Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/ /

Утром 7 августа в магазинах исчез весь крепкий алкоголь, продавцы спешно убрали «чернила», водку, шампанское и заставили полки минералкой и пивом. Борисовский райисполком решил: до 31 августа, пока идет уборочная, спиртное продаваться не будет. Стали ли от этого эксперимента все мужики в деревне трезвыми? И кто счастлив, что «чернила» теперь оказались под запретом? TUT.BY съездил в Борисовский район и посмотрел, как местные живут в новых условиях.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Какой запрет? Вы о чем?»

Пятница, 25 августа, на часах 15.00. Заезжаем в небольшую деревню Стаи, на улице никого, на поле пасется единственная корова на всю деревню, недалеко от нее на лавочке отдыхает Александр. Судя по глазам и бессвязной речи, пятница у мужчины наступила еще утром. Он и не скрывает — выпил водки. Александр — человек безработный, поэтому может позволить себе такое удовольствие в любой момент.

— Какой запрет? Вы о чем? — хитро улыбается Александр. — Все доступно, стоит только захотеть.

— Так ведь у вас ввели сухой закон.

После этого уточнения сельский житель начинает громко смеяться.

— Да я рубль отдал — и уже в Борисове. А там — что хочешь бери, но я больше водку люблю, — рассказывает TUT.BY Александр.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Из-за сухого закона Александр ездит за крепким алкоголем в Борисов на маршрутке.

Расстояние от Стаи до Борисова всего ничего — пять километров. В городе запрет не действует, поэтому, как только деревенским захочется выпить, они садятся на маршрутку. Можно, конечно, и пиво в соседних Пересадах купить, но только мужики его не очень любят. Берут, конечно, но при этом постоянно отмечают: водка и плодово-ягодное им как-то роднее.

Пока общаемся с Александром, мимо проходит сосед Виталий Иванович. В руках — бутылка сыворотки.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Виталий Иванович показывает журналистам сыворотку.

Говорит, пьет только по праздникам. Вот Купалу отмечали, недавно на дне рождения Александра чарку поднимали. Сухой закон Виталия Ивановича тоже не впечатляет. На вопрос, стали ли теперь в деревне гнать самогон, отмахивается.

— Кому это надо? Вот лет 20 назад гнали многие, это да, а теперь… Знаешь, сколько килограмм сахара стоит? 1 рубль 80! Дешевле водки купить. Все самогонные аппараты давно забрали, лично я отдал свой участковому милиционеру сам, — говорит Виталий Иванович.

«Народ был в шоке. У них тут каждый день именины-свадьбы-проводы-крестины»

Деревня Стаи не очень большая, но рядом с ней находится агрогородок Пересады. Продавцы вспоминают, как началось у них утро 7 августа.

— Тут было столько криков, ругани, никто же заранее не предупреждал, что запретят продавать алкоголь. Народ был в шоке. У них тут каждый день именины-свадьбы-проводы-крестины, — рассказывают TUT.BY девушки, которые работают в частном магазине.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Продавец Ирина из другого магазина отмечает: выручка заметно упала, местные стали переходить на пиво. Если раньше она заказывала его раз в неделю, теперь — два.

— В чем смысл этого запрета? От пива еще больше можно опьянеть, чем от водки, — рассуждает Ирина. — Кто захочет напиться — напьется, никакой сухой закон не остановит, поэтому люди ездят за спиртным в Борисов, Жодино. Решение принималось, чтобы не пили во время уборочной, но сколько тех комбайнеров? Проще было их на поле проверять. Тем более, уборочная закончилась 18 августа, недавно комбайнеры заходили в магазин, улыбались: «Можете уже продавать спиртное, мы закончили».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Продавец Ирина отмечает: из-за сухого закона выручка заметно упала, местные стали переходить на пиво.

Продавцы надеются, власти решение вот-вот отменят и не будут дожидаться 31 августа. Люди на днях получат зарплату и, если рванут за покупками или в Жодино, или в Борисов, местные магазины опять останутся без выручки. Сухой закон не поддержали и дачники. Их в агрогородке Пересады много, и они не понимают, почему вынуждены «страдать».

