Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры

опубликовано: 
обновлено: 
/

В суде Молодечненского района идет процесс над учителями СШ № 11, которые сопровождали 13-летнюю ученицу на уборке картофеля в сентябре прошлого года. Девочка погибла под колесами грузовика, водитель уже осужден. Теперь на скамье обвиняемых педагоги, их винят в недосмотре.

Напомним, 29 сентября во время уборки картофеля под Молодечно погибла ученица 8-го класса 13-летняя Виктория Попченя — на нее наехал грузовик. Водителя уже приговорили к 3 годам ограничения свободы.

Теперь судят двух учителей средней школы № 11, которые сопровождали детей на поле. Их обвиняют по ч. 2 ст. 165 УК (Ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья малолетнего, повлекшее по неосторожности смерть). Санкция статьи — ограничение или лишение свободы на срок до 4 лет.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Процесс ведет судья Павел Жечко, гособвинитель — Виктория Полещук.

Обвиняемые — 32-летняя учительница французского языка Ольга Завадская и 44-летняя Ирина Апанасевич, учитель физики. Никто из них не был классным руководителем у девочки.

— Будучи обязанными (…) выполнять письменные и устные приказы руководства, не противоречащие законодательству (…), обеспечивать безопасность учащихся (…), получив устное распоряжение о сопровождении детей в рамках образовательного процесса на сельхозработы (…) в нарушение устава школы, договора, инструкции учителя (…) не приняли мер (…) проверки наличия у учащихся знаний и навыков (…) — не отставать, смотреть по сторонам после сбора картофеля, пропускать транспорт и продолжать движение при его отсутствии рядом (…), не обеспечили безопасное сопровождение (…), не приняли мер против растягивания учащихся по полю (…) при очевидном нахождении рядом с ними грузового транспорта (…), оставили без присмотра на поле, вследствие чего был совершен наезд, — зачитала обвинение прокурор Полещук.

— Полностью признаю свою вину, — сказала каждая из учителей.

О поездке на картошку обвиняемые педагоги Ольга Завадская и Ирина Апанасевич узнали за день. Это было устное распоряжение завуча по воспитательной работе Дениса Курца, который составлял поименные списки учеников. Уже после трагедии его перевели на должность соцпедагога.

— Завуч сказал, что завтра я обязана ехать на поле с детьми своего класса (10-го. — Прим. TUT.BY) — десять человек. И еще Завадская — тоже 10 человек. Через какое-то время был изменен список, и там остались пять моих учеников, десять — из 8 «А» класса (где училась погибшая девочка. — Прим. TUT.BY) и пять — из 11-го класса. Один мальчик утром не пришел, его мама не отпустила, — рассказала в суде учитель физики Ирина Апанасевич.

Старшеклассников решили не отвлекать от репетиции «Дня самоуправления» 28 сентября. Так в списке оказались дети младше 14 лет, которых запрещено привлекать к труду.

— Чье это было решение? — уточнил судья.

— Курца.

— Вам известно о запрете работать детям до 14 лет? — спросила прокурор.

— Я знала о запрете. Но не знала, сколько лет было этим детям, так как не являлась их классным руководителем, — объяснила обвиняемая учительница.

Трагедия произошла, когда работы уже закончились. Дети шли к автобусу, работники СПК разрешили взять по ведру картошки бесплатно. 13-летняя Вика отошла от группы детей и попала под колеса грузовика, который двигался задним ходом. Учителя услышали только крик.

— Недосмотрела, — на вопрос о вине ответила Ирина Апанасевич. — Не определила опасность, которая может быть. Не собрала всех детей возле себя.

Тогда на поле (среди других организаций города) трудились еще три школы — по 20 учеников и два учителя от каждой. По словам обвиняемой, их дети вели себя хорошо и не получили ни одного замечания.

— Если бы детям не разрешили брать картошку, мы бы одной группой и ушли…

Вторая обвиняемая, учитель французского Ольга Завадская, говорит: она не знала точный возраст учеников. После изменения списка уточняла у руководства, почему должна сопровождать «чужие» классы.

