Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


В марте 2015 года прошли массовые аресты на пропускном пункте «Каменный Лог». Сотрудников таможни арестовали и предъявили обвинения в получении взяток на несколько миллионов долларов. TUT.BY решил узнать, как живут семьи фигурантов громкого дела и как изменилось их положение за последние 2,5 года.

Фото: Ирина Малиновская, TUT.BY
Фото: Ирина Малиновская, TUT.BY

— Мы не следим за судом. Один день поговорили и забыли. Чужие миллионы нас не касаются, пусть сами разбираются с ними, — говорят жители Ошмян, правда, потом добавляют: — А это правда, что Гарник заплатил три миллиона долларов и вышел на свободу?

Если сейчас местные не хотят обсуждать эту тему, то в марте 2015 года небольшой городок Ошмяны гудел — из 96 сотрудников «Каменного Лога» сотрудники КГБ задержали 58 человек! Эту новость обсуждали все: продавцы на рынке, работяги возле котельной, солидные бизнесмены. История о том, как у Гарника Сарумянца, бывшего таможенника и бизнесмена, нашли под ванной наличными 1,8 миллиона долларов облетела всю страну. Понятые сутки просидели в квартире Сарумянца, пока сотрудники КГБ пересчитывали каждую купюру.

— Мне представили фотографии при обыске сотрудников — это ужас! Это огромная комната, полностью выложенная пачками купюр по 10 тысяч долларов каждая, там шагу ступить негде, — комментировал громкое дело президент.

Фото: Екатерина Борисевич, TUT.BY
В этом доме нашли наличными 1,8 миллиона долларов. Фото: Екатерина Борисевич, TUT.BY

Фигурантов дела обвинили в том, что они брали взятки за оформление машин с цветами. Одна фура стоила 250 долларов, в среднем с одной машины, по версии обвинения, таможенник получал 50 условных единиц. За пять лет суммы взяток оценили в несколько миллионов долларов. С осени 2016 года в Минске идут заседания: дела 16 фигурантов рассматривают в Минском областном суде, еще 11 человек — в суде Партизанского района, 13 — в суде Октябрьского района, остальных — во Фрунзенском. Вот-вот им будет оглашен приговор.

«Таможенники всегда считаются в городе богатыми и обеспеченными людьми»

На тихой улочке Ошмян на окраине города выделяются два красивых коттеджа. Аккуратные дома обнесены глухим забором.

— Где Гарник, вы знаете, — говорят соседи бывшего таможенника Гарника Сарумянца. — Иногда в доме появляется его мать, но в последнее время что-то не видно.

Фото: Екатерина Борисевич, TUT.BY
Фото: Екатерина Борисевич, TUT.BY

Услышав вопрос, общается ли семья таможенника с местными, женщины улыбаются.

— Посмотрите на нас, мы обычные работяги, а таможенники всегда считаются в городе богатыми и обеспеченными людьми, — отвечают они и начинают полоть огород.

В новый дом Гарник Сарумянц заселиться не успел, даже невооруженным взглядом видно — коттедж нежилой. Во дворе только зеленый газон, окна на втором этаже завешены какой-то тканью. На соседнем участке, по словам местных, дом сотрудника таможни, которого тоже арестовали весной 2015 года. Возле крыльца много детских игрушек, большая машинка, но женщины, которые выходят из коттеджа, говорят, что никакого отношения к ошмянской таможне не имеют.

Фото: Екатерина Борисевич, TUT.BY
Фото: Екатерина Борисевич, TUT.BY

— Недавно видели жену Гарника, шла по рынку, одета скромно. Конечно, чувствуется разница, как семья жила раньше и теперь, — рассказывает TUT.BY продавец на рынке.

— Мне кажется, это деньги не Гарника, — встревает в разговор другой продавец. — Посмотрите, в какой квартире он живет. Ничего особенного.

Квартира, в которой нашли 1,8 млн долларов под ванной, находится в старом доме. Узнав, что на пороге журналисты, жена обвиняемого резко отвечает:

— Я не буду ни с кем говорить!

Возможно, это связано с тем, что ее муж признал вину частично. Не отрицает, что давал взятки сотрудникам таможни, но не согласен с тем, что входил в состав преступной группы и руководил ей.

Во время предварительного расследования Сарумянц рассказал: его знакомый литовец Геннадий Танкелюн попросил провезти через границу 1,8 миллиона долларов. Гарник согласился, взял сумку с наличными, но когда открыл ее дома, передумал и спрятал деньги под ванной. Скорее всего, вся сумма будет конфискована по приговору суда.

«Все хотят работать в таможне»

Соседи многих фигурантов отмечают одно и то же: еще до громкого дела семьи таможенников не очень с ними общались, а после ареста тем более все общение сводится к «здравствуйте — до свидания».