— Какое мы имеем отношение к уборочной? Приезжаем поработать, расслабиться, в баньку сходить, а тут такие порядки. Теперь закупаемся в Минске — и едем в деревню.

— Разве это запрет? Сел на велик и поехал в Жодино за бутылкой, — улыбается местный житель.

От деревни Пересады до Жодино — два километра по проселочной дороге. Здесь никакие запреты не действуют, это уже другой район и спиртное в свободном доступе. Пока едем в соседний город, местные и правда добираются до Жодино — кто пешком, кто на велосипеде.

Всего в двух километрах от деревни Пересады алкоголь продается без всяких ограничений.

— Сказать, что выручка выросла в разы, не могу, — говорит продавец небольшого магазинчика. — Наши клиенты не изменились. Думаю, борисовские выбирают крупные магазины, такие как «Евроопт», например. Только на въезде в город шесть торговых точек, если бы мы были одни, может, другая картинка вырисовалась бы.

«С 7 августа у рабочих не было ни одного залета!»

Официально в деревне Пересады самогонки не найти, неофициально — обещают «добротную хлебную, як у Дудутках». За пол-литра тут просят три-четыре рубля. Главное, чтобы местный замолвил за тебя словечко, рисковать никому не хочется. Мнения о запрете продажи спиртного в агрогородке разделились.

Пока одни не видят логики в этом решении, другие только за. С представителем строительной фирмы ЗАО «Техпромимпэкс» Геннадием Ивановичем мы познакомились возле магазина. Он в очередной раз приехал проверить рабочих на стройке, которые трудятся возле магазина, где еще недавно без проблем можно было купить водку.

— С 7 августа у рабочих не было ни одного залета! О чем это говорит? Запрет отлично работает, — эмоционально рассказывает Геннадий Иванович.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Геннадий Иванович из строительной фирмы ЗАО «Техпромимпэкс»

Пока мы общаемся, мужики слушают внимательно, молча работают, вступать в дискуссию с начальником не рискуют. Они и сами знают, что шеф сказал продавцу: «Если продашь моим хоть одну бутылку, возьму бульдозер и снесу магазин, который сам построил». Для строителей, конечно, и местные могут купить водки, но пока действует запрет, отправить за выпивкой некого.

— Каждый день приезжаю и читаю им лекции. Я не пью, не курю, говорю: «И вы можете!» — в этот момент Геннадий Иванович вспоминает, как летом 1991 года у него на глазах умерла девушка. Причиной трагедии, в том числе, стал неправильный образ жизни. В тот же день он разорвал пачку сигарет, с тех пор не закурил ни одной.

— Беда в том, что алкоголя в магазине, как конфет, — глаза разбегаются. Так не должно быть. А как еще заставить людей бросить пить? Они будут возмущаться, кричать, надо взять и убрать все с полок. Иногда своих мужиков отправляю поработать на север, на Новую Землю. Где там взять водку? Нигде. Только если у белого медведя. Видели бы вы, как их лица меняются за три месяца без алкоголя!

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Геннадий Иванович не раз спрашивал у подчиненных, чем так хорош алкоголь. Говорит, вразумительного ответа не услышал, зато сосед через забор по-простому объяснил: «Ты не понимаешь, как это вкусно выпить бутылку «чернил».

— Сегодня всех объехал, обнюхал. Мужики трезвые, работа выполнена, день прошел не зря, — говорит Геннадий Иванович, садится в машину и уезжает на другой объект.

«Як у дзярэўнi без бутылкi пражыць?»

Пока возле магазина идут дебаты о том, насколько удачен эксперимент, подходит председатель Пересадского сельского совета Ольга Корчмар. Она считает, в их деревне больших проблем с алкоголем нет.

— У нас не колхоз, а частное предприятие СУП «Божедары». У руководителя такая дисциплина, что никто пить не будет. Здесь конкурс на рабочее место, настоящая конкуренция, никто не хочет ездить работать в город, поэтому люди не пьют, — рассказывает TUT.BY Ольга Павловна.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Ольга Павловна (справа) считает, в их деревне больших проблем с алкоголем нет.