— Мне сказали, что ничего менять уже не будут. Когда (завуч Курец. — Прим. TUT.BY) отдавал список, сказал, чтобы не волновалась — дети все «отобранные», с поведением проблем быть не должно. Нужно смотреть за порядком — чтобы не шумели, не бегали, картошкой не бросались. Больше никаких личных инструктажей со мной не было. Я встретила классного руководителя (8-го класса. — Прим. TUT.BY), она сказала, что поговорила с детьми о том, как себя вести и что брать. Потому я не пошла в класс общаться с учениками непосредственно.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
На снимке слева — завуч Денис Курец. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На вопрос, как нужно было смотреть за учениками в тот день, обвиняемая говорит:

— Я теперь понимаю, что должна была собрать всех ребят в одну группу и организованно вести к автобусу.

У родителей погибшей девочки, Юлии и Олега Попчени, судья уточнил важный момент, которому не дали отдельной оценки во время суда над водителем. Известно, что у 13-летней Вики Попчени был диагноз «тугоухость второй степени правого уха». Могло ли это как-то повлиять на произошедшее?

Дети вспоминали, что за секунды до наезда кричали девочке — но она не реагировала, как будто не слышала. Учителя также упоминали, что иногда Вика переспрашивала.

Но родители уверены: несмотря на диагноз, девочка слышала хорошо. И с транспортом проблем у нее не было.

— По городу ходила сама, в поликлинику сама. С 10 лет ездила на электричке, ходила пешком на железнодорожную станцию «Фестивальный» (одна из станций в Молодечно. — Прим. TUT.BY).

Выяснилось, что 13-летняя Вика сама хотела ехать на картошку, и семья не видела ничего плохого в этом «желании поработать». Девочка даже уговорила кого-то из одноклассников поехать вместе с ней.

На суде допросили бригадира СПК «Восход-Агро» Алексея Ревко. Свои обязанности описывает кратко: «Предоставить грядки и машину». От отдела образования на поле было около 100 человек, но их списка бригадир и в глаза не видел. А всего приезжали около 20 организаций.

— Вы для себя понимали, что это за люди и их возраст? — уточнила прокурор.

— Не определял. В тот момент — нет.

— Вы знали, что на поле есть люди младше 14?

— Нет.
— А должны вы были проверять?

— Нет.

— А если бы знали, что на поле есть дети — ваши действия? — уточнила адвокат одного из педагогов.

— Честно, не скажу даже…

— То есть, если бы вы знали, что там дети, то не знали бы, как с ними работать?
— Наверное, да…

Инструктаж работники СПК для приезжих не проводили: «Много было людей, мы никого там не знаем».

Суд продолжится 5 июля, допросят других свидетелей по делу.

Напомним, письмо с просьбой помочь убрать урожай разослал организациям города Молодечненский райисполком за подписью мэра Александра Яхновца. После этого — в адрес школ от отдела образования за подписью Инны Драпезы. В этом письме имелась формулировка «работников или учащихся (только 10 класс)». Но в итоге на поле оказались восьмиклассники. Известно, что приказ с поименным списком учеников подписали уже после трагедии.

Осенью отец погибшей школьницы Олег Попченя просил инспекцию по труду провести специальное расследование несчастного случая. По мнению правозащитников, в действиях нанимателя (СПК «Восход-Агро») и чиновников сферы образования усматривается целый ряд нарушений.

Главная претензия: к работам привлекли 13-летнюю девочку, хотя по закону детям разрешено работать только с 14 лет. Выяснилось также, что примерно за полгода до случившегося Министерство образования рассылало письмо, где указывало на запрет привлекать школьников к сельхозработам вовсе.

Но инспекция отказала в спецрасследовании. Позже суд согласился с этой позицией и поручил провести спецрасследование отделу образования Молодечненского райисполкома — по сути, органу, в адрес которого и звучали претензии.

Известно, что после гибели 13-летней Виктории Попчени выговоры получили директор школы, где училась девочка, и начальник отдела образования, спорта и туризма Молодечненского райисполкома.

-30%
-10%
-70%
-25%
-25%
-50%
-9%