Вероника Гришина / Фото: Дмитрий Кульжаков /

Переводчик Александр Картель почти полвека посвятил изучению иностранных языков. Вместе со Streamline мы поговорили с человеком, который знает 20 языков, об английской королеве, шведском невежестве и умных людях.

Фото: Дмитрий Кужальков, TUT.BY

— Фраз «владеть языком» и особенно «владеть языком в совершенстве» я панически боюсь, потому что не верю в такую возможность, — опережая все вопросы, предупредил собеседник. — Даже английская королева хорошо не владеет английским. В языках огромное количество слов, и никто никогда не будет знать их все. Да это и не нужно, чтобы говорить. В советских бланках использовалась фраза: «Читаю со словарем». Это не уровень, а недоразумение. Язык — это в первую очередь речь, поэтому я пользуюсь терминами «могу объясняться» и «могу переводить». Если посчитать языки, которыми могу объясняться, чтобы свободно чувствовать себя в другой стране, то таких около двадцати. Многие из них маленькие и забытые — например, серболужицкий. Переводить могу на языки, по которым получил серьезное теоретическое и практическое образование — английский, польский, чешский, французский и словацкий.

«Любимым занятием перед сном было читать словарь»

— Какой язык выучили первым?

— Начал с русского, потому что мой родной язык белорусский. Пошел в первый класс в Любани в 1965 году. В городке, где люди общались по-белорусски, работали только две школы — и обе русскоязычные. Пришлось осваиваться. С пятого класса начал изучать английский. До сих пор благодарен отцу, что он открыл для меня огромные перспективы в жизни, когда перевел из одной школы, где преподавали немецкий, в другую — с английским. Чудесно помню момент, как классе в восьмом подхожу к газетному киоску, где рядами стоят черно-белые издания вроде «Известий» и «Правды», а рядом красивый глянцевый зарубежный журнал, но слова немножко понятны. Я свято был убежден, что это чешский язык и купил себе за 70 копеек русско-чешский карманный словарь. Оказалось, что там и в журнале буквы совсем разные. Разобрался и купил еще словацкий словарь. Это разбудило во мне страсть к самостоятельному изучению языков. К счастью, в те времена книги, особенно нехудожественные, были очень дешевыми и доступными. Сейчас же словари стоят таких денег, что приходится пользоваться онлайновыми. Это удобнее для работы, но еще не видел такого, который сопоставим по глубине и аналитизму с серьезными академическими изданиями. Видите, у меня ими все полки заставлены. В школьные годы любимым занятием перед сном было читать словарь.

«У меня был роман с немецкой девушкой. Переписывался с ней — учил язык»

Фото: Дмитрий Кужальков, TUT.BY

— Выходит, с профессией определились быстро.

— Я хотел стать переводчиком славянских языков, но в Беларуси не было такой возможности. В московские или в киевские учебные заведения на эту специальность с моим знанием русского не сдал бы экзамены. Поступил в минский иняз, учился там с 1975 по 1980 год — пик славы переводческого факультета. Профилирующими языками были английский и французский. Я рано осознал, что за их счет тяжело будет выживать во время, когда страна закрыта. Понял перспективность изучения латинского языка, который мне преподавал Яков Ильич Порецкий — один из лучших латинистов Восточной Европы. Это основа, которая дает возможность легко понимать незнакомые термины. После латинской все грамматики современных европейских языков кажутся детским садом. Это открыло мне окно и в языки католической Европы.

В 17 лет у меня был роман с девушкой из Германии. Чтобы переписываться с ней, учил немецкий. Параллельно французскому легко давался итальянский. Учась в инязе, я продолжал самообразование по славянским языкам. До сих пор это моя любимая среда! Потом мне пришлось выучить румынский, чтобы взяли на работу. Затем наступил период, когда довелось общаться на македонском, сербском, словенском. Из поездок на Ближний Восток, в Центральную Европу и Азию привозил «трофеи» в виде какой-то степени владения местными языками. Например, иракским диалектом арабского. Острой жизненной необходимости учить языки не было — было желание.

— Какая мотивация в деле языков самая сильная?

 — Это индивидуальная тема. Выучить немецкий, чтобы с девушкой общаться, в 17 лет меня стимулировало. Захотелось прочитать «Процесс» Кафки, но не мог найти его, потом мне в руки попала эта книга на сербском языке и латинскими буквами. Чтобы ее читать, приходилось лазить в словарь — это тоже было для меня стимулом. У каждого они свои. Думаю, что у людей, которые понимают необходимость изучения иностранных языков, с мотивацией все нормально. Сейчас можно совмещать приятное с полезным — ехать в автобусе и слушать аудиокнигу. Вот слушать тексты популярной музыки на английском языке не самая хорошая идея, потому что они слишком простые и содержат много ошибок.

«Язык не забывается — он консервируется»

Фото: Дмитрий Кужальков, TUT.BY

— Насколько важна практика? Можно ли забыть язык, если долго не говорить на нем?

