1. Фанаты белорусских футбольных клубов массово объявляют о бойкоте матчей
  2. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  3. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  4. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  5. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  6. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  7. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  8. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  9. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  10. Коронавирус в Беларуси: данные Минздрава за последние сутки
  11. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  12. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  13. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  14. Минздрав рассказал, сколько пациентов инфицировано COVID-19 за последние сутки и сколько умерло
  15. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  16. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  17. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  18. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  19. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  20. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  21. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  22. Год назад в Беларусь пришел коронавирус. Рассказываем про эти 12 месяцев в цифрах и фактах
  23. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  24. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  25. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  26. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходит в Беларуси 28 февраля
  27. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  28. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  29. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  30. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го


Правозащитник Андрей Бондаренко по пунктам разобрал скандальный пост Александра Лапшина. Он лишь согласился с тем, что бытовые условия в СИЗО № 1 оставляют желать лучшего, остальные обвинения, по его мнению, больше напоминают фантазию автора, чем реальность.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Известный блогер Александр Лапшин, который недавно был помилован президентом Азербайджана, в своем ЖЖ описал впечатления от белорусского СИЗО, где он провел два месяца. Ему ответил Андрей Бондаренко, который в свое время тоже находился за решеткой в СИЗО № 1 на Володарке. Вот, что он написал на своей странице в фейсбуке.

«Это, наверное, первый случай, когда «Платформа» вступается за отечественную пенитенциарную систему, опровергая откровенную клевету известного блогера. Мне сложно сказать, по какой причине Александру Лапшину понадобилось это вранье, но если уже я не выдержал, то можете представить, чего он там понаписывал. То, что бытовые условия СИЗО-1 остаются неудовлетворительные, — уже давно не секрет. И это по сути единственное, что автор отразил более-менее реалистично (…). В остальном — полный бред.

1. «Как выяснилось, почти все сокамерники сидят уже давно в ожидании суда, некоторые по 2(!) года и к ним еще даже не приходил следователь».

—  Даже сложно это как-то прокомментировать, поскольку следователи появляются с завидной регулярностью, а к сроку содержания под стражей СИЗО не имеет никакого отношения.

2. «Принесли завтрак. Выглядит этот так: распахивается окошко и раздается крик «Каааааша».

— Питание раздают по времени и никто не орет. В этом нет смысла, меню на каждый день заключенные знают.

3. «У нас камера элитная, можно тарелки помыть в раковине, но в других камерах раковин попросту нет».

— Во всех камерах есть раковины и туалет.

4. «В тюрьме дофига больных туберкулезом, причем из-за переполненности камер многие из них сидят вместе со здоровыми».

— Больных туберкулезом очень мало и сидят они отдельно.

5. «Если вам не приносят передачи родные — вы быстро начнете болеть и в итоге погибнете. К счастью, белорусские сидельцы жалеют иностранцев и делятся с ними своими домашними передачами».

— Питание в СИЗО-1 вполне съедобное, но и его берут только для гарнира к 30 кг передач, которые разрешены в месяц.

6. «Свидания с семьей раз в месяц на полчаса через стекло, причем начальство чаще никаких свиданий не разрешало без объяснения причин».

— Свидания обвиняемым НЕ РАЗРЕШЕНЫ вообще, только с разрешения следователя.

7. «Еще не разрешается читать книги! Это не шутка».

— Каждую неделю книги раздаются местной библиотекой, а в письмах и передачах их можно передавать сколько душе угодно. С определенными, понятное дело, ограничениями.

8. «По секрету сокамерники делились, что, если со свободы через „одного человечка“ передать деньги, то и свидания с семьей разрешат чаще и камеру могут дать получше. Еще за взятку можно договориться, чтобы вам в камеру поставили телевизор, это вам обойдется примерно в 500 евро взятки. Перевод в камеру получше стоит 1000−1500 евро в месяц. Лечь в больницу — еще около 2000 евро в месяц».

— Телевизор в камеру администрация по заявлению даст бесплатно или можешь заказать его с воли через родственников и забрать обратно после выхода или этапирования на зону. А перевод в камеру за 1500 у.е. — вызывает улыбку и сомнения в адекватности автора. Как и сумма «лечь» в больницу, в которую просто попадаешь при наличии заболевания.

Статья автора — не более чем социальная фантастика, очень смахивающая на банальное вранье. В белорусских тюрьмах достаточно недостатков, за которые их можно критиковать. Достаточно случаев нарушения прав человека. Но для чего их обвинять в том, чего нет? Мне кажется, что подобные высказывания недопустимы для определенного уровня авторов, доверие к которым после таких публикаций исчезает напрочь.

-10%
-30%
-20%
-20%
-10%
-10%
-30%
-20%
0072356