/ /

Исследователи считают, что в сфере информационно-коммуникационных технологий в Беларуси работает около 115 тысяч человек. Из них около 35 тысяч — разработчики в IT- сфере. Их зарплаты намного выше средних, их продукты покупают всемирно известные компании, президент собирается превратить Беларусь в IT-страну, а ожидаемый IT-декрет вызывает в соцсетях такие же жаркие споры, как вопрос «5 или 10». Как айтишники и их стиль жизни заставляют меняться столицу, чем они интересуются и какие места предпочитают? Специально для TUT.BY экскурсию по айтишному Минску провел основатель сайта для IT и про IT dev.by Артем Концевой.

В спецпроекте «День города» TUT.BY рассказывает о том, что делает Минск именно таким, какой он есть. Цикл статей, посвященных городу, мы открыли 3 марта, в день первого упоминания о Минске. А во вторую субботу сентября, когда традиционно отмечают День города, представим весь проект. Необычные детали и интересные собеседники помогут нам показать жизнь Минска через столетия в одном дне.

Улица Октябрьская. «Программистам не нужны кожаные диваны, лепнина и прочая ерунда»

— Это место знают все айтишники, все тут были десятки раз, — Артем Концевой ведет нас во дворы улицы Октябрьской. Справа Свислочь, заросли кустарников и какие-то сидушки, мокнущие под дождем. Слева — одно из зданий Минского станкостроительного завода, с виду — полузаброшенное.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Место, которое знают все минские айтишники. А с виду и не скажешь

Внутри — симпатичный лофт, который айтишники переоборудовали под свой «Спейс», где теперь проходят встречи, конференции, вечеринки.

— Тут раньше был центр вычислительной техники МЗОРа, когда-то стояли огромные системы охлаждения, серверы, работали инженеры. Все было заброшено в 90-е и возродилось сейчас в той же ипостаси, пришло новое поколение айтишников в тот самый цех. Конечно, это все идет под снос, но для этого надо дождаться инвестора, а пока здесь мы, — объясняет Артем.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Когда-то здесь был центр вычислительной техники

Несколько лет назад, вспоминает он, в Минске не было ни одного ивент-венью — места, где можно было бы проводить айтишные мероприятия.

— На конференции собирались в отелях, Национальной библиотеке. Отели навязывали свой кейтеринг, и на это уходили большие деньги. Чашка кофе стоила пять долларов, а у вас на конференции 600 человек, которым надо три раза в день попить кофе. Представляете? Девять тысяч долларов за кофе, это абсолютно ненормально. Поэтому одновременно у «Спейса», Imaguru и ПВТ возникла идея, что нужны площадки, где могли бы собираться профессиональные сообщества и друг друга слушать. «Спейс» не принадлежит одной компании, тут все на равных условиях.

Пространство открылось как раз в тот момент, когда Юрий Мельничек продал mail.ru свой сервис maps.me.

— Из Минска они уезжали отсюда — их прощальная вечеринка была в «Спейсе». Сейчас Юрий Мельничек, основатель maps.me, продал Google свой новый стартап.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Неужели праздновали в скромной обстановке?

—  Конечно, айтишники все очень разные, такого, как раньше, когда все технари ходили в свитерах, уже нет. Да, кому-то нравится лепнина на потолках, но большинству молодых людей это не надо, их это раздражает, отвлекает, к тому же, когда собирается какая-то неформальная тусовка, вы обсуждаете профессиональные вопросы и едите пиццу, вам не нужно, чтобы вокруг ходили официанты в белых фраках и что-то разносили. Большинство айтишников не ходит в места, где все в золоте, не ездит на супердорогих машинах. Когда к нам раньше приезжали какие-то спикеры, то удивлялись: у вас наливают вино на конференциях, как такое может быть? И потом, если вы хотите рассказать про какую-то технологию, не во дворце же это делать.

— А если в Минск вдруг приедет Цукерберг, его где будут принимать?

— Его — в ПВТ, там всем места хватит.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Коворкинг пустоват, но рабочие места здесь оформлены стильно

Этажом ниже, под «Спейсом», расположен один из первых коворкингов в Минске. Рабочие места для айтишников, несмотря на лофтовый уют, пустуют.

