Андрей Григорьев /

Во многих СМИ появилось открытое письмо писательницы Евгении Пастернак о проблемах нашего образования. Одновременно с ним на сайте change.org появилась петиция с требованиями к Министерству образования, которая уже направлена в Администрацию президента за подписью более чем восьми тысяч человек. Андрей Григорьев объясняет, почему «нужно взять паузу во взаимных претензиях».

Андрей Григорьев, педагог в третьем поколении, репетитор с многолетним опытом работы в белорусской школе и опытом работы в Англии
Андрей Григорьев, педагог в третьем поколении, репетитор с многолетним опытом работы в белорусской школе и опытом работы в Англии

Мне очень не хотелось высказываться по этому поводу. В первую очередь потому, что все последовавшее за публикацией стало напоминать, простите, классический «бульбосрач» под постом какого-нибудь известного блогера. Взаимные обвинения посыпались с обеих сторон и быстро сошли к краткому обмену репликами «сам дурак, и я тебя забанил». Во-вторых, потому, что из-за бушующих эмоций никто не заметил, что в этом споре все правы и никто не прав. А в-третьих, хотелось бы спросить, чего хотели добиться люди, поднявшие эту бурю?

Любая государственная машина — чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй. Это известно любому образованному человеку уже лет двести пятьдесят. Касается, как и нас, стран постсоветской империи, так и просвещенной Европы с Новым светом вкупе. К огромному сожалению, человечество еще не придумало устройства общественной жизни, которое удовлетворило бы потребности и желания каждого. Если отвлечься от романтического флера и поговорить с обывателями в любой стране мира, то более чем уверен, они нашли бы сотни причин для недовольства. Другой вопрос, что с этим недовольством делать. Есть несколько способов. Можно выплеснуть свое недовольство на просторы интернета. Можно призывать убить чудище и начать жизнь с чистого листа. А можно попытаться выстроить диалог, помня о том, что убийство дракона чаще всего приводит к появлению нового. И не факт, что он будет лучше. Тем более что большей части населения, как оказывается, дракон очень даже нравится.

Проблемы, описанные в письме и петиции, не новые. Я сам последние два года неустанно пишу о них, предлагая, почти слово в слово, способы их решения. Разница заключается в том, что я — предлагаю, а не требую и не диктую, понимая, что таким подходом добиться того, чтобы тебя услышали, совершенно нереально. Диалог невозможно выстроить воплями и криками. Тем более с государством, которое живет по принципу «их величество не замечает, во что одеты другие люди». Именно поэтому не стоит возмущаться ответу Министерства образования: все, что перечислено в письме, действительно «высосано из пальца», и реформу следует начинать с совершенно другого. Не со времени начала занятий, не с формы, не с ЕРИП и не с учебников. С чего же, спросите вы?

Весь конфликт, с моей точки зрения, произрастает из того, что до сих пор обе его стороны, а именно родители и министерство, так и не определились, чего собственно они от образования хотят. Что мы все желаем получить в итоге? Вернее, не так. От министерства лично я ответ услышал. На одном из первых заседаний общественного совета министр четко сформулировал, что конечная цель образования — хороший специалист, гражданин и семьянин. Позиция спорная, но понятная. Чего же хотят наши родители, я понять не могу. Что вам должна дать школа? Чаще всего слышу ответ: мы хотим, чтобы наши дети были счастливы. Хорошо, говорю, а что это значит? И зависит ли это от школы? И от образования? Вы готовы, чтобы ваш ребенок стал свободным художником, как он это себе представляет? Тогда какая разница, что за отметки он получает в школе? И как ведет дневник? Веди как вздумается. Еще одно утверждение: школа подавляет личность. Но если ты — личность, то как тебя можно подавить? Поставить три балла вместо десяти за белые кроссовки? Какое для личности это может иметь значение? Почему это так важно? Наплюй и иди рисовать картины. Кстати, все великие так и поступали. Вспомним, хотя бы беспросветного двоечника Пушкина или такого же двоечника Богдановича. Да что там, даже сам Владимир Ильич получил четыре по закону Божьему и не плакал. Так при чем здесь школа? Если тебе дали линованную бумагу — пиши поперек и будь свободен.