— Не работает звонок, так что бесполезно нажимать на кнопку, — говорят жители улицы Советской, проходя мимо дома бывшего начальника отдела таможни Игоря Высоцкого.

Коттедж находится в центре города, прямо напротив Дома культуры. Говорят, здесь не раз во время рождественских вечеров выступал таможенник, Высоцкий пишет стихи и поет романсы. В течение дня мы несколько раз пытались поговорить с женой задержанного, но женщина на улицу не выходила.

— Обычно днем она возвращается из школы, где преподает уроки по классу баяна. Паркует машину у крыльца и больше не выходит, — рассказывают ошмянцы.

Фото: Екатерина Борисевич, TUT.BY
Дом Игоря Высоцкого. Ущерб он возместил еще во время предварительного расследования. Фото: Екатерина Борисевич, TUT.BY

Иногда семьи сотрудников таможни приходят на центральный городской рынок. Но в день нашего приезда тут были только продавцы и ни одного покупателя.

— Сейчас никто ничего не покупает: ни богатые, ни бедные. Сами видите, сидим без работы, — сетуют продавцы. — Если честно, то таможня — единственное место, где можно заработать нормальные деньги. Средняя зарплата в Ошмянах 230-250 рублей. Как жить на такие деньги? Конечно, все хотят работать в таможне. Взял, отсидел, вышел — и живешь как человек.

Дома и квартиры фигурантов громкого уголовного дела разбросаны по всему городу. Некоторые дома элитными никак не назовешь, стоят в неприглядном месте, давно не было ремонта.

«Если квартиру заберут, то придется еще 36 лет по ней погашать кредит?»

Розовый трехэтажный дом в переулке Якуба Коласа ошмянцы называют «домом таможенников». Квартиры здесь построены в кредит на 40 лет. Два инспектора, которые жили с семьями в этом доме, сейчас под стражей.

— Страшно смотреть на их жен. Плачуць, галосяць, — говорит жительница городка.

Дверь квартиры, которая принадлежит 47-летнему Тадеушу Высоцкому, открывает жена. По щекам женщины начинают катиться слезы, она предлагает пройти в дом, чтобы мы увидели собственными глазами, как «богато они живут». Обстановка достаточно скромная, самое ценное в квартире — мягкий уголок и большой холодильник, взятый в рассрочку.

— Следователи наложили арест на наше единственное имущество — эту квартиру. Если по суду ее конфискуют, не знаю, что делать. Где тогда жить? А если заберут, придется еще 36 лет погашать кредит? — пока у Валентины Чеславовны вопросов больше, чем ответов.

Фото: Екатерина Борисевич, TUT.BY
В этом доме живет Тадеуш Высоцкий и еще один обвиняемый. Фото: Екатерина Борисевич, TUT.BY

Ее мужа, старшего инспектора ошмянской таможни Тадеуша Высоцкого, задержали 1 сентября 2015 года в собственной квартире. Мужчину обвинили в получении взяток на сумму около 8 тысяч долларов. Сам обвиняемый категорически отрицает свою вину.

— Свидетелей нет, есть только показания одного человека, который быстро вышел на свободу, — уточняет Валентина Высоцкая. — Если раньше я могла оплачивать адвоката, то теперь денег нет, поэтому мужу во время суда назначен государственный защитник. Я просто не в состоянии платить по 300-350 рублей за один день работы.

«8 тысяч долларов — астрономическая сумма. Сразу сказала мужу, что таких денег не найду»

Арифметика у Валентины Чеславовны простая. Ее зарплата завхоза в школе — 350 рублей, 120 из них уходит на погашение кредита за квартиру, остается еще оплатить коммуналку, купить продукты и собрать дочке сумку в институт. Одна поездка в Минск к мужу на свидание в среднем обходится в 100 рублей.

— Чтобы как-то выжить, мне помогает сын. Он оплачивает сестре съемную квартиру в Гродно, так как общежитие дочке не дали, родственники мужа и мои тоже оказывают помощь, — объясняет Валентина Высоцкая.

В таможню Тадеуш Высоцкий пришел 10 лет назад, а до этого много лет работал председателем колхоза. Его жена такой смене профессии была не рада, в Ошмянах таможенников «арестовывают не первый раз». Женщина боялась, что может остаться одна. Так и вышло. О том, как идет процесс в суде Партизанского района, где судят Тадеуша Тадеушевича, она узнает из СМИ. Если ездить в столицу на автобусе каждый раз, придется бросить работу и остаться без средств к существованию.

— Когда мужу насчитали ущерб, то в сумму вошел даже тот период, когда он лежал в больнице с инфарктом. Как он мог брать взятки в таком состоянии? Для меня 8 тысяч долларов — астрономическая сумма. Я сразу мужу сказала: таких денег не найду, у нас простая семья, все люди скромные. Муж все знает, все понимает, сказал, когда выйдет на свободу, устроится на работу и будет возвращать эти деньги, если суд присудит, — рассказывает TUT.BY Валентина Высоцкая.

