Вера Ганкина,

Который день археологи, невзирая на капризную погоду, снимают сантиметр за сантиметром почву в траншее вокруг костела Божьего тела в Несвиже. Зачем? Да потому, что здесь расположатся специальные шпунты, которые должны обеспечить гидроизоляцию культовой постройки XVI века — грунтовые воды здесь очень высокие. Вопрос, по словам археологов, стоял так: либо сохранить нетронутым кладбище вокруг костела, либо спасать сам костел. Выбрали второе.

«Подайте мне рулетку!» Просьба застает меня врасплох. Оглядываюсь на самодельный деревянный столик, заваленный самыми различными инструментами. Есть здесь шпатели, совочки и даже кисти для расчистки. Где лежит та самая рулетка, которая оказывается больше обычной раз в десять, соображаю не сразу:

— Пожалуйста! А что вы будете делать?

— Археология — наука точная, — улыбается мой собеседник, сотрудник Академии наук Андрей Войтехович. — Наша задача — зафиксировать все находки, ведь исследуя культурный слой, мы фактически его уничтожаем. Этого участка в первозданном виде больше не будет, но мы перенесем его в виртуальное измерение.

Фото: БЕЛТА
Вопрос, по словам археологов, стоял так: либо сохранить нетронутым кладбище вокруг костела, либо спасать сам костел. Фото: БЕЛТА

 

Тайны лежат в земле

Выбор в пользу костела не значит, что часть кладбища, где положат шпунты, будет безвозвратно утеряна — его скрупулезно изучают. Археологи, а потом и антропологи. Затем, заверяют меня, останки будут перезахоронены.

Кстати, в этой мысли с археологами солидарны и историки: такие работы помогут узнать больше о самом прикостельном кладбище и о тех, кто там был захоронен. В крипте костела, и это доподлинно известно, хранятся останки самих Радзивиллов. А вот кто находился за его стенами?

— Лучше всего мы знаем костел изнутри, — включается в разговор старший научный сотрудник Национального историко-культурного музея-заповедника «Несвиж» Александр Ярош. — Территория снаружи практически не изучена. Первые раскопки проходили в 2000 году, это — вторые. Надеемся, они дадут нам ответы на многие вопросы. Мы только знаем, что костел строили семь лет — с 1584 по 1593-й. А освящен он был в 1601 году. В XVIII веке при Михаиле Казимире Радзивилле Рыбоньке костел ремонтировали. Но делали ли это раньше, менялся ли облик и его территории, нам пока неизвестно.

Нет ответа у специалиста и относительно легкой кладки из большого и сплюснутого красного кирпича, которую открыла траншея. И которая, по мнению археологов, относится примерно к XVII веку.

— Что за пристройка нам открывается, мы не знаем, — пожимает плечами Александр Ярош. — Вариантов, поверьте, может быть много. Нам лишь известно, что в стороне от костела был иезуитский коллегиум, который строился одновременно с костелом и находился здесь до 20-х годов XIX века. Правда, иезуитским он перестал быть за век до того, поскольку с территории Беларуси прогнали иезуитов.

Под камнем сим

Впрочем, полоса раскопок вокруг костела продолжает преподносить сюрпризы и задавать специалистам вопросы.

— На днях, — подводит меня к широкой могильной плите, на которой значится «Подвоевода Новогрудский Казимир Малявский, дата смерти 1718 год», Андрей Войтехович, — мы нашли вот это. Для полноты понимания, он — фактически второе лицо в воеводстве. И по документам мы знаем, что этот человек участвовал в избрании Августа II королем Речи Посполитой. Но вот кто находился под этой плитой, мы пока не уверены. Сам воевода или плита просто была вынесена во двор костела во время какого-то ремонта, загадка. Но под ней, а вот это уже абсолютно точно, мы нашли восемь тел.

То, что под стенами костела было кладбище, просвещают меня специалисты, абсолютно обычное явление. Но есть и то, что меня удивляет: останки, которые здесь находят, уложены… ярусами. Самые нижние — более старые захоронения, высшие — последние. Не грешно было останки предыдущего покойника собрать и ссыпать в кучку при захоронении следующего.

— Да потому, что прикостельная земля считалась священной, — надевая дождевик от внезапно полившего дождя, который не должен прервать работы, говорит Андрей Войтехович. — Быть похороненным в ней — большая честь. Вот и хоронили здесь одного за другим почетных горожан. Например, недавно мы нашли погребение с подвеской и монетой, которые приоткрыли нам тайну времени захоронения — это середина XVII века. То есть практически с момента строительства самого костела.

Кстати, в крипте костела изначально лежали не только Радзивиллы, убежден Александр Ярош:

— По мнению польских исследователей, крипта была поделена условно на сектора. Некоторые части использовались коллегиумом, некоторые — местной шляхтой, в том числе наиболее знатной, к которой и относились Радзивиллы. Сохранились безымянные захоронения. И есть много документов, что тот-то умер в Несвиже в таком-то году. Как правило, XVIII век. Может, их хоронили здесь. Хотя есть вероятность, что за территорией города было и другое кладбище. Но где точно, мы не знаем.

Фото: "СБ Беларусь Сегодня"
Что за пристройку близ костела раскрыли раскопки, по словам археолога Андрея Войтеховича, не знает никто. Фото: «СБ Беларусь Сегодня»

 

Зуб мудрости

Несвижская земля уже поделилась с нами некоторыми тайнами, приоткрывает эту завесу антрополог Академии наук Владислав Кумплевский:

— В несвижском архиве сохранились метрические книги тех времен, так что можно будет попробовать идентифицировать похороненных. В том числе по поводу захоронения Казимира Малявского. Мы обследовали несколько тел. Одно из них, например, принадлежит пожилой женщине лет 70. К сожалению, при работах многие останки были повреждены, в том числе самая информативная их часть — черепа.

А вот останки другого человека — мужчины лет 60, которые при очередном захоронении были ссыпаны в кучку, — сохранились лучше. И о нем кое-что уже можно сказать. Например, то, что, несмотря на возраст, все его зубы были целыми, кроме одного — зуба мудрости, который причинял своему хозяину немало проблем. Из-за структуры челюсти он вырос неправильно — горизонтально десне и упирался в здоровые зубы. А когда с возрастом все зубы немного съелись — пища-то в те времена была более грубой, — зуб попросту мешал сомкнуть челюсти. Тогда человек обратился к стоматологу тех времен, и его зуб подпилили.

Была у этого человека еще одна примечательная черта — костяной нарост на лобной части черепа. Надеемся, эти черты, а приличный «гузак» на лбу не мог остаться незамеченным, помогут нам опознать усопшего. Кстати, это генетическое заболевание передается по мужской линии. Кто это? Сам ли подвоевода? Его родственник?

Этой тайне недолго осталось быть неразгаданной.

{banner_819}{banner_825}
-15%
-20%
-60%
-10%
-30%
-50%
-21%
-20%
-47%
-10%