— В России коворкинги побольше, там они окупаются. У нас они создавались, скорее, для тех, кто собирает команду для работы над проектом. Работать здесь одному — это 150 долларов в месяц. Чтобы это окупалось, надо набрать человек 40, которые будут постоянно платить. Это шесть тысяч, а аренда уже две тысячи, зимой еще и отопление нужно, должен быть прекрасный интернет, рабочие места. Работа в ноль, — говорит Артем.

Лицей БГУ, БГУИР. «Стране необходим новый университет»

По дороге к следующему пункту экскурсии проезжаем лицей БГУ.

— Тоже, можно сказать, айтишное место. Столько моих коллег здесь училось — лучшая школа в стране.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
БГУИР сейчас главный поставщик айтишников в стране. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— А главный вуз какой?

— БГУИР. Сейчас все надеются, что в новом IT-декрете и про образование пункт будет. Нам крайне необходим новый университет, стране необходим.

— БГУИРа разве мало?

— В БГУИРе преподаватели получают в пять раз меньше студентов, не должно быть такого перекоса. Это хорошее образование, но оно негибкое. Программы сейчас должны очень быстро меняться, ведутся же разговоры, что не всех надо пять лет учить, кому-то хватит двух-трех лет. Пять лет для изучения алгоритмов многовато, если ты просто сайты клепаешь. С другой стороны, некоторым нужно и все пять — у нас многие айтишники решают сложнейшие задачи на мировом уровне.

— А многие сейчас уезжают?

— С 2014 года обратная тенденция — из России и Украины едут к нам.

— Несколько лет назад один из айтишных топов говорил, что вот-вот ждут конкурс на место разработчика.

— Не дождался, спрос на айтишников у нас по-прежнему огромный.

Кофейня «Зерно». «Клубы умерли, все ходят в бары»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Здесь всегда можно встретить айтишников. Вот, кстати, скорее всего, один из них, — замечает Артем молодого человека, который зашел вслед за нами в кофейню.

— Неужели можете определить по одежде?

— Разве что в местах вроде «Зерна», и человек по-гиковски одет… Айтишник, например, точно не будет ходить в костюме на работу, скорее всего, на нем будет футболка, которую он заказал по интернету или получил на конференции. Основатель PayPal Питер Тиль, который читал курс по инновациям в Стэнфорде, рассказывал, что, если человек приходил не в джинсах и не в футболке в венчурный фонд, то ему не давали денег. Если человек не одевается удобно, то что-то с ним не то.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
«Айтишники очень любят кофе», — утверждает Артем Концевой

Артем заказывает кофе и перечисляет популярные у айтишников заведения в Минске.

— Сейчас Свердлова, 26 (кофейня) самое модное место и Why Knot на Володарского. Коллег из-за границы принято водить на Свободы, 4 (винный бар) — персонал говорит по-английски, там всем нравится. Бары с крафтовым пивом популярны, например, на Гикало, 5, там всегда можно встретить айтишников, много офисов рядом.

— В целом какого рода заведения предпочитают?

— Демократичные, европейские. Айтишники не очень склонны к роскоши обычно. Молодежь предпочитает вино и пиво, водку пьют все меньше, едят меньше мяса, не курят. Мне кажется, айтишники в целом прогрессивные, интересуются своим здоровьем. И очень любят кофе. Почти все едят вне дома. Еще пять лет назад это было невозможно, если только ты не ешь постоянно пиццу или хот-дог. Альтернативой был ужин при свечах с пятью сменами блюд, на который уходила вся зарплата. А сейчас в Минске все есть. Больше не надо ездить в Вильню, чтобы сходить в кабак. Вот чем эта кофейня отличается от такой же в Сан-Франциско? Да ничем. С кофе у нас все в порядке, с пивом все в порядке, с вином. С едой — еще да, проблема есть, но ситуация меняется. Цены еще неадекватно большие, но и это выровняется.

Фото: Иван Дечканец, TUT.BY
Айтишники предпочитают бары на Зыбицкой. Фото: Иван Дечканец, TUT.BY

— А в клубы айтишники ходят?

— Клубы умерли, все ходят в бары, не помню, когда в Минске последний раз был в клубе.

— И где тусуются?

— На Зыбицкой, на Октябрьской.

— Вот девушке где айтишника искать?

