печеньки с соком и бежит в гостиную играть с папой. Анатолий возит по ковру грузовичок, а Костя — танк. По телевизору идет детский мультик для изучения английского. Возле ящика с игрушками детская доска, на ней мама рисует сыну буквы и цифры.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Анна уходит на кухню и ставит на плиту кофе в турке.

— Тяжело? Да нет. Наоборот. Чувствую себя замечательно. Я и наварю, и заберу из садика, и погуляю. Я же над плитой не кланяюсь — есть мультиварка: закинул продукты и пошел. Для посуды — посудомойка. Мне же на сына нужно время, а не на кухню. (…) Я не буду никому жаловаться. Никому ничего плохого не скажу. Я справилась, — рассказала Анна.

После садика Костя пойдет в школу, которая тоже недалеко от дома. По словам Анны, она думала о том, чтобы взять сыну сопровождающего, но потом от этой идеи отказалась: все, что нужно мальчику, могут дать его родители. Вопреки постановлению Минздрава, и Анна, и Анатолий сами со всем справляются, а сопровождающий может вызвать нежелательное внимание к Косте со стороны одноклассников. Анна и так опасается, что сына могут дразнить.

— Будут его дергать: «У тебя мать — инвалид? А кто это к тебе приходит?» Зачем это? Я решила, что буду с ним беседовать. Рано или поздно он все поймет.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Поддержать семью Бахур можно, заказав кружки с ее работами по телефону +375 29 520-26-01. С примерами можно ознакомиться по ссылке.

{banner_819}{banner_825}
-75%
-25%
-10%
-10%
-20%