1. «Два раза смотрел потом». Лукашенко прокомментировал «шпионский» фильм «Манкурты»
  2. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  3. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  4. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  5. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  6. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  7. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  8. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  9. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  10. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  11. Суд приговорил музыканта Тиму Белорусских к двум годам «домашней химии»
  12. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  13. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  14. Не до покупок. В Беларуси заметно сократился розничный товарооборот
  15. В стране — большой субботник. Куда пойдут деньги, что с коронавирусом и куда в Минске идти за лопатами
  16. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  17. За сутки в стране 1384 новых случая COVID-19 и 10 смертей
  18. Дух захватывает. Что видно с крыши в центре Минска, где сегодня презентовали высотный огород?
  19. Тима Белорусских о дочери: «Она скрывалась ради образа мальчика с разбитым сердцем»
  20. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  21. Власти взялись за лопаты и грабли. Кто и где трудился на субботнике
  22. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  23. «Свое надо есть, из нашей земли, а не какое-то заморское». Лукашенко порассуждал о борьбе с вирусами
  24. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  25. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке
  26. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
  27. Мужчина, который попал на видео с медвежонком, о случившемся: «Хотел как лучше, а вышло, что виноват»
  28. Брестское «Динамо» сенсационно обыграло в Жодино «Торпедо-БелАЗ». Клуб из Бреста пока не знает поражений
  29. «Ну ты же понимаешь о последствиях». Работники рассказали, по сколько сбрасывались на субботник
  30. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей


Катерина Чаровская,

Комитет госконтроля подсчитал: в наших деревнях — около 15 тысяч бесхозных домов. Большую часть из них суды обычно передают на баланс сельских исполкомов. В основном, это жилье идет под снос. Даже когда есть желающие купить. В проблеме разбиралось издание «СБ Беларусь Сегодня».

Фото: "СБ Беларусь Сегодня"
Сергей Супрун и его мама рядом с местом, где недавно находился дом, который они хотели купить

По Указу № 100 «О мерах по совершенствованию учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов в сельской местности» такие строения необходимо заносить в специальный реестр и передавать на баланс сельисполкомов по решению суда.

В год рассматриваются тысячи исков и, по большей части, суд разрешает передачу никому не нужной недвижимости государству. Как использовать полученные помещения? Ответ на этот вопрос обычно отдается на откуп самим сельисполкомам.

Есть примеры, когда благодаря инициативе местных властей заброшенные дома получают вторую жизнь. Как, например, в Кореличском районе, где покинутое жильцами село превратилось в этнодеревню.

Но в основном жилье, попавшее в распоряжение деревенских органов управления, идет под снос. Причем, как показывает практика, даже тогда, когда есть желающие его приобрести.

Житель Слонима Сергей Супрун с детства привык проводить лето в деревне Гловсевичи (Гродненская область), что в 14 километрах от районного центра. Здесь жили его бабушка с дедушкой, здесь выросла мама.

Поэтому, когда Сергей узнал, что несколько домов в Гловсевичах были признаны пустующими и должны пойти под снос, он вышел с предложением купить один из них под дачу. Лично осмотрел все помещения и остановился на одном — из крепкого бруса, с нормальной крышей.

Конечно, понимал, что вложиться в реконструкцию придется: обшить сайдингом, подправить окна, двери, сделать косметический ремонт внутри. Однако надеялся, что получится сэкономить на покупке: здание все равно планировалось пустить под бульдозер. Поэтому за заброшенный дом в отдаленном селе с учетом предстоящих затрат он предложил 200 рублей.

Но в Деревянчицком сельисполкоме, куда Сергей Супрун обратился со своей просьбой, ему отказали. Объясняли просто: чтобы продать бесхозный дом, владелец обязан зарегистрировать его в территориальной организации по госрегистрации недвижимого имущества. Отвод земельного участка плюс его регистрация, а также домовладения плюс оценка жилья.

Стоимость всей документации обойдется в 1730 рублей без учета цены самого дома. А снос — всего в 500 рублей. Потенциальному покупателю предложили: либо оплачивайте сумму, в 10 раз превышающую ту, что планировали, либо покупайте дачу по другому адресу.

Тогда Сергей дал объявление о покупке в газету. Его ожидал сюрприз. Оказалось, что среди слонимчан, помимо него, немало желающих приобрести себе домик в деревне:

— Мне несколько раз звонили люди, которые неправильно поняли смысл моего объявления и надеялись купить у меня дачу в Гловсевичах. Оказывается, потенциальных покупателей сельской недвижимости хватает. Среди пустующего жилья, переданного на баланс Деревянчицкого сельисполкома, были и добротные дома, покупателя на которые при желании можно было бы найти. Я до конца был уверен, что эти помещения все же не пустят под экскаватор. Оказалось — ошибался.

