21 июня в Брестском областном суде, где рассматривается дело по взрыву 26 августа 2014 года на Лунинецкой ТЭЦ, выступил генеральный директор РУП «Брестэнерго» Сергей Леоновец.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Гендиректор «Брестэнерго» (на фото левее) Сергей Леоновец и первый заместитель генерального директора ГПО «Белэнерго» Сергей Машкович выходят из здания суда

В Брестском областном суде продолжается рассмотрение уголовного дела по взрыву 26 августа 2014 года на Лунинецкой ТЭЦ. В статусе обвиняемых находятся четыре человека: генеральный директор РУП «Брестэнерго» Сергей Леоновец, два сотрудника предприятия и первый заместитель генерального директора ГПО «Белэнерго» Сергей Машкович, который ранее работал главным инженером «Брестэнерго». Им предъявлено обвинение в бездействии должностного лица, повлекшем тяжкие последствия (ч. 3 ст. 425 УК).

По версии обвинения, энергетики не обеспечили должного контроля за качеством выполнения пусконаладочных работ. В итоге вечером 26 августа на Лунинецкой ТЭЦ произошел взрыв котла, из-за которого один человек погиб, двое получили ранения. Материальный ущерб составил 21 миллиард 665 миллионов 49 тысяч 47 неденоминированных рублей (почти 2,1 миллиона долларов по курсу Нацбанка Беларуси на день трагедии. — Прим. TUT.BY), или 144 тысячи 433 базовых величины (в 2014 году размер базовой составлял 150 тысяч рублей. — Прим. TUT.BY).

«У нас таких специалистов нет»

21 июня в суде выступил генеральный директор РУП «Брестэнерго» Сергей Леоновец. В своей речи он отметил, что вину в инкриминируемом преступлении он «полностью не признает».

— Ознакомившись с текстом обвинения, не могу отделаться от мысли об абсурдности текста обвинения, о предвзятом отношении следствия к расследованию уголовного дела, игнорированию доказательств моей невиновности, построении доказательств на субъективных предположениях самого следователя, который будто бы сам находился на моем месте и знает, о чем я думал или не думал в 2014 году, определяет мотивы моих действий или бездействия, произвольно расширяет мои должностные обязанности, вменяет мне обязанности, не свойственные моему должностному положению и не предусмотренные нормативными актами, игнорирует требования нормативно-правовых актов, свидетельствующие в пользу моей невиновности. В свою очередь использует ненормативные правовые акты, которые противоречат законодательству Республики Беларусь, — отметил обвиняемый.

@Alex__Steff
Фото: @Alex__Steff

В своей речи гендиректор «Брестэнерго» подчеркнул, что ответственность за проведение пусконаладочных работ несет организация, которая их выполняет. В случае с Лунинецкой ТЭЦ пусконаладочные работы выполняла компания-подрядчик.

— Обязанности, которые, по субъективному мнению следователя, якобы я должен выполнять, в реальности должны были выполнять иные лица и организации в связи с заключенными с ними договорами или в силу возложенных на них обязанностей приказами РУП «Брестэнерго» и по филиалу РУП «Брестэнерго» «Пинские тепловые сети», — объяснил Сергей Леоновец.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Во время допроса старший прокурор отдела прокуратуры Брестской области Геннадий Бурый спросил у обвиняемого, было ли ему известно до взрыва 26 августа 2014 года о каких-либо недостатках или нарушениях при пусконаладочных работах по запуску котла на Лунинецкой ТЭЦ.

— Мне не было известно. Письменно мне не было ничего изложено. От пусконаладочных организаций не было никаких ни предложений, ни решений. Хотя по их обязанностям, если невозможно получить ожидаемый результат, пусконаладочная организация не должна ждать ни от кого никаких указаний. Я не обязан им давать эти указания — они мне не подчиняются. Они специализированы, они имеют лицензию, штат специалистов. У нас таких специалистов нет. В соответствии со своими профессиональными компетенциями мы не владеем всеми вопросами пусконаладки. Мы не можем им давать такие указания ввиду того, что не являемся технически подготовленными специалистами в этом плане…

Во время допроса сторона обвинения сообщила, что за несколько часов до трагедии в Лунинце представитель пусконаладочной организации предоставил в штабе перечень из 118 пунктов, которые необходимо было устранить для проведения пусконаладочных работ. В суде Сергей Васильевич сообщил, что эту бумагу он не видел.

— Было такое, что [сотрудник пусконаладочной организации] приобщал [перечень]? — спросила старший прокурор отдела прокуратуры Брестской области Надежда Некрашевич.

— Я на штабе такого не помню, но в материалах дела этот перечень есть. Но я лично не помню…

— Поднимал вопрос [сотрудник пусконаладочной организации] о том, что есть недостатки, которые требуют устранения?

— Я вам скажу, что [сотрудник пусконаладочной организации] не говорил, что нельзя проводить этап этот…

— Я не такой вопрос задала. Я спросила, говорил ли он о том, что требуется устранить недостатки?

— Я не помню.

Во время допроса Сергей Леоновец также отметил, что взорвавшийся котел, который изготовило одно из белорусских предприятий, был экспериментальным.

— Впервые в нашей системе — и в Беларуси, и в мире нет таких котлов. Он номер один, опытно-экспериментальный. И никто не знал (как с ним работать. — Прим. TUT.BY). Это черный ящик был для всех. Мы не имели на то время опыта эксплуатации. Это для нас было новое оборудование. Завод должен был себя повести как нормальный завод-изготовитель, который готовое, испытанное изделие должен отдать заказчику, а заказчик должен заплатить согласно договору. А тут получается завод отстранился, пусконаладочная организация, не буду ее винить, возможно, именно по недоработке завода не смогла сделать то, что была обязана. А заказчик остается виноват во всем… — заключил Сергей Леоновец.

— Вам навязали строительство этого котла? — уточнил защитник.

— Я хочу сказать, что мы не принимали решения о строительстве на Лунинецкой ТЭЦ этого оборудования. Хочу сказать, что позиция РУП «Брестэнерго» была совсем другая. Еще во времена визита главы государства на Пружанскую ТЭЦ, мы первые в Республике Беларусь построили станцию с современным оборудованием, европейским, которое всем понравилось. Тогда определились и сказали: вот по республике надо построить 20−30 станций. И родилось вот это потом постановление, государственная программа и так далее. Получилось так, что мы оказались заложниками ситуации — были в этом списке тем РУПом, где нужно было построить отечественное.

Санкция статьи, которая вменяется обвиняемым, предусматривает от двух до семи лет лишения свободы с конфискацией имущества или без конфискации.

Судебное заседание продолжится 22 июня.