— Свободы, 4, BeerCap, на Зыбицкой десятки мест, Гикало, Революционная — в этих заведениях. Еще среди айтишников популярны фильмы без дубляжа — они ведь все знают английский. Их сейчас в Silver Screen, в Falcon Club показывают. Приходишь — и все свои там. В Европе еще почему все хорошо говорят по-английски? Там многие фильмы с субтитрами показывают, без перевода. И у нас, если бы дети мультики с субтитрами смотрели, все по-другому было бы. А так кругом дубляж, который убирает культурный пласт, голоса актера не слышишь, оригинальных шуток — мы многое теряем.

ПВТ. «Сиди и работай — взамен ничего не требуют»

Администрация Парка высоких технологий и самая крупная белорусская IT-компания EPAM расположены на окраине Минска, в Уручье. С виду обычные офисные здания, мы заходим сбоку — здесь расположен коворкинг ПВТ, где айтишник может бесплатно найти рабочее место. Здесь тоже проводят мероприятия — тот же «Спейс», только государственный.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Здесь выступали представители Google и Facebook

— Отличная современная площадка, с хорошим звуком, все доступно, можно хвастаться, — комментирует Артем. —  И ничего взамен не требуют, становишься резидентом инкубатора ПВТ — и сиди-работай.

В этом зале выступали представители Facebook, Google. На входе в коворкинг — стена славы. Здесь развешаны рамки с фотографиями белорусских IT-звезд.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сверху — основатели EPAM Аркадий Добкин и Леонид Лознер, в центре — основатели Viber — Игорь Магазинник и Тальмон Марко, сбоку — Юрий Гурский (MSQRD, который купил Facebook), Юрий Мельничек, продавший свой новый стартап Google.

— Угадайте, кто из людей на фото больше всех заработал?

— Основатели EPAM?

— Я думаю, что основатели Viber.

— Кто в белорусской айтишной среде считается светилом, на кого все равняются?

— Аркадий Добкин — человек с безупречной репутацией, построил большую компанию, с нуля, в минской хрущевке. Он пример американской мечты, человек, который все сделал сам. Виктор Кислый, который сделал Wargaming. Молодые звезды — Мельничек, Гурский, Прокопеня, у которого образование — хобби. Он столько успел сделать, хотя ему всего 33 года — фантастика!

— В IT сейчас сплошь молодежь?

— Средний возраст — 29 лет. 32−33 — это уже верхние 20%. Главная белорусская загадка, куда делись айтишники за 40, где они? Они не ходят на мероприятия, их не видно, не слышно. Когда я был ребенком, в стране были программисты. А сейчас 40-летних нет, найти сложно. Кто-то уехал, кто-то ушел в бизнес. 33 года — это очень взрослый для белорусской IT-среды. Топ-менеджерам здесь по 33, то есть всю карьеру сделал человек, а ему еще жить и жить.

— Человеку старше 40 сложно попасть в эту сферу?

— Люди очень разные. Не принято так говорить, но 25-летнему человеку сложно командовать 40-летним, а 40-летнему сложно подчиняться молодому. Зато из зрелых людей получаются отличные руководители.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Вы могли бы нанять на работу 40-летнего человека?

— В IT все очень быстро меняется, и не все к этому готовы. Сейчас мы ищем людей по 22 года, которые понимают «ВКонтакте», видеоблоги… Страшно. Я считал, что я ребенок, школу только закончил, а уже не понимаю, о чем «ВКонтакте» общаются, зачем смотрят влоги. Я любознательный, несколько раз пытался начать использовать снэпчат, но не могу себя заставить — неинтересно. Это гэп (с английского «разрыв». — Прим. TUT.BY) культурный, его уже не преодолеть. Надо нанимать людей, которых я не понимаю. А в технологиях это все усугубляется. Ритм этот сложно выдержать, нужно что-то новое постоянно учить — это must, а человек с возрастом хочет комфорта.

— Поколенческая разница — это наша проблема или мировая?

— Мировая, знания меняются очень быстро, и надо им соответствовать. Все сферы становятся информационными, за год количество знаний удваивается. Если ты за пять лет ничего не прочитал, все твои знания на помойку. Этот сдвиг есть во всем мире. Раньше заканчивал университет и всю жизнь применял знания. Сейчас заканчиваешь университет, и тебе надо заново учиться, потому что твои знания уже устарели — так не только в IT-сфере, так в науке, в той же медицине.