Фото: "СБ Беларусь Сегодня"
Дом, который собирался приобрести Сергей Супрун

Почему так произошло, я попросила разобраться председателя Деревянчицкого сельисполкома Сергея Безносика. Ответ пришел в письменном виде и, признаться, немало меня удивил.

Там говорилось об отсутствии денежных средств на оформление документов и о том, что «решением Слонимского суда пустующие дома в деревне Гловсевичи не соответствовали санитарным и техническим нормам для проживания граждан». Последний аргумент можно было бы признать существенным, если бы в решении Слонимского суда действительно было хоть одно слово о несоответствии хоть каким-либо нормам. Ни о чем подобном там не говорится…

Фото: "СБ Беларусь Сегодня"
Во время сноса

Тему купли-продажи и сноса пустующих домов считает актуальной заместитель председателя Слонимского райисполкома Владимир Кот:

— Сегодня в Слонимском районе 110 домов признаны бесхозными постановлениями суда и перешли на баланс сельисполкомов. Ко мне лично никто с просьбой о покупке домов не обращался — я такие вопросы не решаю, это функция сельисполкомов. Но я согласен с тем, что, когда стоимость оформления бумаг закладывается в цену дома, покупатель видит несоответствие цены и предлагаемого товара: развалюха в глубинке, требующая немало вложений, не может стоить столько, сколько мы за нее запрашиваем. Мне известно, что уже проработаны поправки в законодательство, которые разрешают продавать жилье, находящееся в государственной собственности без оформления документов. Это было бы правильно: мы продаем дом, а человек потом постепенно оформляет недостающие документы.

Кстати, вопрос дорогостоящего для села процесса госрегистрации и оценки касается не только ветхих жилых домов. Бывшие объекты соцкультбыта в деревнях не находят покупателя, даже если цена на аукционе и снижается до одной базовой величины. И здесь — другая проблема.

Зачастую все бюджетные расходы на регистрацию такой недвижимости оказываются напрасными: бывшие школы, клубы, магазины при отсутствии спроса разрушаются, а бумаги становятся ненужными. Так произошло в деревне Медвиновичи Дятловского района. Здание сельского клуба не удалось продать, несмотря на идеально оформленную за счет бюджета предпродажную документацию. Сейчас его уже не существует: снесли как ветхий и аварийный.

Похоже, подобная судьба может ожидать и бывшую библиотеку в горпоселке Новоельня. Еще 1 января прошлого года ее аукционная стоимость составляла почти 19 тысяч рублей. Сегодня не нашлось желающих приобрести строение с участком даже за 1 базовую величину.

Вывод прост: цена оформления документов на сельскую недвижимость сейчас неоправданно высока и зачастую в разы превышает стоимость самого объекта. Бывает, что все затраты времени и средств на подготовку бумаг оказываются бессмысленными.

Ситуацию можно было бы исправить, подкорректировав стоимость услуг госрегистрации для старых домов в сельской местности, где нет большого спроса на недвижимость. Или снять эту обязанность с плеч государства и предоставить новым владельцам льготную рассрочку на оформление нужных документов.

Вроде разумно, но специалисты возражают: при такой схеме вырастет количество покупателей, приобретающих недвижимость на всякий случай без каких-либо определенных планов. А это значит, что второй жизни домам все равно не видать. Так что же делать? По-прежнему пускать дома под бульдозер?..

Дмитрий Поливенок, начальник отдела контроля государственной собственности Комитета госконтроля Гродненской области:

— В прошлом году мы проводили детальную проверку выполнения Указа № 100 по ветхим и пустующим домам. Не могу припомнить ни одного случая, когда сельисполкомам удалось бы продать бесхозное жилье. Повального желания его купить тоже нет. За 5 лет действия указа было всего 3 — 4 жалобы по этому поводу. По-хорошему, документы на дом необходимо оформлять не только для продажи — они необходимы для вступления собственника в свои права. Новый владелец по закону должен в 2-месячный срок произвести регистрацию. Но все мы понимаем, что это неправильно с точки зрения экономической целесообразности. Особенно принимая во внимание, что расходы на эти цели должны вестись из бюджета. Поэтому мне понятно стремление руководства сельских исполкомов избежать дорогостоящего процесса. И снос в данном случае — не самый плохой выход из ситуации.

-15%
-52%
-21%
-30%
-20%
-10%
-15%
-70%
-20%
-12%
0073023