За последние три месяца в Великобритании произошли три теракта, два из них в Лондоне. Полиция ведет расследование, служба безопасности МИ-5 выясняет, почему атаки не удалось предотвратить, мэр Лондона называет город одним из самых безопасных в мире, а соцсети восхищаются британцем, который уходил от террористов с кружкой пива в руке. TUT.BY спросил у белорусов, живущих в Великобритании, как атаки повлияли на жизнь в стране.

Фото: Reuters
Теракт 3 июня в Лондоне. Фото: Reuters

Мила Исаева, продюсер на ТВ: «Авто не останавливают, в сумки не лезут»

«Я работаю возле вокзала Ватерлоо — это в 5 минутах ходьбы от моста, где произошел первый теракт, и в 10 минутах от места второй атаки. У меня из окна виден Вестминстерский мост, где 22 марта машина наехала на пешеходов. Мы тогда услышали звук невероятного количества вертолетов и сирен. Включили новости… У нас руководители отделов сразу провели встречи с командами, попросили избегать мест массового скопления людей в этот день. Про вторую атаку я узнала из новостей, потому что это произошло поздно вечером в субботу.

Фото: Reuters
Теракт 3 июня в Лондоне. Фото: Reuters

После всего произошедшего зачастую, конечно, приходят в голову настораживающие мысли, но на практике все по-старому. Только муж теперь чаще пишет, чтобы проверить, все ли у нас спокойно. Как и родственники многих моих коллег. Кроме того, полиции в городе стало больше в разы. Ты чувствуешь себя безопаснее, но не под подозрением: авто по-прежнему не останавливают, если водитель ничего не нарушил, в сумки не лезут. В местах, где вещи осматривали и до терактов, например на концертах, все по-прежнему.

После атак, естественно, активизировались правые, но их влияние в этом городе очень незначительное. В Лондоне невероятное количество иммигрантов, которые очень органично сосуществуют с британцами. Здесь у каждого британца, как правило, огромное количество друзей или коллег разных вероисповеданий, поэтому неприязни к приезжим нет».

Фото: Reuters
Теракт 3 июня в Лондоне. Фото: Reuters

Николай Халезин, руководитель Белорусского свободного театра: «Лондонцы быстро самоорганизуются»

«У меня есть друг, который служил в израильских спецслужбах, сейчас живет в Америке, и даже он признает, что британские спецслужбы — лучшие в мире. До сих пор они виртуозно отрабатывали все угрозы. При этом количество попыток терактов исчислялось иногда десятками в месяц. Я это знаю, поскольку общаюсь в том числе с политиками. Когда произошел «брексит», стало работать новое правительство, спецслужбам стали обрезать финансирование и началась легкая дестабилизация внутри. Террористы же после Ниццы нашли алгоритм работы с автомобилями. Отследить такой теракт невероятно сложно, потому что чаще всего это действия одиночки.

Но британцы из тех, кого голыми руками не возьмешь. В газете «Метро» на следующий день после атаки 3 июня вышла история парня, который уходил от террористов с кружкой пива в руке. Его назвали «духом Лондона». Он взял пинту пива, сказал: «Я заплатил за нее 6 фунтов, и я уйду с ней». Тут нужно знать лондонцев, чтобы понять, что это не поза. Это попытка пережить тяжелую минуту, не теряя лица.

Изображение: Howard Mannella‏ / twitter.com
Мужчина с кружкой пива справа. Изображение: Howard Mannella‏ / twitter.com

Лондонцы быстро самоорганизуются. Это мегаполис, в котором люди всегда готовы к сложной ситуации и всегда готовы мобилизоваться. Во время терактов на Лондонском и Вестминстерском мостах первыми начали действовать кэбмены. Это лондонские таксисты, но это не просто таксисты. Это «волки города»: чтобы получить лицензию, они учатся 3 года, изучая в том числе психологию и этикет. Как только начинается нечто чрезвычайное, тут же все кэбмены устремляются к этому месту и начинают развозить людей. Это происходит всегда. Точно так же, как в соцсетях всегда появляется множество предложений разместить у себя людей от тех, кто живет рядом.

Парадокс, но риторика консерваторов всегда была о том, что надо бороться с терроризмом, перекрыть потоки мигрантов. 8 июня пройдут выборы, но эти теракты не прибавили консерваторам ни одного процента. Правительство пока не воспроизвело ни одного внятного ответа на три теракта, которые произошли. Все ограничивается общими фразами. Безусловно, это скажется на грядущих выборах 8 июня, и скажется не в лучшую сторону.