Женщина начинает улыбаться, только когда речь заходит о письмах мужа. В огромном пакете около 300 конвертов, все подписаны «Валюше». Супруги переписываются постоянно, чтобы Тадеуш Тадеушевич был в курсе всех событий, ему в СИЗО выписывают местную районную газету.

«Людзi плацяць, таму што хочуць дадому»

Вместе с Тадеушем Высоцким в суде Партизанского района Минска судят еще одного инспектора — Алеся Юркойтя. Он также не признает своей вины и отрицает, что брал взятки. Следствие выставило сумму ущерба в 12 700 долларов.

Алесь — известный краевед, говорит только на белорусском языке, на мове дает и показания в суде. Дома, в деревне Ворняны Островецкого района, его ждут жена и трое детей.

— Алесь — достаточно известная фигура в городе. Это так необычно — беларускамоўны таможенник, прекрасно знает историю. Поэтому читаем в интернете все про суд, интересно, чем это закончится, — говорят жители Островца.

С супругой обвиняемого Анной мы встречаемся возле родительского дома.

— Зараз нам дапамагае мама, адна i другая. Адной 70 гадоў, другой 82. Можаце сабе ўявiць, — рассказывает TUT.BY Анна, которая сейчас работает в банке. — Я лiчу, што ўрона краiне, як гэта выстаўляе следства, няма. Супраць мужа няма нiякiх доказаў, ёсць толькi нейкiя словы сведкi: «Магчыма, праз некага я перадаваў яму грошы». Не было такога, каб Алесь браў нешта ў рукi.

Алеся задержали в марте 2015 года, вину он не признает. Фото: svaboda.org

За решеткой Алесь Юркойть находится с 24 марта 2015 года. До того, как начались массовые задержания, инспектора вызывали в КГБ на беседу, но тогда и не думал, что все может закончиться громким уголовным делом. Юркойть почти 20 лет проработал в таможне, следствие ничего не арестовало у семьи, потому что «ничего такого нет». На вопрос, будет ли жена выплачивать 12 700 долларов, женщина сразу отвечает: «Нет!» Иначе юридически это уже будет считаться признанием вины.

— Вы ж самі бачыце, што адбываецца ў Мiнскім абласным судзе. Людзі плацяць, таму што хочуць дадому. Як толькі яны ўнеслі грошы, пракурор адразу ж запытаў ім меншыя тэрміны, — говорит Анна. — Чамусьцi лiчыцца так: калi чалавека закрылi, то ты ўжо вiнаваты, а даказваць гэта нiхто не збiраецца. Алесь i я верым, што яго апраўдаюць. У нешта ж трэба верыць, бо ёсць справядлiвасць.

Судебный процесс в суде Партизанского района возобновится 15 августа. Четверо фигурантов из 11 полностью отрицают свою вину.

Начальника таможни приговорили к 7 годам лишения свободы

Первый приговор по делу ошмянских таможенников был вынесен 29 декабря 2016 года. Минский областной суд признал виновным бывшего начальника таможни Ивана Ниверкевича в получении взяток на сумму в 238 миллионов неденоминированных рублей и приговорил к семи годам лишения свободы. О том, что судят Ниверкевича, пресса не знала, процесс не освещался, о наказании бывшему таможеннику стало известно не сразу.

8 августа в Минском областном суде будет оглашен приговор 16 фигурантам. Накануне прокурор запросил для них от 3 лет ограничения свободы до 12,5 года лишения свободы, гособвинитель запрашивал наказание с учетом признания вины и погашения ущерба. К примеру, двое обвиняемых погасили ущерб в размере примерно 120 тысяч долларов, один — 90 тысяч, еще один — 60 тысяч. Адвокаты также просили обратить внимание суд на этот факт.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Адвокаты обвиняемых таможенников в Минском областном суде. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Непонятно, почему прокурор запросил столь суровое наказание для Высоцкого (9 лет лишения свободы. — Прим. TUT.BY), если он с лихвой возместил ущерб еще на стадии предварительного расследования. Прошу назначить ему минимальное наказание, — обращался к суду адвокат обвиняемого Высоцкого.

А вот Юрий Ковальчук и Игорь Бубнов просили полностью их оправдать. Если большинству фигурантов предъявили обвинение по ч. 3 ст. 430 УК «Получение взятки в особо крупном размере», то бывшему заместителю начальника таможни Юрию Ковальчуку еще по ч. 3 ст. 425 УК «Бездействие должностного лица».

Родственники фигурантов дела, которых судят в Партизанском, Октябрьском и Фрунзенском судах Минска, прогнозируют, что приговоры таможенникам будут вынесены до 1 сентября.

0058045