Гомельский областной суд продолжает рассматривать дело о порче 170 тонн мяса на Гомельском мясокомбинате, которое потом собирались продать в виде консервов. Десяти фигурантам дела предъявлены обвинения в злоупотреблении властью или служебными полномочиями, служебной халатности, бездействии должностного лица. Начальник городской ветстанции Виктор Волченков, который остался на своей должности, стал пятым, чьи показания заслушали в суде.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Напомним, что среди обвиняемых — бывший замминистра сельского хозяйства и продовольствия Василий Пивовар, гендиректор ОАО «Гомельский мясокомбинат» Ричард Стефанович, замдиректора по производству мясокомбината Александр Бондаренко, замдиректора ветнадзора Александр Букин, и. о. начальника управления ветеринарии — главного государственного ветеринарного инспектора по Гомельской области управления ветеринарии комитета по с/х и продовольствию Гомельского облисполкома Алла Лазовская и еще пятеро специалистов, которых следствие посчитало также причастными к порче продукции. Причиненный ущерб, по данным обвинения, составил около 7 млрд неденоминированных рублей.

Начальник городской ветстанции Виктор Волченков на большую часть вопросов прокурора отвечал, что уже не помнит или вовсе не знает всех подробностей.

— Больших сомнений это мясо у меня не вызывало, — заявил он в суде.

При отгрузке мяса в Оршу начальник ветстанции не присутствовал, но видел его в холодильниках — «оно было нормальным».

— А как вы считаете, это «нормальное мясо» можно было пускать в переработку для изготовления тушенки, которую бы потом покупали граждане? — уточнил прокурор.

— Если две ветслужбы обоих предприятий [Гомельского и Оршанского мясокомбинатов] посчитали мясное сырье пригодным для переработки, то они должны за это отвечать, а не я.

Виктора Волченкова обвиняют в том, что он скрыл результаты проверки продукции на мясокомбинате, тем самым нарушил свои должностные обязанности и проявил служебную халатность.

Василий Кравцов, сотрудник ветнадзора, был в составе комиссии, которая проводила внеплановую проверку на мясокомбинате.

Комиссии, по его словам, сказали, что в 402-й камере на предприятии находится мясо, предназначенное для промпереработки.

— При той освещенности в холодильнике оно было темно-коричневого цвета. Были заметны очаги поверхностной плесени, которая снималась пальцем. Очаги были небольшие — где-то 2 кв. см на 50 кв. см туши.

Ветврач говорит, что по результатам проверки судьбу проверенного мяса должна была решать экспертиза. По ветеринарным правилам должен был быть составлен акт и вынесено предписание о запрете реализации мяса. Акт же не составлялся, поскольку в обязательном порядке эта мясная продукция должна была пройти термообработку и санветэкспертизу.

— Почему тогда вы не отобрали пробы из камеры, чтобы убедиться в качестве мяса?

— Пробы не отбирались по той причине, что нам сказали о том, что мясо предназначено для переработки. Если мы взяли бы несколько процентов от 25 тонн, то это не говорит, что весь штабель плохой или хороший. Но это не должно было проводиться в рамках нашего мониторинга. Более того, мы полагались на слова директора комбината, который убедил нас, что они все проверят и решат, что пойдет на переработку, а что в утиль.

— А как вы бы удостоверились в этих словах? — поинтересовался прокурор.

— На тушах стояли печати о том, что оно идет на промпереработку. Также ведется специальный журнал, какое мясо и куда направляется.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Экс-гендиректор мясокомбината Ричард Стефанович. Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

После проверки обо всех нарушениях доложили гендиректору мясокомбината Ричарду Стефановичу.

— Директор заверил нас, что они примут безотлагательные меры, проведут все необходимые мероприятия и экспертизу, чтобы определить дальнейшую судьбу мяса.

— Гендиректор просил вас не отражать результаты в аналитической записке?

— Да.

— И как лично вы отреагировали на это?

— Промолчал.

Кроме того, мужчина рассказал в суде, что спустя некоторое время при составлении аналитической справки замдиректора ветнадзора Александр Букин предложил не отражать в ней мясо с плесенью.

— За 15 лет я привык исполнять указания начальства.

Напомним, областной суд начал рассматривать дело о порче мяса на Гомельском мясокомбинате 12 сентября. По данным обвинения, на предприятии не соблюдали условия хранения — мясо было повреждено грызунами, а поверхность полутуш была потемневшая, покрыта плесенью, допускались случаи хранения продукции с истекшим сроком годности.

-15%
-30%
-20%
-20%
-30%
-30%
-10%
-22%
-40%
-25%