Фото: Reuters
Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй. Фото: Reuters

Если говорить про отношение к мигрантам, то британское общество не закрытое. Как бы не пыталось оно через «брексит» самоизолироваться, это общество многонациональное, и тут не надо никому объяснять, что если у человека борода и черные курчавые волосы, то он не обязательно террорист. И в Лондоне, и в Манчестере после терактов женщины в хиджабах разносили еду, воду, помогали. Кстати, мэр Лондона — мигрант из Пакистана, и его популярность сейчас выше, чем у шотландца Бориса Джонсона в свое время.

Безусловно, все относятся плохо к нелегальной миграции, но нелегалам попасть в Британию сложно в силу ряда причин: и потому что это остров, и потому что спецслужбы хорошо работают, и потому что ты здесь даже жилье не сможешь снять без счета в банке. Легальная миграция сегодня выгодна Британии, в том числе потому, что мигранты делают ту работу, которую не будут делать британцы. Даже среди депутатов абсолютное большинство понимает, что самоизоляция — это путь к смерти британской экономики».

Фото: Reuters
Теракт 22 мая в Манчестере. Фото: Reuters

Ольга Цветкова, журналист, стипендиат стипендии Chevening: «Теракты объединили людей»

«После теракта в Манчестере по всей стране усилились меры безопасности. Уровень угрозы был поднят до отметки Critical («Ожидается немедленная атака»). Но незадолго до последней атаки этот уровень понизили до Severe («Атака весьма вероятна»). Как видно из последних событий, зря.

Меры безопасности включают в себя полицию и армию, которая патрулирует общественные места и места большого скопления народа. Я уверена, что это лишь видимая часть усиления мер безопасности. Например, в Британском музее (я была там на позапрошлой неделе) после первой лондонской атаки и Манчестера поставили шатер для досмотра сумок, пропускают через сканер, как в аэропорту, и запретили проносить рюкзаки больших размеров.

Фото: Reuters
Теракт 22 мая в Манчестере. Фото: Reuters

В Кардиффе, где я живу, 3 июня прошел финал Лиги чемпионов. Меры безопасности были железобетонные: на матче присутствовали армия и полиция, на улицах для рассеивания толпы стояли специальные бетонные заграждения, приезжих просили ходить с паспортами. Специально перед финалом разработали приложение EVAC Cardiff. Оно должно было оповестить, если бы что-то случилось во время матча, а также о твоей безопасности. Город преображался на протяжении месяца, и я уверена, что на момент события это была неприступная крепость. Но оказалось, что в то время, как Кардифф был под усиленной защитой, в Лондоне случилась вторая атака.

Фото: Reuters
Теракт 22 марта в Лондоне. Фото: Reuters

Теракты скорее объединили людей. Здесь сейчас популярны хэштеги #LoveManchester & #LoveLondon, многие твиттили про возможность подвезти или переночевать, если кто-то застрял в пробках после атак, многие посвящают мероприятия лондонцам и манчестерцам. Все говорят, что надо продолжать жить дальше, надо прекратить ксенофобию. Я бы сказала, что я вижу больше понимания того, что нельзя всех мусульман под одну гребенку чесать, что проблема терроризма больше, чем религиозная или этническая.

Хотя есть и те, у кого риторика другая. Я как раз сегодня читала пост своего знакомого, который учится по стипендии в Дареме. Его на улице обозвали террористом, очень настойчиво, но он решил поговорить с тем, кто его обозвал, и объяснить, что ислам, борода и так далее — еще не признаки терроризма. Оказалось, что человек, который кричал ему вслед «террорист», был безработным и черпал информацию из постов в фейсбуке и по ТВ».

Фото: Reuters
Теракт 22 марта в Лондоне. Фото: Reuters

Напомним, с начала весны в Великобритании произошло сразу несколько терактов. Так, 22 марта в Лондоне мужчина на машине сначала наехал на пешеходов на Вестминстерском мосту, а затем пытался прорваться в парламент. Погибли 4 человека, были ранены еще 40. Самого террориста застрелили полицейские.

Ровно через 2 месяца, 22 мая, на концерте американской певицы Арианы Гранде на крытом стадионе в Манчестере прогремел взрыв. Жертвами теракта стали 22 человека, включая детей, еще 59 человек получили ранения. Взрывное устройство привел в действие 22-летний смертник Салман Абеди.

Последний теракт, снова в столице страны, произошел 3 июня. Сначала автомобиль наехал на людей на Лондонском мосту, позже из него вышли несколько мужчин и с ножами стали нападать на прохожих. В результате атак, по последним данным, погибли семь человек, пострадали 48. Преступников застрелила полиция. Предполагаемые лондонские террористы были выходцами из Пакистана и Марокко, один из них долгое время жил в Ирландии. Ответственность за атаку взяла на себя группировка «Исламское государство».

{banner_819}{banner_825}
-90%
-25%
-10%
-20%
-50%
-15%
-15%
-50%