Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Два месяца Александр Лапшин провел за решеткой в белорусском СИЗО. Сейчас, оказавшись на свободе, он решил рассказать об условиях содержания и о тех, с кем он сидел в одной камере.

Александр Лапшин. Фото с его страницы в Facebook
Александр Лапшин. Фото с его страницы в Facebook

На днях путешественник и блогер Лапшин был помилован президентом Азербайджана. В июле Лапшина признали виновным в посещении Карабаха без согласования с азербайджанскими властями. Перед тем как оказаться в азербайджанском суде, блогер с декабря 2016 года по февраль 2017 года находился в СИЗО № 1 на Володарского. TUT.BY публикует выдержки из поста, который Лапшин разместил у себя в ЖЖ.

«После ареста по запросу Азербайджана 15 декабря 2016 меня после двух суток в Первомайском РОВД Минска без еды и питья (не полагается) отправили именно туда ждать экстрадицию в Баку. (…) Именно сюда (в СИЗО № 1. — Прим.TUT.BY) доставили в грязном автозаке, скованного наручниками, вашего покорного слугу. Привезли из РОВД ночью, вначале долго держали в битком набитом автозаке на морозе. (…) Потом выпустили наружу, вокруг солдатня, собаки, гонят внутрь, смотреть по сторонам нельзя. Тюрьма не ремонтировалась лет сто, полагаю. Внутри все грязное, облезлое, жуткий холод и сырость (…)».

Далее блогер описывает камеру, в которой оказался в первую ночь.

«Страшно грязная, без окон, с десятком ржавых двухэтажных кроватей без матрасов и уже тем более без белья. Тупо всю ночь ходил по камере, чтобы не замерзнуть. Туалет — загаженная дырка в бетоне без дверей и каких-либо ограждений. Под утро в камеру завели какого-то парня, который со стоном еле дошел до железной кровати и упал на нее. Он объяснил, что ему удалили грыжу буквально сегодня, (…) его взяли из больницы прямо со швами на животе (он задрал свитер и показал жутковатый шов с подтекающей из него кровью)».

«Мне „повезло“ (после. — Прим. TUT.BY), попал в „элитную“ камеру 22 на втором этаже уже относительно нового советского корпуса. Элитность камеры заключается в том, что там туалет с дверью и отдельно раковина, и есть холодная вода. Да, горячей нет нигде в тюрьме. (…) Принимали хорошо. Видя, что я без вещей и явно растерян, сокамерники прежде, уточнив по какой статье (главное, чтобы не насильник и не педофил), налили чай, подарили тапки, зубную щетку, бритву, затем нарезали бутерброды. Прямо неудобно! Братан, удобно, угощайся, так принято в тюрьме. Каюсь, я ел, уж больно проголодался за три дня голода».

Больше всего блогера впечатлили люди, которые оказались за решеткой.

«Кого там только нет: крупные бизнесмены, сидящие по подозрению в растратах (…), руководство Ошмянской таможни, пара главных инженеров ряда предприятий, финансовые директора фирм. Но еще интереснее был контингент иностранцев: японец, бразилец, нигериец и монгол».

(…) «Принесли завтрак. Выглядит этот так: распахивается окошко и раздается крик „Каааааша“. Иметь свою тарелку и ложку нельзя, каждый раз выдают заново и после трапезы забирают назад. Посуду приносят грязной, ее никто не моет. К алюминиевым тарелкам нередко прилипают дохлые насекомые и остатки пищи от других заключенных. Полная антисанитария. (…) Прогулки по часу в день в крохотных „отсеках“, примерно 5 на 5 метров, куда набивается по 20 и более человек. Старались ходить кругами, иные курили, большинство просто стояли вдоль стен, стараясь сквозь решетки вверху разглядеть небо. (…) Еще не разрешается читать книги! Это не шутка. (…) Правила якобы противопожарной безопасности запрещают иметь свои книги, то есть из дома вам не могут ничего передать для чтения. (…) Баня в тюрьме раз в неделю. Вас ведут по коридорам в маленькую комнатушку, где свешиваются с потолка 4−5 шлангов, откуда течет едва теплая вода. Дают полчаса. На двадцать человек. Делайте выводы, ведь вам надо успеть не только помыться самому, но и постирать свои вещи».

(…) «Я вам должен сказать, что белорусские мужики — настоящие кремни. Еще никогда не встречал столь сильных духом и мужественных людей».

Отдельно Александр Лапшин рассказал про фигуранта уголовного дела по Ошмянской таможне и известного краеведа Алеся Юркойтя. Напомним, бывший сотрудник таможни был приговорен за взятки к 7 годам лишения свободы.

«Мы с ним провели в одной камере минского СИЗО-1 около месяца. И я вам могу сказать, что это из лучших людей, что я знал в жизни. Он помогал и поддержал всех нас, он был сильный и мужественный, несмотря на все происходящее (…)».

TUT.BY отправил официальный запрос в МВД с просьбой прокомментировать письмо Александра Лапшина. Как только мы получим официальный ответ, опубликуем позицию Министерства внутренних дел.