Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Егору Михайловичу Александровичу — 91 год. Несмотря на свой солидный возраст, мужчина бодро справляется по хозяйству, а еще — несколько лет смотрит за своей лежачей женой.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Егор Михайлович (в деревне Фольварки его зовут Юрием) — единственный из местных ветеранов, который приезжает в Островец на концерты. На свой 90-летний юбилей он попросил у местных властей в подарок велосипед — старый сломался, а без «лисапеда» в глубинке совсем плохо — ни в магазин съездить, ни в аптеку, ни в ФАП за лекарствами для лежачей жены. Женщина уже несколько лет не встает с постели, и дед Юрий самоотверженно ухаживает за своей второй половинкой.

— Бяда, бяда, — шепотом говорит он. — Няхай яна не чуе толькі.

Свою «рабінку дарагую» дед Юрий холит и лелеет, и говорит, что без него она пропадет. А она целует его руки и украдкой смахивает слезу. Кажется, в этой деревенской хате с большой печкой и низким потолком разлилась любовь. Та самая, настоящая, о которой пишут в книгах, которая в горе и здравии.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Вероника и Юрий познакомились всего 10 лет назад. Свою будущую жену ветеран встретил, когда ему уже было 80 лет. Говорит, приглянулась — позвал на свидание, а потом и в дом привел. С того момента и стали жить вместе. Официально не расписывались, но кольцо своей избраннице мужчина все-таки подарил и назвал женой. И он, и она — вдовцы. Познакомились на похоронах.

— У нашым узросце вось дзе знаёміцца? На хаўтурах. Дык я да яе ў дом прыязджаў некалькі раз на пахаваннях спяваць. Ну і падумаў, што добрая жанчына засталася адна, і я адзін. Ужо не хацеў жаніцца, але ўбачыў яе — і ўсё. Ну, пахадзіў-пахадзіў, ды прыехаў з прапановай. Вось так і жывем.

Вероника сидит молча, слушает, качает головой, а потом говорит, что хорошо всегда жили, не ссорились.

— Ну як не сварыліся? Сварыліся ж, — перебивает Юрий.

— Ды ідзі ты. Якія ж гэта сваркі — так палюлюкалі…

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Женщина говорит, что в какой-то момент подумала: стала обузой для мужа. Но нет. Юрий твердо решил — за женой будет смотреть. И вот уже несколько лет жизнь идет по заведенному кругу, который подчиняется заботам о больной Веронике. То окошко открыть — душно в хате стало, то обед приготовить, то дома убрать, то судно вынести, то посадить ее, когда лежать уже невмоготу, то вывезти на специальном кресле во двор. Дед все время в хлопотах.

Конечно, помогают родственники, но он предпочитает справляться сам. Правда, от некогда большого хозяйства, где были и кони, и коровы, и свиньи, почти ничего не осталось. Сил не хватает, но огород засадил и с гордостью показывает свои сотки.

Егор Михайлович прошел войну, оказался в польской армии, с которой почти дошел до Берлина. Но в одном из боев контузило. Вернулся домой, стал хату приводить в порядок. Был на все руки мастер, где только не трудился — и в местном колхозе, и дома строил, и полы настилал. А еще помогал восстанавливать старинный костел в Михайлишках.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Яшчэ пры Сталіне стаў хадзіць па вёсках — збіраць грошы на рамонт. Разам з іншымі дамагліся таго, каб касцёл перадалі нам. А што мне той Сталін — не баяўся я яго. Яго вунь няма, а касцёл стаіць.

В местечке ветеран — мужчина видный, в живых остались в основном женщины. Кому по хозяйству помочь надо, кому почту занести, после Юрий неизменно спешит к своей Веронике.

— Канешне, люблю сваю рабiнку, — дед пересаживается к жене поближе, обнимает и нежно целует в щеку. —  Не можам мы, мужыкі, без вас, не можам.

И как доказательство этого Егор Михайлович рассказывает о своей жизни. Женат был трижды, и каждую жену сильно любил.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

О своей первой жене, Стасе, рассказывает долго: как пришел из армии, как увидел девушку, как внутри что-то кольнуло, как решил, что будет с ней жить всю жизнь. Позвал замуж, обвенчались в костеле. Но до конца дней быть вместе не получилось. Мужчина вспоминает, как его Стасечка заболела.

— Грып гэта быў, здаецца. Стала блага дома, павёз у шпіталь. Укалолі нешта — стала лепш. Ну я накрыў паляну для дахтароў. Сідзім, а ёй дрэнна становіцца. Я зрабіў ёй іскуственае дыханіе, трохі аджыла, але ненадоўга. Раскінула так рукі і кажа, что памірае, а я кажу — не-не, не паміраеш, усё будзе добра. Але памерла. Нічога тут не паробіш.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Сильно горевал, без матери остались двое детей. После начал искать пару — одному было некомфортно.

— Паехаў па вёскам. Але так атрымлівалася, што каму я падабаюся, мне не даспадобы. І наадварот. Але сустрэў Ядзю.

С Ядей прожили несколько лет, она умерла, когда Юрию было за 60. И снова он поехал по деревням. Встретил еще одну Стасю.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Развадная яна была. Але я падумаў — чаму не. Спадабалася мне.

Со второй Стасей получилось не очень хорошо. Прожили два года вместе, и женщина решила уйти от мужа, забрав все его сбережения — а это несколько тысяч долларов.

— І ведаеце, так абідна было. Я ж ёй ўсё: хочаш завушніцы — на завушніцы, хочаш новую сукенку — паехалі на рынак. І тут сусед кажа мне — бягі дахаты хутчэй — твая жонка рэчы вывозіць.

Больше всего мужчину впечатлило, что помимо своих вещей женщина вывозила и вещи его второй жены.

— Але яна ж баба мая. Угаварыў застацца. Пражылі некалькі месяцаў, і яна прыхапіла грошы і з’ехала. Доўга мы з ёй судзіліся і спрачаліся. Пасля гэтага вырашыў, што на развадных нават глядзець не буду. І потым сустрэў Вераніку. Вось і ўся гісторыя.

Егор Михайлович рассуждает о любви. Говорит, что чувства могут появляться по-разному, и одного рецепта, как встретить ту самую вторую половинку, нет. Надо трудиться над отношениями и просто хорошо относиться к своему спутнику, где-то промолчать, где-то приобнять — вот и вся премудрость.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Вераніка кажа, што, калі памрэ, дык я новую бабу прывяду. Але ж я думаю, што не прывяду — стары ўжо стаў.