Вот вопрос, который нужно решить с самого начала реформы. Процесс образования должен стать понятен для всех сторон: родителей, министерства, самих детей. Зачем ходить в школу? Уж явно не для того, чтобы стать счастливым и научиться самореализации. Что касается позиции министерства, то она, бесспорно, красива, но слишком абстрактна. Ответственный гражданин не получится по заказу. Для этого государство должно соответствовать. Да и достойный семьянин скорее выйдет из хорошей семьи, это дело родителей. Остается — специалист. Вот это школа и могла бы решить. Отбор и подготовка хороших специалистов — то, на чем система образования могла бы сделать акцент и что могло бы стать ключом к решению всех проблем.

Есть понятие государственного мышления. Это когда собственные интересы приносятся в жертву общему благу. Когда каждый человек понимает, что да, возможно, какие-то вещи ему лично не очень удобны, но в рамках страны — это оптимальный вариант, поскольку иначе наступит всеобщий хаос. В чем можно упрекнуть министерство, так это в поспешности принятия решений и в отсутствии обратной связи. И в том, что школам не дается полная свобода в исполнении поступающих рекомендаций. Проблема системы не в самой системе, а в людях, которые стоят на местах. Школам необходимо дать свободу в принятии окончательных решений. Начало занятий в девять? Ради бога, хоть в час дня, если всех родителей школы это устроит. Дайте возможность провести общее собрание и проголосовать. Только в таком случае десять процентов, не согласных с этим, возьмите ответственность на себя и переведите ребенка в ту школу, расписание которой вас устроит. Не заставляйте остальные девяносто и администрацию школы плясать под вашу дудку и не пишите гневные послания в социальных сетях. Это же касается вопросов питания, формы и всего остального. У государства нет возможности удовлетворить запросы каждого отдельно взятого гражданина. Почему? Иоанна Хмелевская хорошо ответила на этот вопрос. Когда она приехала в СССР, то была удивлена табличкам в туалетах гостиниц: строго запрещается бросать что-либо в унитаз, включая туалетную бумагу. Конечно, как свободомыслящий человек, она провела эксперимент и целую неделю ту самую бумагу бросала. Ничего не случилось. Так в чем запрет, подумала она. И поняла, что если позволить бросать хоть что-нибудь, то граждане начнут бросать все что угодно. Иногда проще что-то запретить, чем решать проблему засорения труб с каждой отдельно взятой семьей. А в образовании у нас так чаще всего и происходит. Мы почему-то наивно полагаем, что если снять понятие делового стиля одежды, то все начнут ходить в джинсах и милых блузках, а не в трусах и перьях. Может быть, на первых порах так и будет, но что случится, когда осознание вседозволенности станет повсеместным? Будем писать петиции в Администрацию президента?

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Нельзя не сказать о требовании защитить учителей. Хорошее требование. Но с моей точки зрения, учителей можно защитить одним: установкой камер наблюдения в классах, конкретными мерами к нарушителям дисциплины и зарплатой не на уровне пресловутых «попиццот», а раза в три выше. И оплатой всех дополнительных рабочих часов по тройному тарифу. Вот и все.

И последнее. В пылу страстей мы как-то забыли, что живем в социальном государстве. Образование у нас — бесплатное. Не нужно рассказывать здесь о налогах и прочих поборах. В развитых странах это тоже все есть. Тем не менее родители безоговорочно готовы платить тысячи долларов и евро за качественное образование. А мы обсуждаем сто рублей в год на развивающие материалы или просьбу воспитателя детского сада помочь заклеить окна в спальне, где спит ваш собственный ребенок, и возмущаемся тем, что это не наша забота. А чья тогда? Не удивительно, что у нас появляются статьи под заголовком «Открывается детский сад за 600 долларов в месяц. А вы готовы платить?». Так вот, хочу спросить: а вы готовы? Тогда — платите. И предъявляйте претензии. А если государство о вас заботится в меру его возможностей, то давайте перестанем на него кивать.

Как никогда сейчас нам необходим мир. Нужно взять паузу во взаимных претензиях, в раздутии скандалов вокруг лишних запятых и опечаток в дневниках. Вдохнуть полной грудью и спокойно начать вести диалог. Только тогда мы сможем услышать друг друга. И только тогда появится шанс на какие-то перемены.

Можете считать это моим открытым письмом ко всем заинтересованным сторонам.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-50%
-25%
-30%
-10%
-20%
-30%
-20%