— Иностранный язык не забывается — он консервируется. Мозг человека используется в таком минимальном объеме, что места там хватит на все. Если исчезает необходимость, знание уходит вглубь и всплывает на поверхность, когда нужно. У меня так было с французским — сам удивился, когда свободно заговорил на нем, хотя лет двадцать до этого им не пользовался.

— Что вам больше всего помогало при самообучении?

— Систематичность! Если вы за это взялись, не надо с выбранного пути сходить. Можно возвращаться, повторять, совершать ошибки, пробовать заново. Должны быть какие-то амбиции: «Неужели я хуже других?» Важно быть готовым вкладывать в это деньги. Если не в образование, то в поездки, потому что общение необходимо. Моя дочь довольно сложно изучала английский в школе. Были израсходованы большие деньги на репетитора и на курсы. Потом она нашла блоги в интернете на темы, которые ей нравились, — косметика, одежда, кино, музыка. У нее сразу появился замечательный британский акцент, она быстро набрала необходимый минимальный запас устоявшихся выражений. Первый толчок к изучению языка можно получить в рамках организованного процесса — в школе, на курсах. Но надолго его не затягивая и сразу же переходя к общению. Большая радость, когда вы изучите язык — начать общаться на нем, прочитать первую книгу, написать письмо.

«Люди, не владеющие языком, чувствуют себя ущемленно»

— Когда вы учились в школе, английский еще даже не везде преподавали, а сейчас трудно найти работу, если не говоришь хотя бы на нем. Чувствуете, как из возможности это стало необходимостью?

— По работе я встречаюсь со многими людьми. Те, кто не владеют языком, чувствуют себя ущемленно. И я не вижу больших сдвигов в государственной системе обучения языкам, поэтому процветают частные языковые школы, применяющие другие подходы к обучению, необходимые людям. Учить язык — простая задача, но ее нужно совершенствовать. Мы не глупее, скажем, норвежцев, которые владеют тремя языками уже годам к 15-ти. В Швеции лет 20 назад наблюдалось некоторое невежество в области иностранных языков. Затем на правительственном уровне было принято решение — перестать дублировать фильмы и телевизионные программы, давать к ним субтитры. Ситуация с овладением иностранными языками сразу же изменилась. Взаимосвязь между ВВП на голову населения и проникновением иностранных языков в общество доказана. Возьмем самые богатые регионы в мире. Сингапур — там говорят на английском, китайском, тамильском. Гонконг, Люксембург, Голландия, Швеция — как минимум, два-три языка. Редкие исключения — страны, языки которых стали международными. Поэтому знать хотя бы один из них вынуждает время.

Фото: Дмитрий Кужальков, TUT.BY

«Плакали и обращались к каждому, кто говорил по-русски. Не хотел бы оказаться на их месте»

— Продолжаете осваивать новые языки?

— Изучение — это бесконечный процесс. Надо работать, слушать, читать, общаться по мере возможности. Другой язык уже изучать не начну — в этом нет необходимости, практически везде говорят по-английски. У меня задача — совершенствовать уже освоенное, чтобы быть хорошим переводчиком. Сейчас работаю в одном из рядовых переводческих агентств в Минске. Когда глаза сдадут за компьютером без конца сидеть, может, выйду на улицу радовать иностранных гостей и туристов — увлекаюсь историей, думаю, что был бы не самым скучным экскурсоводом и мог бы помогать людям знакомиться с Минском или Гродно.

— Вам самому в каких случаях ваши знания помогали в жизни?

— Много было радостных моментов, когда удавалось находить общий язык в довольно сложных ситуациях. Недавно ездил в Литву. Шел ремонт дороги, указатели отсутствовали, а я в лесу на проселочной дороге. Вышел парень. Мне удалось подтянуть свой небогатый словарный запас литовского, чтобы узнать, как мне доехать до города Варена — не самого большого и известного, но я был там через десять минут. На прошлой неделе вылетал из Амстердама. В аэропорту огромные очереди на регистрацию. Она только автоматическая. Надо указать, куда летите, кто вы, есть ли багаж. Несколько дам в возрасте плакали и обращались с просьбой помочь к каждому, кто говорил по-русски. Я бы не хотел оказаться на их месте. Иностранный язык надо знать хотя бы для того, чтобы найти на экране в таких случаях иконку со словом Russian. Потому что автоматизация будет продвигаться и основываться на ключевых мировых языках. Дальше просто нельзя будет жить без их знания. Умные люди нужны везде, а самолеты сделали мир маленьким. Я рад, что он движется в таком направлении, но воспользоваться его благами смогут только носители нескольких языков.

Фото: Дмитрий Кудальков, TUT.BY

***

Партнер материала:

В следующем материале вместе со Streamline расскажем о необычных сувенирах, которые люди привозят со всех уголков мира. Много путешествуете и обязательно привозите что-то из своих странствий? Отправьте фото этих сувениров с небольшим рассказом о них на suvenir@tutby.com до 11 августа и получите возможность выграть камеру моментальной печати FujiFilm Instax Mini сочного фиолетового цвета! Наш партнер выберет самый необычный снимок и его автор получит ценный приз. Победитель будет объявлен 23 числа.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-21%
-20%
-45%
-30%
-30%
-55%
-20%