Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Суд Железнодорожного района Витебска вынес приговор по резонансному делу, связанному со смертью ребенка после домашних родов. Обвиняемая — мама, 31-летняя жительница Санкт-Петербурга Ольга С. Процесс под председательством судьи Юрия Урбана был закрытым, заседания шли в течение недели — с 30 августа. Женщину обвиняли в причинении смерти по неосторожности (ч. 1 ст. 144 УК Беларуси).

Фото: Игорь Матвеев

Потерпевшая — представитель опеки. Начался суд по делу о гибели ребенка после домашних родов

Мать женщины, которую будут судить из-за гибели ребенка после домашних родов: «Дочь не виновата»

«У нас не было сомнений». Глава СК объяснил, почему судят витебскую роженицу, потерявшую ребенка

Минздрав о гибели после родов на дому: «В этом случае мы говорим об оставлении ребенка в опасности»

Суд приговорил женщину к 6 месяцам лишения свободы в колонии-поселении. В срок отбытия наказания зачтено время содержания под стражей (с 6 мая по 7 сентября) из расчета один день к одному дню. Но мера пресечения изменена на подписку о невыезде, поэтому Ольгу освободили в зале суда. У нее есть 10 дней, чтобы обжаловать сегодняшнее решение. Если же приговор вступит в силу, то женщина должна будет провести два месяца в колонии-поселении.

Суд также решил взыскать с женщины 310 рублей 47 копеек процессуальных издержек, «израсходованных на приобретение расходных материалов, использованных для проведения экспертиз и текущего ремонта экспертного специального оборудования».

Фото: Игорь Матвеев

Ольга не стала комментировать приговор и быстро покинула здание суда.

Вначале потерпевшей в деле признали представителя органов опеки — Юлию Алипову. Однако адвокаты обвиняемой (их у нее двое) заявили ходатайство, чтобы потерпевшим признали мужа Ольги. Суд ходатайство удовлетворил — и потерпевшей стороной стал только отец умершей новорожденной девочки. После представитель органов опеки и прокурор выступили за то, чтобы сделать процесс закрытым.

На первом заседании 30 августа Ольга настаивала на том, чтобы дело рассматривали в открытом режиме, подчеркнув, что в нем затронуты только ее интересы и скрывать женщине нечего. Однако судья решил провести закрытое разбирательство, мотивировав это тем, что на нем будут разглашаться медицинские подробности.

Фото: Игорь Матвеев

Напомним, Ольга приехала рожать из Санкт-Петербурга в Витебск, где она прописана. Вечером 17 февраля Ольга в квартире матери на улице Мясникова родила девочку. Следствие утверждает, что женщина отказалась от применения медикаментов и проведения ряда важных исследований, а также от госпитализации. При этом в женской консультации № 5 областного роддома, где Ольга наблюдалась, ее предупредили, что при домашних родах высока вероятность потери ребенка.

Увидев, что на свет появился ребенок, который не кричит и имеет синюшный цвет, Ольга попросила мать вызвать скорую. Новорожденную и роженицу доставили в городскую клиническую больницу скорой медицинской помощи. Здесь в 21.40 зафиксировали смерть ребенка. По данным следствия, у него произошла аспирация околоплодными водами. То есть в дыхательные пути новорожденной попала околоплодная жидкость.

Судмедэксперты установили, что ребенок появился на свет здоровым. Психолого-психиатрическая экспертиза не обнаружила у женщины ни хронического психического заболевания, ни временного расстройства психики, ни какого-либо иного болезненного состояния психики. По мнению экспертов и следствия, она могла осознавать опасность своих действий.

Фото: Игорь Матвеев
Ольга с мужем после суда

С 6 мая молодая женщина находилась в витебском СИЗО-2. Ее мать ходатайствовала об изменении меры пресечения для дочери. Но ей отказали. По мнению следствия, находясь на свободе, Ольга могла скрыться от «органа, ведущего уголовный процесс, и суда».

Тело новорожденной семье выдали после экспертиз через 2,5 месяца — 5 мая. На следующий день состоялись похороны малышки. И в этот же день ее мать арестовали.

Потерянный ребенок был в молодой семье вторым. До этого у Ольги и ее мужа Олега — российского бизнесмена, также родилась дочь, сейчас ей 2 года. Она появилась на свет во время домашних родов, которые принимал Олег. Супруги вдвоем посещали в Санкт-Петербурге специальные курсы по вынашиванию здорового ребенка и домашним родам.

Фото: Игорь Матвеев

Мать Ольги в интервью TUT.BY сообщила, что на момент 17 февраля у ее дочки еще не было окончательного решения, где рожать — дома или в медучреждении: «В разговоре с врачами Ольга говорила, что предпочитает домашние роды. Но при этом она не исключала, что пойдет в роддом». По мнению матери роженицы, трагедии могло бы не случиться, «если бы скорая доставила ребенка в больницу быстрее».

Женщина считает, что «дочь ни в чем не виновата» и что на самом деле это не были роды на дому: «Роды были преждевременными, такую ситуацию никто не может предвидеть: люди рожают в поездах, самолетах, в магазин выходят — и там могут родить, в конце концов. Поэтому я уверена, что Ольга ни в чем совершенно не виновата».

В интервью журналистам в первый день суда муж женщины Олег заявил, что они с супругой не планировали домашние роды. По его словам, он должен был приехать из Санкт-Петербурга, после чего собирались положить Ольгу в больницу, однако роды произошли раньше.

Родственников Ольги беспокоит то, что женщина страдает хронической анемией, а в СИЗО ее состояние, по их словам, значительно ухудшилось.

Справка TUT.BY

Белорусское законодательство никак не регулирует вопрос родов. Никто не может запретить женщине рожать дома и заставить ее ехать в медучреждение. Это нарушит ее конституционные права. Но если будущая мать решится на домашние роды, она не вправе ожидать получения помощи профессионального медика. В соответствии с белорусским законодательством это незаконное врачевание.

В Беларуси легальным является только один способ принятия родов — в государственном роддоме. Коммерческие медцентры не имеют такого права.