Буквально несколько часов назад она шла по деревне и услышала по запаху, как дачники гонят самогонку. Теперь к ним в гости едет участковый милиционер.

В другой деревне Борисовского района, Гливин, вопроса, как достать спиртное, тоже не возникает. В пятницу вечером мужики затовариваются полуторалитровыми бутылками пива.

— Если надо что покрепче, идем на заправку. 800 метров, и уже все продается, — рассказывают местные. — Многие наши работают в городе, вечером привозят, кто что заказывает.

Но некоторых устраивает и пиво. Шабашники из Ганцевичского района набрали столько бутылок, что прямо на улице они падают из рук и катятся в разные стороны. Строители неуклюже начинают их подбирать, запихивают в багажник и на прощание говорят:

— Усё на нас дзействует! Так i напiшыце.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

После введения сухого закона мужики из деревни Черневичи тоже в одночасье не стали трезвыми.

— Ой, не смяшыце меня. Хто не пье? Пьюць, як ваду, — говорит местный житель, который спешит домой после работы. — Хто хоча, той знойдзе. Нават у самiх Чарневiчах, а калi не, дык да Барысава 30 кiлометраў, а да Ушы — усяго дзевяць. Хiба гэта адлегласць?

Деревня Уша — это уже Березинский район, где продажу спиртного точно так же, как в Борисове и Жодино, никто не запрещал. Жители деревни Черневичи тут постоянные покупатели, и запреты властей тут ни при чем.

— У них то терминал в магазине не работает, то еще что-нибудь, — объясняет продавец. — Нас устно предупредили, чтобы не продавали алкоголь тем, кто в спецодежде и механизаторам. Так у чернецкого же не написано на лбу, что он механизатор. Он приезжает в своих обычных спортивных штанах и майке. Я же не буду у каждого спрашивать — откуда и кто он.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

А вот жительница деревни Оздятичи уверена: раз посевная закончилась, пора возвращать водку на прилавки магазина, ведь из-за этого запрета страдают местные бабульки.

— Як у дзярэўнi без бутылкi пражыць? Не каждая бабка паедзе ў горад за гарэлкай, трэба ж i дровы парубiць, i сена прывезцi, зараз трэба бульбашнiкi скасiць. Дзе браць вiно? А так яна купіць бутэлечку і ўсё. А якi толк грошы даваць, калi прынята так разлiчвацца, ды і за грошы цяпер нічога не купiш, — говорит женщина.

«Ограничив кого-то в спиртном, мы не решили вопрос пьянства»

В Борисовском районном исполнительном комитете поясняют: из продажи пиво не убрали по одной простой причине: напитки с содержанием спирта до 7% не считаются крепким алкоголем.

— Решение исполкома касается только сельских населенных пунктов на период уборочной кампании. С одной стороны, у людей меньше соблазнов, с другой — мы уже видим результат. Лично я контролировала ситуацию в ОАО «Корсаковичский» и скажу, что вопросов по комбайнерам или водителям не было вообще. Ежедневно их проверяли медики с алкотестом и днем, и вечером, — рассказывает TUT.BY Людмила Горнак, начальник отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Борисовского районного исполнительного комитета. — Лично я, работая на районе с людьми во время уборочной кампании, возражений не слышала. Они это приняли нормально, спокойно, ровно.

— Людмила Ивановна, а вы не наблюдали картину, что люди все равно едут за алкоголем. Кто в Жодино, кто в Борисов.

— Учитывая, что сегодня все достаточно мобильны, то все, кто считает нужным, что у него на столе должно быть спиртное, поедет в Борисов и купит. Конечно, ограничив кого-то в спиртном, мы не решили вопрос пьянства. Мы решили не продавать крепкие алкогольные напитки во время уборочной кампании, чтобы не было срывов по работе.

-20%
-20%
-10%
-10%
-10%
-10%
-33%
-50%
-70%
-17%