1. Белоруска запустила уникальную платформу помощи бездомным животным. Ее проект оценили даже в ЕС
  2. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  3. Нацбанк повышает ставку рефинансирования до 8,5%
  4. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  5. В Беларуси ограничили доступ к сайтам про политзаключенных и учебу в Польше
  6. Лукашенко и Алиев встретились в Азербайджане: что обсуждали на переговорах
  7. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  8. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  9. «Ты как будто забываешь, кто ты. Невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  10. От документалки про ЖКХ до «организации протестов». Что за блогеры Петрухин и Кабанов, которым дали по 3 года
  11. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  12. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  13. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  14. «Алкоголь — основная причина». Врач рассказывает, почему появляется панкреатит и как его лечить
  15. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  16. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  17. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  18. В Беларуси построят хранилище для отходов с БелАЭС. Выбор площадки все еще идет
  19. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи
  20. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  21. Минчанку судят за оскорбление Ермошиной. Глава ЦИК в суд не явилась
  22. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  23. Брестским блогерам Петрухину и Кабанову вынесли приговор в Могилеве. Их самих в суд так и не пустили
  24. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  25. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  26. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  27. Приговоры, задержания и фотопроект о детях политзаключенных. Что происходит в Беларуси 14 апреля
  28. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  29. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  30. Как наши спецслужбы могут задерживать белорусов в России? Спросили у эксперта


Юрий Рубашевский,

Высокие деревья и буйно разросшийся кустарник практически полностью поглотили «старое» кладбище возле деревни Рачки Жабинковского района. Родственники примерно полутора десятков захороненных как могут ухаживают за могилами. Но к месту упокоения близких им приходится добираться по засеянному полю и опушке леса, пишет «Вечерний Брест».

Фото: Вечерний Брест
Фото: «Вечерний Брест»

Крест, вросший в дерево, уже поваленные деревья и деревья, готовые рухнуть от старости, кусты в человеческий рост, «залежи» веток по колено — вот первое впечатление от старого кладбища возле деревни Рачки. Правда, территория возле примерно полутора десятков могил более-менее расчищена, у памятников стоят цветы. Родственники как могут сохраняют приличный вид возле захоронений близких. Но своими силами с наведением порядка на всем кладбище им явно не справиться.

Кладбище возникло в XIX веке. Здесь хоронили жителей деревень Рачки, Пшенаи и Нагораны. Место было выбрано на опушке небольшого леса, оно было обозначено по периметру рвом. Но вскоре начались подтопления, и для нового погоста было выбрано место повыше, метрах в пятистах. Последнее захоронение на «старом» кладбище датируется 1979 годом.

С того года лес начал наступление на кладбище и явно побеждает. Местные жители обращались в различные инстанции с просьбой о помощи в наведении порядка. И первый ответ поступил 21 марта 2016 года от тогда еще депутата Палаты представителей Национального собрания РБ Владимира Пузыревского.

В частности, он разъяснил, со ссылкой на действующее законодательство, как должен быть организован уход за кладбищами:

«…Организация работ по содержанию и благоустройству мест погребения осуществляется местными исполнительными и распорядительными органами базового территориального уровня, поселковыми, сельскими исполнительными комитетами… Содержание и благоустройство мест погребения осуществляются специализированными организациями, иными юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями. В сельских населенных пунктах поселковые, сельские исполнительные комитеты, на территории административно-территориальной единицы которых находится место погребения, определяют лиц, ответственных за содержание и благоустройство места погребения…»

Через некоторое время на вопрос ответил и Жабинковский райисполком (датируется 27 сентября 2016 года): «Жабинковским сельским исполнительным комитетом в лесном массиве возле д. Рачки установлено место захоронения, не входящее в границы существующего кладбища. Старое кладбище расположено в лесу и в настоящее время закрыто для захоронений, каплицы на территории кладбища нет, имеются семь могил с соответствующими атрибутами и несколько больших камней, которые предположительно могли служить надгробиями».

С приведенным подсчетом числа захоронений согласиться невозможно. Будучи непосредственно на месте, насчитал почти полтора десятка могил, за которыми ухаживают. И не менее двадцати крестов и оснований под ними, сохранившихся, судя по их виду, еще с XIX — первой половины XX веков. Полагаю, их гораздо больше, если умудриться подсчитать все те, что закрыты молодой порослью деревьев и кустарником.

Возможно, вся проблема в том, что кладбище ни за кем не числится. Председатель Жабинковского сельского совета Галина Окулич пояснила, что при передаче Хмелевского сельсовета в Жабинковский это место захоронения «на балансе» не значилось. И сегодня его на учете нет. Галина Степановна посетовала на местных жителей: «Мы объявили несколько субботников — никто не пришел. Может, потому, что значительную часть жителей д. Рачки составляют выходцы из Украины, которые прямо говорят: „Чего мы пойдем, если там у нас из родных никто не захоронен“. Но мы в июне-июле объявим еще один субботник, ЖКХ готово вывезти мусор, предоставить технику».

К сожалению, одним субботником не обойтись. Надо спиливать деревья, вывозить ветки и уже упавшие стволы. Вычистить кладбище от кустарника, который спрятал старые кресты. Очистить ров, который окаймляет место захоронения. Проложить нормальную (пусть земляную) дорогу к кладбищу — сегодня тем, кто идет к нему, приходится топтать посевы свеклы, которые вплотную подходят к погосту. Вероятно, верхом самонадеянности стоит считать предложение оградить кладбище и установить бак для сбора мусора — для нужд тех людей, что приходят убрать могилы близких. И напомним законодательство: за нормальное состояние мест захоронения отвечают в первую очередь органы исполнительной власти.

Фото: Вечерний Брест
Фото: «Вечерний Брест»

В списках не значится

В приведенном выше ответе Жабинковского райисполкома также указывается, что «данные захоронения не значатся как историко-культурные ценности». Между тем многие старожилы утверждают, что посередине кладбища была возведена каменная каплица, в которой был захоронен царский морской офицер Павел Потулов с супругой. Могилы были разрыты в поисках сокровищ, сама каплица разобрана местными комсомольцами в 1939—1940-х годах. Действительно, личность не вымышленная, реально существовавшая. И место былой каплицы сегодня «читается». Оно подтверждается картой 1885−1886 годов, составленной военно-топографическим управлением.

Более того, до сих пор на кладбище сохранился металлический крест с надписью: «За упокой Демьяна, Ивана, Антона и Матвея Головенчуков. 1879 г.». Да и некоторые другие кресты явно выполнены лет 80−100 назад. Если уж и не включено кладбище в историко-культурное наследие, то сохранить его в надлежащем виде как местную достопримечательность стоит. А главное — отдать память всем тем, кто жил здесь до нас.

-53%
-50%
-20%
-20%
-34%
-50%
-14%
-30%
-30%
0068422