/ /

Еще в конце прошлой недели синоптики предупредили: в среду будет горячо. В некоторых местах температура поднимается до +35. И пока все вокруг плавятся от жары, TUT.BY побывал там, где даже летом плавят снег. Набросьте кофты, мы в «Чижовка-Арене».

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Даже сегодня на арене +12. Сотрудники отдела подготовки льда заметны сразу — зимой и летом на работе они в куртках. Хотя не все. Начальник Дмитрий Видута в майке.

— Неужели жарко? — интересуемся.

— Тут дел бывает столько, что пот ручьем, — то ли в шутку, то ли всерьез отвечает Дмитрий. — Да и работаю я здесь с 2014 года, привык.

Как говорится, закалка. Причем такая, что за все это время на больничный ни разу не ходил.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

У машиниста Александра Супрона опыт поменьше, возможно, поэтому и одежды на нем побольше — теплая куртка, штаны. Смена у него с 12.00 и до полуночи. За это время с напарником, тоже Александром, они пять раз почистят и зальют на арене лед.

Сейчас 14.00, только что оттренировались хоккеисты, откуда-то доносится: «Саша, заводи!». Итак, два комбайна выходят на арену! На все про все у них минут 5−6.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

А мы в это время расспрашиваем начальника, влияет ли хоть как-то на их работу жара?

—  Желающих взять в такую погоду дополнительную смену у нас нет. Да и отпуска у всех в основном летом, — улыбается Дмитрий Видута. — Греемся. А вот люди с улицы охладиться заходят. Одни просто в помещении немного постоят, другие покупают за 50 копеек билет и смотрят, как хоккеисты тренируются.

При этом сам собеседник признается, что больше любит работать зимой.

— Тогда после улицы и у нас кажется тепло, а после нас — и на улице вроде бы не холодно, — продолжает он.

— Опять шутите?

— Ну почему? Зимой тут, и правда, теплее, особенно во время «Рождественского турнира». Представьте, полная арена — девять тысяч зрителей. Кондиционеры работают, люди дышат, воздух до +18 прогревается.

— Да и перепад температур зимой так не чувствуется, — говорит Александр Супрон. — Конечно, если в жару все время в помещении, этого особо не замечаешь. А те, кто курит, они же каждый раз из арены как в баню выходят. А это для здоровья не очень. Вчера, например, был на выходном. Гуляли с дочкой, забежали сюда спрятаться от жары, так она сегодня уже кашляет.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Александр Гавриленко и Александр Супрон (слева направо).

Время идет быстро. Комбайны заполняются все больше — за пару минут одна такая машина собирает примерно три кубометра спрессованного снега. А это 400−500 литров воды. Его тут же сгружают в яму, откуда он водой уходит в канализацию.

— И никто не просит на дачу, например, чтобы охладиться? — спрашиваем, глядя на тающие белые глыбы.

— Желающих пока не было, — смеется Дмитрий. — Правда, прошлым летом машин десять убранного снега вывезли на улицу, получился огромный сугроб. Детям, конечно, было радости. Тепло, а они в снежки играют.

— Выходит, и в жару у нас снег никому не нужен?

— Ну почему? Хоккеисты берут, — отвечает. — Потом раскладывают по пакетам — и в холодильник. А если ушиб, прикладывают к ноге или руке.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Та самая яма, в которой тает снег.

А к нам с комбайнов сходят тезки.

— Чайку бы? — спрашиваем у Александров.

— Но лучше коньячку, — отвечает машинист Супрон, и тут же исправляется: — Шучу, чай на перерыве пьем, а вот мороженое — не едим. На предыдущей работе в жару мы постоянно кого-то из ребят за ним посылали. А здесь, сколько работаю, ни разу не покупал.

— Не хочется?

— Совсем, особенно льда.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-50%
-20%
-50%
-35%
-15%
-30%
-20%
-25%