EPAM. «IT в Беларуси — не только аутсорсинг»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Представление о том, что IT в Беларуси — только аутсорсинг, что здесь покупают программиста подешевле, чтобы продать его американцу подороже, не соответствует действительности, — рассказывает Артем, стоя у входа в офис самой крупной IT-компании EPAM. — Не выдержали бы мы тогда конкуренцию с Индией и так далее. Потому что у них людей много, у нас мало. Раньше условный Hilton, которому была нужна система бронирования на все отели и у которого было на это 400 миллионов долларов, шел в условный IBM, тот два года рисовал систему, потом программирование отдавал белорусской компании. Три миллиона оставалось у белорусов, 397 — в IBM, Hilton был доволен. Сейчас EPAM сам хочет быть консультантом, солюшн-провайдером, продавать экспертизу — а это уже совсем другие условия. EPAM — флагман, конечно, но другие компании тоже делают сложные заказы. У нас есть преимущества перед той же Украиной, где сидят тысячи ипэшников. Если делаешь продукты для Google, то надо, чтобы не 50 предпринимателей этим занимались, а компания, в Беларуси есть такие условия.

За EPAM видны многоэтажки, в которых наверняка живет много программистов.

— Вообще, айтишники предпочитают покупать жилье или снимать, чтобы быть мобильнее?

— Люди до 30 не хотят покупать жилье. Это дорого. Ну как программист купит квартиру, если у него 1,5 тысячи долларов зарплата? Они не могут пойти и купить с зарплаты жилье — даже с годовой, с пятигодовой зарплаты. Какие-то большие начальники — да, но это единицы, исключения. Айтишники — такой же средний класс, как везде, благо своего жилья им мало доступно. Не с мобильностью это связано, скорее — с возрастом. Человек не хочет себя в кредитную кабалу загонять. Те, у кого семья, стремятся купить квартиру, у кого нет — снимают.

Офис Wargaming. «Рабочий день у айтишников сдвинут»

Офис самой, пожалуй, известной белорусской IT- компании Wargaming расположен в Шабанах.

— Кажется, что все айтишные компании выбрали место на окраине города.

— Ну почему же? Стартапы в центре, они тратят деньги, а не зарабатывают, разные бизнес-модели.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Офис Wargaming расположен в Шабанах

Сотрудников Wargaming от метро к офису возит шаттл, но, несмотря на это, к концу рабочего дня на стоянке перед шлагбаумом здесь выстраивается вереница такси. На этот раз машин пока мало.

— 18.20 — рановато для окончания рабочего дня, — объясняет Артем. — У айтишников он сдвинут на вечернее время. Традиционно на аутсорсе так было: надо было вечером оставаться на работе, потому что в Америке утро. Мы все-таки на Востоке, основные заказчики — на Западе, в Праге сейчас пять часов, в Нью-Йорке — середина дня, самое время встречи проводить. И потом: если можно вставать в девять, а не в семь, и начинать позже, то почему бы так не делать?

— Сколько лет, по вашим прогнозам, IT еще будет всех опережать?

— Через десять лет все будет IT, ничего другого не будет.

— Вы же знаете, почему многие предъявляют претензии к айтишникам. Считают, что они живут, как гости в своей стране, государство им все дает, а они не участвуют в формировании нации, в политических процессах. Это так?

— Я хочу надеяться, что нет. Беларускамоўных айтишников много, и становится еще больше. Мне кажется, айтишники — хорошие граждане. Можно говорить, что они вырастают с ограниченным кругозором и прочее. Но нет, сейчас делаются хорошие продукты, программисты и люди, которые эти продукты придумывают, должны быть хорошо эрудированы. Люди с туннельным видением, которые думают, что достаточно просто написать код, гораздо менее востребованы, проигрывают в зарплатах — во всем. Огромное количество айтишников участвует в благотворительности, что-то делает, помогает. С экономической точки зрения они Беларусь двигают вперед, и не только для себя.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Как думаете, в Минске есть оформившееся айтишное сообщество?

— Как и все профессиональные сообщества, айтишники начинают придумывать свой сленг, какие-то свои штуки, но чтобы они отличались… Наверное, вместе с теми, кто говорит по-английски, ездит по миру, хочет постоянно учиться, — они действительно формируют какое-то сообщество. Главное, что они молодые, любознательные, и у них есть возможность эту любознательность удовлетворять.

-50%
-20%
-40%
-10%
-50%
-10%
-60%
-11%
-50%
-20%
-10%